Год назад москвичи простились с Людмилой Швецовой

29.10.2015
Год назад москвичи простились с Людмилой Швецовой - Похоронный портал
Скоро знаменитую серию ЖЗЛ («Жизнь замечательных людей») пополнит еще один том — о делах и непростой судьбе бывшего вице-мэра Москвы, женщины, отвечавшей за всю социальную политику в столице, Людмилы Швецовой. «Часто на встречах ее называли не Людмила, а Любовь Ивановна, — вспоминает близкая подруга, член Совета Федерации РФ Зинаида Драгункина. — Меня поначалу раздражала такая рассеянность, а она улыбалась. Я потом поняла, что в этой оговорке проявлялась вся суть: любовь к людям была главной чертой Людмилы Ивановны». Сегодня мы вместе вспоминаем Людмилу Швецову — «некабинетного» руководителя.

 «Слышите, как говорят: «Крепкая мужская дружба»?! О дружбе между нами, женщинами, так и не скажешь. Смешно получается: крепкая женская дружба…» — с иронией заметила как-то Людмила Швецова. Она-то была уверена, что женщины дружить умеют. Свой «женский кружок» у нее был еще с комсомольских времен.

Почти 35 лет назад в Москве готовился пленум, где должны были переизбирать секретаря ЦК ВЛКСМ. На это место прочили «женщину с широко распахнутыми глазами» (так в кулуарах шептались про молодую Людмилу Швецову, секретаря ЦК комсомола Украины). И прогнозы сбылись. Тогда же завотделом школьной молодежи утвердили Зинаиду Драгункину. Со временем они подружились семьями.

В 1990-е Людмиле Ивановне после занимаемых всесоюзных должностей даже пришлось ощутить себя в роли безработной. Драгункина посоветовала ее кандидатуру заместителю мэра Москвы Эрнесту Бакирову (искали руководителя для Комитета по общественным и региональным связям). Тот, в свою очередь, передал информацию Юрию Лужкову.

С Зинаидой Драгункиной (на фото справа) Людмила Швецова дружила полжизни.


...Зинаида была рядом, когда надо было сообщить только что прилетевшей из отпуска Людмиле Ивановне, что ее единственный сын Алеша погиб накануне в автокатастрофе. «Всю дорогу по пути из аэропорта я держала ее ледяные руки, сидя на заднем сиденье машины… — в голосе сенатора и сейчас такие интонации, словно все стоит перед глазами. — За этот год, тяжелый для нас, я заново пережила все события Люсиной жизни. Она была очень сильным по характеру, беспредельно мужественным человеком».

— Во мне до сих пор все болит после ее ухода, — признается Зинаида Федоровна. — Недавно встретились с друзьями, и одна наша общая подруга свой сон рассказывает: длинный молочного цвета лимузин, из него выходит Людмила Ивановна Швецова в длинном платье такого же молочного цвета и говорит: «Вот видишь, я уже здесь работаю губернатором». И я впервые за этот год рассмеялась с легким сердцем: узнаю Людмилу. Значит, теперь там есть кому за нас заступиться…

Знаете, от нее исходил такой свет в жизни! Помню, я говорила: «Люся, может, пора отдохнуть?!» А она: «Нет, Зинок, надо еще вот это сделать, и то, и то…» Даже в больнице, когда обострилась болезнь, она нашла силы и написала более сотни душевных писем тем, с кем работала, кого знала… Ее любимым цветком был подсолнух: в доме у нее были покрывала, скатерти, картины — все с подсолнухами. Ну, еще любила васильки, ромашки, белые розы. В последнее время — сирень. Весной того года, когда ее не стало, Людмила высадила у дома около 4 тысяч разных цветов, кустарников, ухаживала за ними.

— Когда Лужков ушел с поста мэра, а его команда продолжила работать, некоторые люди осудили такой выбор...

— Да, Людмила Ивановна тоже осталась, мы много говорили на эту тему. Ответ был один: она любила Москву и москвичей и хотела сохранить то, во что вложила душу и сердце. И поддерживала начинания нового мэра там, где искренне видела пользу для города. С большим чувством ответственности возглавила предвыборный штаб Собянина. Прежде всего она всегда служила людям.

29 октября 2014 года «некабинетного» руководителя не стало. Друзья Людмилы Ивановны захотели увековечить ее память. «Она мечтала видеть Москву, благоухающую сиренью, и во многих городах уже появились сиреневые аллеи в ее честь, — говорит Драгункина. — Посадка миллиона кустов или открытие музея — вопрос времени. В следующем году в серии ЖЗЛ должен выйти биографический очерк. Ко дню рождения (24 сентября) была издана памятная книга «Души прекрасные порывы», для которой даже не пришлось ничего специально писать: материалы буквально стекались рекой — воспоминания, фотографии, неоконченные мемуары самой Людмилы Ивановны…»

Из книги «Души прекрасные порывы»

Поэтесса Лариса Васильева: «Я разбудила ее среди ночи»

«Однажды я проснулась от шума падающей воды. Пока искала телефон аварийной службы района, пока получала отказ по причине того, что кооперативные дома там не обслуживают, вода прибывала, а под моим жильем — еще восемь этажей. В отчаянии решила разбудить Людмилу. Через час меня спасли. Когда, уходя, спасатели узнали, что им по поводу меня позвонила сама Швецова, не поверили: «Надо же! Она не представилась. Рядовой звонок. Вы и сами сумели бы набрать наш номер». А я подумала: Людмила могла попросту назвать мне телефон и продолжить сон. 

Лео Бокерия: «Она сняла камень с моей души»

«Я благодарен ей за то, что в моей душе наступил покой. На протяжении двадцати лет я по нескольку раз в год ездил из Москвы в город, где были похоронены мои родители. А потом такая возможность пропала, и долгие 16 лет я находился в невероятном угнетении. Пока во время одного разговора Людмила Ивановна не сказала мне: «Перезахороните их в Москве». Это было сказано очень просто и дружелюбно, и очень по-товарищески. Так прах моих родителей был повторно предан земле и перезахоронен на Троекуровском кладбище».

Николай Добронравов и Александра Пахмутова: «Это был единственный близкий нам человек во власти»

Однажды она пришла открывать наш творческий вечер в концертном зале «Россия» с огромной папкой в руках. На наш удивленный вопрос сказала: «Вот я выступлю и уйду за кулисы, мне здесь выделили комнату, где буду отвечать на письма, собранные в этой папке. А в конце я снова появлюсь в зале и поаплодирую».

Зинаида Драгункина: «Люся только просила пельмени»

Людмила Ивановна признавалась: «Я не должна быть комком горя — раз я живу, раз продолжаю жить, раз не выбрала себе монастырь, я должна жить так, чтобы люди рядом со мной не входили постоянно в эту скорбную ноту». Конечно, бывали минуты, когда ей становилось невмоготу. Она просила о малом: «Приезжай поскорее». Или: «Сделай, Зинок, наши любимые пельмени и окрошку».

Смотри также

Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика