«Почему сгорели именно мои документы?!»

07.02.2016
«Почему сгорели именно мои документы?!» - Похоронный портал

Пошел против системы 66-летний житель Казани Руслан Сказецкий, собравший накануне представителей всех госорганов в зале Конституционного суда Татарстана. Он требует признать нарушающим его права и свободы порядок захоронения на кладбищах столицы республики. Каким образом длящийся 15 лет семейный конфликт дошел до КС РТ.

«А ПОЧЕМУ ВЫ НЕ ПРЕДОСТАВИЛИ МНЕ АКТ О ПОЖАРЕ? ЭТО ТОЛЬКО ВАШЕ ГОЛОСЛОВИЕ!» 

Небольшой зал Конституционного суда (КС) РТ накануне собрал немалое количество публики. Помимо заявителя и представителя исполкома Казани, пришли представители всех ветвей власти, журналисты, на галерке уселись студенты, которые на протяжении всего заседания комментировали происходящее: «Зачем он все это рассказывает?» — периодически слышалось с заднего ряда. Дело же коллегиально рассматривали 6 судей КС во главе с его председателем Фархатом Хуснутдиновым — все в черных мантиях, а у дам поверх еще и белые шарфы.

Предыстория такова. С 1997-го по 2002 год на Арском кладбище в столице Татарстана проходила массовая перерегистрация захоронений, для этого был создан штат сотрудников из 10 человек. Прежде захоронение, за документы на которое самостоятельно, без адвоката, борется пенсионерРуслан Сказецкий, принадлежало его матери, а когда ее уже не было в живых, жена сводного маминого брата А. Жукова подала заявление на регистрацию захоронения на свое имя. «Информация доводилась через средства массовой информации, объявления, в том числе на кладбище, — говорил представитель исполкома, глава отдела правовой работы, контроля разрешений управления по организации ритуальных услуг Ленар Абдуллин. — Если бы человек занимался содержанием могилы, как он утверждает, своих родственников, возможность узнать об этом у него была в течение пяти лет».

Однако Сказецкий, перенесший инсульт и пришедший на заседание хромая с тростью и в сопровождении своей супруги, с такой формулировкой был не согласен, так как, по его словам, последние годы именно он ухаживал за захоронением, но о перерегистрации ничего не знал. «В суде первой инстанции представитель мне заявил, что документы о захоронении все у них сгорели, — тяжело дыша говорил Сказецкий. — И они не могут подтвердить, кто владелец могилы. Владельцем захоронения была моя мама, и за захоронениями ухаживал я с супругой. Никаких документов о захоронении у них не было, представитель кладбища тоже не представил никаких документов! Она [Жукова] нам никем не является, захоронили сначала моего дядьку, а потом пошли... Закон гласит, что захоронение могут производить с моего согласия, а этого не было». Захоронения Жуковых были сделаны 15 лет назад, вновь напоминал Абдуллин. «Все это время со стороны Сказецкого никаких притязаний не имелось. Содержанием захоронений занималась Жукова Н.А.», — говорил чиновник.


Ленар Абдуллин

Судиться Сказецкий начал в апреле 2015 года, однако в Ново-Савиновском, а затем и в Верховном судах РТ в иске с требованием убрать надгробную плиту с могилы отца Сказецкого и заплатить компенсацию за моральный ущерб в 100 тыс. рублей было отказано.

«До перерегистрации кто был ответственен за местозахоронение, наш заявитель? — спросила судья, на что получила от Абдуллина отрицательный ответ. — А кто там был? В случае смерти ответственного за место захоронения могила регистрируется на родственников. Этот факт был? Была смерть ответственного лица? Как она получила удостоверение, если там было ответственное лицо?» «На момент подачи заявления похоронами, если мне не изменяет память, занималась Сказецкая, но в 1999 году она уже считалась покойной», — объяснил Абдуллин, но Сказецкий просил еще в суде первой инстанции представить документы на могилу и вновь повторил, что они сгорели.

«Часть журналов действительно сгорела», — вновь оправдательно сказал Абдуллин. Но заявитель, волнуясь, с дрожью в голосе снова задавал вопрос: «Почему сгорели именно мои документы? Ничего у вас нет! Часть... А почему вы не предоставили мне акт о пожаре? Это только ваше голословие!» «Успокойтесь, пожалуйста, представитель услышал ваш вопрос», — тихонечко вмешался судья Хуснутдинов. Однако сказать, в какие годы произошел пожар, Абдуллин не смог, а если представитель сказал, что в каком-то журнале сгорели сведения, значит, так оно и есть, завершил он.


   

В КАЗАНИ ТАКИХ КОНФЛИКТОВ ЕЩЕ НЕ БЫЛО, А В МОСКВЕ УЖЕ БЫЛИ

«Данный порядок был опубликован? В каких изданиях?» — интересовалась другая судья. «На порталах мэрии Казани, официальном портале Республики Татарстан, в том числе и СМИ. Порядок довольно-таки известный», — объяснял Абдуллин.

Оказывается, аналогичные жалобы были и раньше, но обычно родственники договариваются и тихо-мирно расходятся. «Никогда подобного рода конфликтов не возникало, — говорил Абдуллин. — Было дело, рассматривалось в Советском суде, но вместе с родственниками после предварительного заседания проехали в управление, где внучка переписала удостоверение на своего дядю. Случай единичный, все решается по договоренности». Начальник отдела анализа и обобщения судебной практики Арбитражного суда РТ Роман Шкаликов позже добавил, что аналогичное обращения было в Москве в 2011 году, где по аналогичным мотивам Верховный суд признал нормативно-правовой акт Москвы не противоречащим федеральному законодательству. Впрочем, пенсионер Сказецкий считает, что существующий порядок все же нарушает его конституционные права и свободы, поскольку норма действует на того, кто первым обратился в уполномоченный орган. Сказецкий отмечает, что удостоверение дает возможность производить погребение вопреки мнению большинства, запрещая хоронить общих родственников.

Абдуллин все же предположил, что при удовлетворении заявления Сказецкого, могут создаваться благоприятные условия для коррупционных факторов и будут нарушаться права уже других заявителей. «Заявитель, на мой взгляд, ставит свои конституционные права выше других, пренебрегая покоем умерших и правом других лиц быть ответственными за место захоронения, — подытожил Абдуллин. — Он желает провести эксгумацию против воли родственников, которые ответственны за захоронение».


Представители госорганов также единогласно, один за другим отзывались отрицательно о заявлении Сказецкого. Главный советник отдела по законопроектной работе правового управления президента РТ Лилия Валиуллина сообщила, что процедуры перезахоронения не может быть «в силу санитарно-эпидемиологических и этических норм», и существующие положения «не могут быть признаны противоречащими Конституции РТ». Представитель Госсовета также сообщил, что порядок деятельности ритуальных служб определяется органами местного самоуправления, а «субъекты права должны находиться в равном положении».

Решится ли «кладбищенский» вопрос в пользу Сказецкого и быть ли изменению порядкам захоронения в Казани или нет, в течение месяца коллегиально решат судьи КС. Как показывает практика, голосуют они единогласно, но в пользу кого будет решение на этот раз?

Смотри также

Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика