Если бы я не связала жизнь с музыкой, стала бы гробовщиком...

20.10.2016
Если бы я не связала жизнь с музыкой, стала бы гробовщиком...

Субтропический климат и пальмы вместе с огнями Голливуда уже давно приманивают различный мрак « от нуара 40-х до Чарльза Мэнсона и Гленна Данцига. RS связался с молодым фьюнерал-поп коллективом из Лос-АнджелесаMXMS, чтобы узнать об том, как обстоят дела в американском мистическом подполье.

«Чертовски трудно быть готом в такую адскую жару», — сообщает мем в инстаграме лос-анджелесского дуэта MXMS, настоящем кладезе качественных шуток на тему кладбищ и Канье Уэста. Сейчас на термометре около 33 градусов, на часах — час дня, а одетые в черное Джереми Доусон и Ариэль Левитан, исполняющие, по их собственному определению, «похоронный поп» (термин, приведший в полный восторг Эла Йоргенсена), уже сидят на своей студии и пытаются настроить трансатлантическую связь, прихлебывая кофе.  

Коллектив был образован в 2013 году, когда Доусон, клавишник и сооснователь номинированной на «Грэмми» группы Shiny Toy Guns, познакомился с только что переехавшей из Нью-Йорка на Западное Побережье голубоглазой Левитан.

Та, по ее словам, искала кого-то, кто был бы увлечен «не только ботексом и подтверждением парковки», но и имел бы свою темную историю. 

Записанный, по легенде, всего за полчаса 16 июня того же года, пронзительно грустный трек «omg» сразу привлек внимание прессы.

Видео вышло двумя годами позже, обозначив неторопливый, но неуклонный темп движения коллектива. Существуя не только в виртуальном пространстве, MXMS с регулярностью выступают на локальной сцене, постепенно нарабатывая крепкую фан-базу и подписчиков. Также группа уже успела объездить Северную Америку на разогреве Tokio Hotel. «Все произошло как-то очень органично — их менеджер просто где-то услышал наши треки и пригласил нас присоединиться к туру», — вспоминает Ариэль.

В одном из интервью вы сказали, что делаете «музыку о смерти, сексе и крови, под которую можно потверкать с друзьями». Отличное чувство юмора!

Ариэль Левитан: (смеется) Спасибо! Да, это мы имели в виду наши новые, пока еще не изданные треки. Наш новый материал гораздо более мрачный и электронный. Мы используем все тот же контент и те же элементы, но все дело в продакшене.

Когда планируется релиз?

Джереми Доусон: Хороший вопрос. Мы сейчас в процессе переговоров с разными лейблами - пытаемся понять, кто сможет предложить лучшие условия. 

Это будет ЕР или сразу альбом?

ДД: ЕР. Начнем с сингла, потом ЕР, а затем уже альбом. Если все пойдет как надо. 

У вас очень интересный мерчендайз — кроме стандартных футболок, вы продаете крафтовые браслеты, подвески, кольца и даже шкатулки в виде гроба. Кто все это делает?

АЛ: Моя мама. Она художница, и когда я занялась этим проектом, она стала создавать разные вещи-прототипы с нашим лого. Получился такой, можно сказать, дизайнерский бренд. Прошлой осенью, когда мы были в туре, она разработала концепцию украшений — с использованием кристаллов, стекол и все такое.

ДД: Надо было сказать, что у нее нет рук, и она делает их ногами.

АЛ: Да иди ты! (смеются) Это неправда, конечно!

Украшения получились довольно мрачными. Твоя мама тоже любит темную сцену?  

АЛ: Забавная штука — Джереми знает. Моя мама в молодости училась в колледже на медицинского иллюстратора. Это человек, который сидит, скажем, в операционной и зарисовывает хирургические процедуры и тому подобное. У нее была ко всему этому определенная тяга, был близок этот вайб. Я бы не сказала, что мама мрачный человек, но она абсолютно точно настоящий художник. У нее великолепно получилось отразить наше мировосприятие в этих вещах, и это очень круто.

Кто из вас придумал определение «похоронный поп»?

ДД: Ариэль (показывает на нее пальцем). Оно идеально.

АЛ: Когда мы впервые встретились с Джереми и записали «omg», мы сидели, болтали, и эта фраза просто всплыла в разговоре. Кажется, я просто пошутила, но словосочетание накрепко застряло в голове - это было именно то, чем мы хотели заниматься. Я безумно люблю музыку, и если бы не связала жизнь с ней, стала бы гробовщиком — я так решила еще в детстве.

Когда я училась в школе, то постоянно заказывала в библиотеке литературу о похоронном деле — школа предоставляла такую возможность. Помню, родители тогда все время орали на меня: «Зачем ты это делаешь? Ты сошла с ума!»

В конце концов, я не стала этим заниматься, но до сих пор на досуге читаю много книг на эту тему, а также про медицину и психофармакологию. Меня влечет к темной стороне вещей, и это довольно странно соседствует с моим чувством юмора и интересом к моде.  


Давайте поговорим об американской и, в частности, лос-анджелесской андеграунд сцене. Мы недавно обсуждали эту тему с Кинг Дюдом.

ДД: Честно говоря, я даже не слышал про него. 

АЛ: Я тоже не знаю.

Довольно внезапно — мне казалось, что темная сцена в США весьма небольшая и все друг друга знают.

ДД: Знаешь, сейчас так много групп вокруг. Я продолжаю открывать для себя коллективы, которые уже даже не существуют. Натыкаюсь на великолепные записи, скажем, 2008 года, так что за многими просто не могу уследить. Например, я сильно запоздал со знакомством с The Soft Moon — великолепный проект, я просто без ума от него, а у них всего лишь три пластинки.  


АЛ: Даже сейчас, в 2016 году, американская темная сцена практически целиком и полностью находится глубоко в андеграунде. Конечно, очень круто, что к нашему творчеству проявляют столько внимания в Европе и России. В Америке же все в основном происходит в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе.

ДД: Ну, в каждом городе есть своя небольшая ниша. Что же до Лос-Анджелеса, то здесь все потихоньку начинает организовываться. Есть клубы, например, «Das Bunker», который остается на плаву уже 20 лет. Эти парни привозят всех — группы и из-за океана, и из Южной Америки. Есть еще «Bar Sinister», которые делают вечеринки по субботам. Я там иногда диджею, они начинали  лет 15 назад.

Недавно открылось новое место «Cloak & Dagger», одно из лучших в Лос-Анджелесе. Что уникально, это не готический, а «темный» клуб — там играют абсолютно все мрачные жанры — как что-то из семидесятых, так и тематические треки Канье Уэста. 

Челси Вульф — королева местной темной сцены. Не так давно она выступала в Лос-Анджелесе, и билеты были распроданы всего за два дня. Мы были на этом концерте, и, честно говоря, я никогда не видел столько мрачных людей в одном месте — их были сотни, и все очень красиво одеты. Помню, мы переглядывались с Ариэль, не понимая, откуда они все взялись и где живут. Так что все, похоже, просто где-то прячутся и ждут, пока все  организуется.

Я так говорю, потому что мы сами так делаем — едко встретишь людей, слушающих мрачную музыку, собирающихся в парках и пускающих мыльные пузыри. Что касается других городов, то, кажется, чем выше и старее здания, тем больше процветает музыка. Детройт — очень красивый и мрачный город, там крутая дарк-техно сцена. Еще Чикаго, там зимой очень брутально. 

АЛ: В юго-западных штатах, например, Аризоне, крупная темная и андеграунд-сцена. Я бывала там - очень круто, но в то же время странно, ведь все расположено посреди пустыни. 

ДД: Многие люди, слушающие андеграунд, воплощают в некотором смысле панк-эстетику, ненавидя все более-менее мейнстримовое. На дворе 2016 год, и мы слушаем практически все, несмотря на то, что делаем мрачную музыку. Я люблю кантри, а Ариэль — это будущее. Она любит...

АЛ: Хип-хоп!

ДД: Для того, чтобы был мрак, необходимо хоть немного света — они не могут существовать друг без друга. Благодаря интернету у всех есть мгновенный доступ к чему угодно — сейчас проще иметь широкий кругозор. Когда я рос, у нас были журналы, поэтому все были разделены по группам: дети-панки, дети-рокеры, дети-металлисты, хип-хоп-дети, дети-готы.

Никто не тусовался вместе, потому что мы просто не знали, что это нормально. Сейчас, мне кажется, интернет сплотил людей различных мировоззрений — он позволяет тусоваться с кем угодно, ну или хотя бы делать вид.

 

Что из недавних релизов вам пришлось по душе?

ДД: Тим Хекер выпустил недавно отличный альбом (имеется в виду «Love Streams», вышедший на лейбле 4AD в апреле, — прим. RS). Он - Эллиотт Смит синтезаторного эмбиента. Еще мне очень нравятся The Boxer Rebellion — они звучат как сильно улучшенная версия Coldplay. У вокалиста очень интересный голос, напоминающий местами Пола Маккартни. Очень красивая музыка. А у тебя как, Ариэль?

АЛ: Надо порыться в телефоне. Вообще, я большая фанатка Уикенда, и в последнее время много слушала его последний релиз.

ДД: Еще вспомнил Arca. Тебе обязательно понравится — очень интересная и странная музыка!  

АЛ: На новой пластинке Flume («Skin», — прим. RS) есть несколько хороших песен — они тоже у меня  плейлисте.

А как насчет концертов, которые вас за последнее время впечатлили?

ДД: Я недавно ходил на Бена Клока, это крутой немецкий техно-диджей. Потом пару месяцев назад мы вместе с Ариэль были на Челси Вульф.

АЛ: Мы еще с тобой ходили на кого-то электронного.

ДД: На Ивана Смагге (французский саунд-продюсер и бывший участник The Black Strobe, — прим. RS).

АЛ: Нет, это был кто-то британский.

ДД: Точно, мы были на The Underworld! Никогда раньше не видел их живьем — когда я был совсем молодой, то очень их любил. Это было просто великолепно! С ними еще выступал Боб Мозес. Сегодня вечером, кстати, играют Sports, я хочу сходить. Ну а в выходные мы точно посетим выступление The Prayers. 

АЛ: Да, я там диджею. Кстати, звукорежиссер, с которым мы вместе работаем, недавно ездил в Россию с какой-то группой, и привез оттуда крутой русский драм-н-бейс.

ДД: Просто безумные треки.

MXMS, фото Steven Brokaw (Rockcandyphoto)

И что, кстати,  в Лос-Анджелесе говорят про Россию?

АЛ: Лично у меня в России — в Москве и Нижнем Новгороде — есть родственники, которых я, правда, никогда не видела. Надо будет обязательно до вас доехать. 

ДД: Я тут недавно смотрел передачу о самом крупном атомном ледоколе (имеется в виду «Арктика», — прим. RS) — это последнее, что я слышал из новостей про Россию. Представляешь, самый большой корабль, когда-либо спущенный на воду! С ума можно сойти. Показывали интервью с капитаном, который говорил что-то вроде «Этот корабль — и есть Россия!». На церемонии играли какие-то группы, все выглядело очень мощно. 

Кстати, не знаю, насколько в России популярны мемы, но у нас в Америке существуют тысячи мемов с Путиным. В них он обычно восседает на каком-нибудь большом агрессивном животном типа бизона или громадного тигра. Причем в мемах он всегда с голым торсом, а за спиной у него торчит копье. Я думаю, эти картинки так популярны здесь, потому что у нас в Америке никто не снимает рубашку перед медведем. Путин — отличный материал для мемов!


Смотри также

Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика