Эхо Москвы. Рикошет: Российская газета: «Не умирай» — как устроен похоронный бизнес

23.04.2019
burning candle animated gif pic



В ГОСТЯХ:Олег Кармаза, зам. ответственного секретаря «Российской газеты»

ВЕДУЩИЙ: Александр Плющев

А. Плющев
― В Москве – 18:34. С вами Александр Плющев. И в «Рикошете» сегодня у нас тема: «Как устроен похоронный бизнес?». На эту тему сегодня пишет «Российская газета» в статье «Не умирай». Очень интересная статья. Рекомендую вам к прочтению или в бумажном варианте, или на сайте rg.ru, как вам больше нравится, как вам более удобно. Прежде чем перейти к разговору с автором этой статьи, я хочу запустить голосование.

Ну, каждый, наверное, из нас, к сожалению, это без вариантов, сталкивался так или иначе с похоронным бизнесом, с похоронным рынком: кому-то кого-то родственников приходилось хоронить. К сожалению, это происходит. Так или иначе, у многих есть нарекания, скажем так. Как вы думаете, можно ли вообще изменить ситуацию на рынке похорон в лучшую сторону, как, например, это было на рынке такси? Извините за такое сравнение, но тем не менее.

Если вы считаете, что да: 101 20 11. Можно, надо только взяться и решиться: 101 20 11. Если нет: 101 20 22. Не дадут, невозможно, там все так сложилось, что никак не изменишь: 101 20 22. Еще раз. Ситуацию можно там поменять: 101 20 11. Нет, ситуацию там нельзя поменять: 101 20 22. Олег Кармаза, заместитель ответственного секретаря «Российской газеты», у нас на телефонной линии. Олег Павлович, добрый вечер!

О. Кармаза
― Добрый вечер, Саша!

А. Плющев
― Во-первых, спасибо! Очень интересная статья. Большое – ну, если уместно это слово – удовольствие получил. Правда, интересно очень.

О. Кармаза
― Спасибо!

А. Плющев
― И там много таких моментов, как, например, вот я знаю, что для многих ритуал похорон, – это не надо знать даже, – он очень важен. И, например, тот факт, что вам могут запросто выдать прах не вашего родственника и даже, может быть, скорее всего, как я понял из вашей статьи, он, честно сказать, шокирует, даже несмотря на то, что я статей на эту тему за свою жизнь прочитал с 90-х годов много, и вот таких фактов там довольно много. Я хотел у вас спросить, как вы думаете, можно ли изменить ситуацию на рынке похорон; действительно вот то, что вы описали, поменять?

О. Кармаза
― Я вам отвечу таким образом. Мне бы очень хотелось, чтобы это было.

А. Плющев
― Мне кажется, всем бы хотелось.

О.Кармаза: Ситуация на похоронном рынке настолько тяжелая, что там действительно нужны очень радикальные меры

О. Кармаза
― Да, безусловно. Но ситуация сейчас на похоронном рынке настолько тяжелая и настолько сложная, что там действительно нужны очень радикальные меры, очень радикальные шаги. И я надеюсь, что, в принципе, в ближайшее время это и будет сделано. Если это не будет сделано, то тогда простите, но, в общем, мы просто скатимся уже на какой-то совсем уж низкий уровень.

А. Плющев
― Но а что значит на низкий уровень? Вот ситуацию мы все время сравниваем с 90-ми, да?

О. Кармаза
― Да.

А. Плющев
― И казалось, что по сравнению с 90-ми ситуация как-то более-менее вошла в русло в некоторое. Ну, как-то более-менее нормализовалась. Нет? Я вот по вашей статье читаю, и там те же самые дикие 90-е. Даже, может быть, еще хуже.

О. Кармаза
― Ну, во-первых, я не очень с вами согласен по поводу определения «дикие 90-е», потому что в моем представлении это было довольно хорошее время.

А. Плющев
― Согласен с вами. Я имею в виду как его описывают. Конечно. Согласен с вами.

О. Кармаза
― Да. Это первое. Второе. Да, действительно оно так и есть, что, в принципе, ничего не изменилось по сравнению с 90-ми. Мало того, в статье пишу о том, что в 2003-м году было отменено лицензирование ритуальной деятельности. И именно с 2003-го года в эту деятельность полезли разные жучки, которые пытались срубить побольше денег, схватить денежный мешок и убежать. И, в общем, это привело к тому, что… Ну, есть такой факт, в статье он не отображен в силу того, что пришлось сокращать часть материала.

Но этот факт меня, например, просто потряс. Вот вы знаете о том, что многие катафалки, которые перевозят гроб и в Москве, и во всех остальных городах России, сегодня он перевозит гроб, а завтра он может перевозить молоко, яйца, творожные сырки и хлеб.

А. Плющев
― Подождите, это же автобусы. Они как грузовики используются?

О. Кармаза
― Именно. Человек, который решил заработать денег, он просто покупает ритуальное агентство или создает его с нуля, приглашает какую-то команду. А до этого у него уже был магазин, у него было свое место на рынке, у него был свой склад какой-то. И это как некое дополнение к бизнесу. После того, как бизнес стал развиваться, зачем ему покупать отдельный автобус для перевозки продуктов (для картошки и помидоров), когда у него есть, грубо говоря, транспортное средство, вполне пригодное для перевозки и гроба, и мешков с картошкой.

А. Плющев
― Класс.

О.Кармаза: Многие катафалки, сегодня он перевозит гроб, а завтра может перевозить молоко, яйца, творожные сырки и хлеб

О. Кармаза
― Тот вариант, что по сан. нормам в автобусе, где перевозят покойников, должен стоять обязательно постамент, там должна быть бактерицидная лампа, там должна быть обязательно уборка после каждой перевозки, ведь это, в принципе, никого не волнует, и в эти детали особо никто не вникает. Ну, перевезли – перевезли. Завтра он картошку повез на свой рынок. А послезавтра – еще. И когда мне люди это рассказывали, я вам честно скажу, я очень в шоке был таком.

А. Плющев
― Да и там даже в самой статье много таких фактов, которые, мягко говоря, удивляют. Я напомню, что у нас есть опрос для вас, для радиослушателей. Можно ли изменить ситуацию на рынке похорон? Если да: 101 20 11. Если нет: 101 20 22. Еще буквально пару минут мы поголосуем. Ну а вот некое, как бы это сказать, «крышевание». Оно тоже отражено в вашей статье.

Насколько я понял из нее, там сменилось несколько поколений и, если так можно выразиться, специализаций «крышевателей». И это не привело ни к стабилизации, ни к улучшению, ни к ухудшению этого бизнеса, верно?

О. Кармаза
― Да. «Крыша», она, в принципе, и есть «крыша».

А. Плющев
― И сейчас «крышуют» силовики.

О. Кармаза
― В некоторых городах – да. В некоторых городах – это ОПГ (организованные преступные группировки). В больших городах, миллионниках – это могут быть и те, и те. Ну, в центральных городах – там наверняка помимо группировок, которые в 90-е курировали этот бизнес, скажем так, пришли среднеазиатские группировки.

А. Плющев
― Да, есть и такой момент.

О. Кармаза
― Да. Которые сейчас потихонечку заявляют о своих правах. И, в принципе, знаменитое «побоище» на Хованском кладбище, оно, в принципе, как раз было по этой теме. Тогда, в общем, там был серьезный разбор: кто будет руководить всеми делами на кладбище.

А. Плющев
― Вот вы описываете там, с чужих слов, конечно, иностранный опыт. В смысле со слов экспертов ваших. Вам не показалось, что, в принципе, если бы и там был нормальный рынок какой-то, то, в общем, все было бы нормально, что рынок как-то регулирует? Именно не монополия, не забота государства, а именно какие-то рыночные отношения и запуск частного бизнеса туда большой. Нет?

О. Кармаза
― Наверное, да. Но в статье прописано о том, что буквально на днях Минстрой России опубликовал проект нового Закона о похоронном бизнесе в России, где впервые… Ну, я думаю, в 90-е годы, а уж тем более в 80-е – 70-е даже такое произнести было страшно – частное кладбище, или частный крематорий, или частный колумбарий. Так вот, это все есть в этом проекте закона. В том числе там есть похоронный дом.

О.Кармаза: В центральных городах помимо группировок, которые в 90-е курировали бизнес, пришли среднеазиатские

А. Плющев
― Я прошу прощения. У нас полминутки осталось.

О. Кармаза
― Да. И на сегодняшнем этапе пока идет момент такой государственно-частной собственности. Но в конце концов, я уверен, что придет к частной.

А. Плющев
― Понятно. Спасибо большое! Это Олег Кармаза, заместитель ответственного секретаря «Российской газеты» и автор статьи «Не умирай» в «Российской газете». Еще раз рекомендую вам к прочтению. А вот результаты нашего опроса. Долгое время лидировал вариант, что можно изменить ситуацию на рынке похорон – чуть больше 50% у него было.

Но в последние секунды буквально, может быть, под впечатлением нашего разговора, 49% считают, что можно эту ситуацию поменять. И 51% предполагают, что ее поменять нельзя. Спасибо большое всем, кто нас слушал! Меня зовут Александр Плющев. До завтра!


                                             


Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика