Мария Лапухина. Житель потерянных миров.

16.10.2021
Мария Лапухина. Житель потерянных миров.
Фото: printscreen видео - VICTORIA - https://youtu.be/cxvWRbiTEao


Мария Лапухина 

В этой коробке вы не можете даже существовать, не то что жить! Неужели, вы не понимаете?! Вас поглощает Тьма!

Житель потерянных миров. Фантастический рассказ


Иллюстрация к рассказу «Житель потерянных миров»


Иллюстрация к рассказу «Житель потерянных миров»


— Кто ты? Почему ты в этом ящике? — детский голос раздался откуда-то из-за пределов темноты.

Обитающий в этой тьме не знал границ места, в котором он находился, ведь он был всего лишь разумом, помещенным в коробку. Его сознание уже давно потеряло связь с «Объединенными мирами». Но когда это было и сколько прошло времени с тех пор, он не помнил. Для него жизнь будто бы замерла, и неожиданный вопрос, прозвучавший в его пустом мире, стал практически началом существования.

На какое-то мгновение разуму показалось, что если он не ответит, то спрашивающий растворится в небытии, как и всё, что было до него, а он снова провалится в кромешную пустоту без времени и пространства.

— Мое имя Рэд. А то, что ты называешь ящиком — сервер, на котором хранится мое сознание. Но кто ты? И как у тебя получается говорить со мной? — Рэд не знал, как общаться с голосом, но постарался очень громко думать и формулировать свои слова, как делал это раньше, чтобы техника подхватывала импульсы и переводила их в бинарный код.

— Я то говорю с тобой, но почему ты не говоришь? Чтобы услышать тебя, мне приходится усиленно слушать. Ты что, еще ребенок, и не умеешь связываться? — по пустому миру снова пронесся голос. Казалось, говоривший был мальчиком лет десяти, каждое его слово было окрашено эмоциональной палитрой, и Рэд с удивлением обнаружил, что видит цветные потоки, переливающиеся словно северное сияние.

— Нет, я не ребенок, — отчего-то Рэду стало обидно, но он понимал, что голос скорее всего ничего о нем не знает. — Возможно, я самый старый из существующих.

В разуме Рэда всколыхнулись воспоминания того, как всё больше и больше людей эмигрировало в виртуальный мир, спасаясь от заразы, что паразитировала на человеческом теле, постепенно уничтожая его. Те, кто сбегали, оставляли свое тело специальным корпорациям, которые могли использовать его в своих целях. Рэд продержался в истинном мире дольше остальных и уходил одним из последних. Воспоминания об этих событиях были такими зыбкими и ускользающими, что он с трудом мог сказать, было ли это на самом деле или являлось сюжетом одной из выдуманных реальностей. Картинки прошлого, на миг заполнившие было его сознание, вновь растаяли как туман и Рэд продолжил:

— Ты сказал, не умею «связываться». Что это значит? В те времена, когда люди уходили в виртуальный мир, они не могли мысленно общаться.

— Значит ты… вы из древних? — удивился голос. — Странно, я не чувствую вашей связи с миром мертвых. Но вот общение с вами действительно похоже на разговор с бабушкой Клеопатрой, которой уже нет в живых.

По мере того как ребенок говорил, в сознании Рэда начали появляться расплывчатые образы. Сперва это был клубящийся дым, который впоследствии сформировал какие-то размытые столбы вокруг него. Снова раздался детский голос:

— А, я понял! Это потому, что у вас нет тела и его физических возможностей. Поэтому вы не можете передавать свои мысли на расстояние, и мне приходится сосредотачиваться на маленькой точке, чтобы услышать вас. Так, как нас учили, для общения с предками.

Голос все еще лился из неведомой дали, а мир вокруг обитателя коробочки начал принимать очертания леса. Такие изменения шокировали Рэда, ведь сервер давно был обесточен и потерял связь с сетью, он никак не мог получать визуальные данные леса. Однако то, что сказал мальчик, ошеломляло куда больше.

— Ты можешь разговаривать с мертвыми? — не сдержал своих мыслей Рэд.

— Конечно, могу. Я уже не маленький, — пока голос говорил, окружение продолжало меняться.

Лес вокруг окончательно сформировался. Запахло хвоей и сыростью. Огромные сосны высоко простирали свои вершины к чистому голубому небу. Сквозь щели в вечнозеленых кронах пробивались лучи солнца, золотом окрашивая стволы деревьев и почву. На земле были видны пожелтевшие опавшие еловые иголочки, а сквозь старый коричневый мох пробивались островки молодого зеленого. Растительности было не очень много, как это бывает в глубоких дремучих лесах: кое-где на деревья завивалась какая-то лиана, а неподалеку начинались папоротниковые заросли, неизвестно где заканчивающиеся. Широкие стволы сосен с одной стороны были захвачены лишайником, а с другой стороны кору опоясал старческий рисунок морщин. И среди всей этой дикой природы, если приглядеться, виднелись древние развалины каких-то построек, превратившиеся в затянутые мхом бетонные глыбы и торчащие ветки арматуры. Можно было предположить, что где-то здесь был найден сервер.

— А зачем ты спрятался в коробке? Тебя кто-то обидел? — голос ребенка неожиданно сконцентрировался в одной точке. Взглянув туда, Рэд увидел кучерявого рыжего пацана в красной рубашке и серо-зеленых шароварах.

Рэд не мог поверить, что без каких-либо технологий с помощью одной лишь силы мысли ребенок смог создать не только окружение, но и свой образ в его сознании. Для того чтобы вмещать огромные массы информации, человечеством был придуман уникальный способ записи данных на кристаллы. На них можно было записать целые миры, но даже кристаллов в конце концов стало недостаточно, когда человеческие жизни стали измеряться веками. Это даже привело к тому, что через какое-то время человеческие сознания людей один за другим начали пропадать из метавселенной. Для «избранных» требовалось все больше цифрового пространства, чтобы сохранить себя, прогресс своего развития, а также свою собственность в иллюзорном пространстве.

— Говорят, раньше не умели конструировать миры, но сейчас это может даже ребенок. Но не могли бы вы показаться? Не очень то приятно разговаривать с пустотой, — мальчик улыбался и озирался по сторонам.

— Действительно, тебя я вижу, но себя почему-то нет. Что же мне нужно сделать для того, чтобы появиться? — Рэд вдруг ощутил странное чувство пустоты, словно у него забрали его последнее прибежище.

— Просто подумайте о том, что вы есть, — казалось ребенок смеялся над ним. Но Рэд понимал, что мальчика забавлял не он, а тот факт, что приходится рассказывать взрослому человеку как делать то, что умеет даже ребенок.

Обитатель сервера задумался над своим образом. Самое ужасное было то, что он не мог вспомнить, как он выглядел. Еще до переноса своего сознания на физический носитель его тело множество раз видоизменялось. Тогда выжить можно было лишь постоянно заменяя органы и части тела, уничтоженные паразитом. Когда же он перешел в виртуал, то начал изменять свою внешность и вовсе бесконтрольно — по любому капризу и наитию. Иногда он становился женщиной, иногда юношей или ребенком, а порой это были совсем нечеловеческие персонажи. Какой же из этих образов он мог назвать собой? Немного подумав разум понял, что не может ассоциировать себя ни с одной из этих искусственных личин, так как все они были фантазией дизайнеров. Да и можно ли назвать его аватары тем, кто он есть? В конце концов он сформировал красный кристалл, который завис в воздухе.

— К сожалению, я не смог вспомнить как выглядел в реальной жизни. За сотни лет я не использовал свой образ в виртуальных мирах. Но то, чем я являюсь сейчас, это кристалл, на который записано мое сознание, поэтому я решил, что так будет лучше, — из кристалла раздался голос Рэда.

Мальчик был удивлен и от чего-то опечален. Кристалл было подумал, что ребенок хотел увидеть его настоящее лицо и поэтому был недоволен.

— Думаю, мой внешний вид прежде не был чем-то выдающимся, поэтому тут не о чем переживать, — попытался оправдаться Рэд и немного успокоить себя, так как на мгновение даже почувствовал утрату. — А то, что я стал кристаллом, позволяет мне существовать несоизмеримо дольше человека, не заботясь о болезнях и вирусах.

— Мне не совсем понятно ваше решение, но кристаллы действительно очень полезны в качестве сохранения информации. После ядерной войны именно кристаллические носители помогли человечеству восполнить потерянные знания.

— Значит, они тоже успели нанести удар… — Задумчиво произнес кристалл.

Рэд начал припоминать, что жил во времена напряженных отношений между двумя государствами. В его стране из кожи вон лезли, стараясь сделать всё, чтобы сохранить дружественные отношения, но было что-то в корне несовместимое в двух разных культурах, в отношении к миру и человеку. Со временем находить общий язык становилось все сложнее. Не помогло даже то, что большая часть человечества перебралась в метавселенную, где не существовало границ и в мире установилась единая власть. Даже там остались «мы» и «они», а ситуация продолжала накаляться.

В какой-то момент произошло что-то непоправимое. Внезапно пропала связь, а выход в виртуальные миры стал невозможен. Поначалу была надежда, что это временные неполадки, но годы шли, а система больше не воспринимала никакие сигналы.

— Мальчик, а ты не знаешь, кто победил и что произошло с «Объединенными мирами»? Они все еще существуют?

— Да никто не победил, все проиграли. А эти миры устарели. Кто ими теперь будет заниматься? Да и не нужно это стало. Людей конечно жалко, многие из них даже потомков не оставили. Говорят, все перешли в сферу Сознания, но наверно еще есть такие, как вы, кто потерян.

— Что за сфера Сознания? — удивился кристалл.

— Это то, куда попадает разум, когда его не держит физическая форма.

— На тот свет, что ли? — посмеялся кристалл.

Мальчик, казалось, не понял юмора Рэда, он слегка наклонил голову и растерянно посмотрел вдаль.

— Не думаю, что они Его достигают. Все-таки они ближе к нам, чем к Свету, — после некоторого молчания глубокомысленные черты на лице ребенка разгладились и его взгляд сосредоточился на кристалле. — А вы бы не хотели объединиться с остальными? Думаю, я бы смог освободить ваш разум из этого кристалла.

Рэд ужаснулся. Что этот пацан предлагает? Уничтожить его кристалл, что ли?

— Нет, спасибо. Я не для этого стремился обрести бессмертие, чтобы умереть кристаллом в диком лесу. — поспешно отмахнулся разум, стараясь не сильно задеть этого странного мальчика, который оказывается еще и убить может, из благих побуждений.

— А при чем тут бессмертие? Разве это не код жизни, передающийся из рода в род? Но физически, вы уже давно мертвы, — мальчик немного подумал и продолжил, — Или вы хотели стать подобным кристаллу Знаний, который позволяет рожденным быстро постичь путь, пройденный человечеством и продолжить его? Но, признаться, вы на него совсем не похожи. Значит вам остается лишь продолжить существование разума. А для этого разве вы не должны влиться в сферу Сознания и разделить с нами стремление к Свету?

— Я не разделяю твоих представлений. Я — это я, а объединившись с остальными моя личность будет потеряна, — голос из кристалла приобрел более грубый и какой-то отчужденный оттенок.

— Но вам же одиноко! Всё, что будет утрачено — это одиночество! Ну и ваша обида. Ведь именно из-за нее вы сидите во тьме, — горячо выпалил мальчик, его веки покраснели и было видно, что он действительно хочет помочь. — В этой коробке вы не можете даже существовать, не то что жить! Неужели вы не понимаете?! Вас поглощает Тьма! Скольких еще она сожрет!

Ребенок, чуть ли не плакал. В его взгляде чувствовалась и бессильная злость, и тоска одновременно. Маленькие пальцы были до боли сжаты в кулачки. Затем он опустил голову и замер на некоторое время. Дрожь в его теле прекратилась и казалось он успокоился. Но когда он вновь взглянул на красный камень по его щекам бежали слезы, но гнева уже не было.

— Давайте я вас освобожу? А там будете решать, кто вы и чего хотите. Я смогу уничтожить кристалл. Вы не потеряетесь! — воскликнул ребенок, подходя ближе к кристаллу и пытаясь достучаться до Рэда.

— Нет! Я не хочу умирать!

Страх, что ребенок сделает что-то непоправимое с его средоточием разума и он навсегда исчезнет накрыл древнейшего с головой. Он сосредоточил все умственные силы на гневном крике:

— Оставь меня и мой кристалл такими какие они есть!

На какое-то мгновение в мире повисла гнетущая тишина. Казалось даже прекратились звуки леса: шелест листьев и пение птиц вдалеке. Печальное лицо ребенка приобрело беспристрастное выражение, его взгляд устремился в небо, словно обнаружив там какое-то явление.

— Как скажете, старейшина Рэд. Я думал, вам нужна помощь, — четкий голос прозвучал как гром среди ясного неба, но к концу фразы он словно бы начал отдаляться, постепенно сливаясь с вернувшимся шорохом зелени. Образ мальчика начал растворятся и кристалл остался в диком безлюдном лесу.

Разум вдруг осознал, что сказал не то. Он не хотел остаться наедине с собой. Нужно было попросить мальчика отнести его туда, где с ним могли бы общаться другие живые люди, а он мог бы узнавать, что происходит в мире, и продолжать свое вечное существование. Но было уже поздно. Связаться с мальчиком он не мог.

Рэда начала охватывать паника. Где-то за деревьями с разных сторон начали доноситься шуршания. В глубине леса появились фигуры. Все это были образы людей, которых Рэд завлек в метавселенную, а потом отключил ради сохранения собственного разросшегося информационного тела. Он был одним из тех, кто строил эту ловушку для человечества, но в конечном итоге сам угодил в нее.

— Нет! Уйдите! Оставьте меня в покое! Исчезните! — Рэд мысленно пытался стереть этих существ, всплывающих из его подсознания. Бездна начала подступать откуда-то из-за горизонта, и вскоре весь мир вокруг кристалла опять погрузился в непроглядную тьму.

ИА Красная Весна

      


Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика