Опасный переезд. Верховный суд уточнил, как оплатить моральный вред ребенку за травму на железнодорожных путях

16.08.2019
Картинки по запросу gif steam locomotive killer


Недавно Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ разбирала последствия серьезного несчастья, которое случилось на Дальнем Востоке.


Суть в следующем: летом 2017 года на железнодорожном переезде Амурский Залив - Надеждинская Дальневосточной железной дороги маневренный тепловоз сбил на путях детей. Трое погибли, одна девочка выжила, но стала инвалидом. Она с братом воспитывалась в семье дяди и тети, которые официально считались опекунами ребят.

Так вот дядя и пошел в районный суд с иском к железнодорожникам и страховой фирме, которая с ними работает. Истец в суде рассказал, что после несчастья жизнь их семьи кардинально изменилась. Девочке установили инвалидность, она нуждается в постоянном контроле врачей, ребенка перевели на домашнее обучение, к ней ходят учителя и психологи, так как у нее сильнейшая психологическая травма. Девочке прописано и санаторное лечение. Опекуны также вынуждены были изменить весь уклад своей жизни из-за того, что за ребенком нужен постоянный уход. Определенные проблемы на психологическом уровне появились и у брата пострадавшей девочки.

Опекун потребовал компенсацию с железнодорожников и страховщиков, которые работают с железнодорожниками по договору и страхуют подобные случаи. Истец попросил компенсацию для всей своей семьи - взрослых и детей - за сломанную жизнь. Суммы были озвучены большие. Со страховщиков в пользу пострадавшей девочки - 300 тысяч гражданской ответственности (это максимальная цифра по договору), 30 тысяч морального вреда. А с железнодорожников всем членам семьи - пять миллионов рублей. И еще компенсацию расходов и материального ущерба на поправку здоровья девочки.

Надеждинский райсуд в 2018 году взыскал со страховщиков и железнодорожников в пользу пострадавшего ребенка только морального вреда три миллиона. А еще взял денег с них же в пользу всех членов семьи, посчитав, что они тоже пострадали.

Это решение было обжаловано в Приморский краевой суд. Там с районными коллегами не согласились и приняли новое решение. В пользу девочки взыскать миллион, ее дяде 10 тысяч рублей - и хватит. По мнению краевых судей, в несчастье есть вина ребенка. Ведь уголовное дело прекратили, посчитав железнодорожников невиноватыми - дети шли не там, где разрешено. А раз есть вина - выплаты можно уменьшить. Это решение обжаловала не только пострадавшая семья, но и Генеральная прокуратура в лице заместителя Генпрокурора Леонида Коржинека, который посчитал решение краевого суда незаконным.

С мнением прокуратуры согласился и Верховный суд РФ. Он отменил решение краевого суда и оставил в силе решение районного суда.

Компетентно

Знаковый судебный акт

Ирина Фаст, председатель комиссии АЮР по вопросам определения размеров компенсаций морального вреда

- Определение судебной коллегии можно отнести к категории "знаковых" судебных актов Верховного суда по теме компенсации морального вреда: Верховный суд в своих судебных актах исключительно редко высказывает свою позицию по этому вопросу.

В данном случае сформулирована позиция ВС РФ относительно четырех спорных вопросов, возникающих в судебной практике:

1) размер компенсации морального вреда;

2) правомерность взыскания компенсации в пользу родственников травмированного;

3) невозможность учета вины несовершеннолетнего в несчастном случае;

4) недопустимость формального подхода при изменении решений апелляционной инстанцией.

Можно сделать вывод о понимании высшей судебной инстанцией размера справедливой компенсации, которая в данном случае составила для пострадавшей девочки три миллиона рублей. Председатель Совета судей РФ В.В. Момотов неоднократно публично высказывался о недопустимости взыскания символических компенсаций, министр юстиции А.В. Коновалов предлагал законодательно урегулировать этот вопрос. Тем не менее до настоящего времени размеры присуждаемых компенсаций остаются мизерными и отличаются в разы при схожих обстоятельствах.

ВС РФ высказал однозначную и категоричную позицию относительно правомерности взыскания компенсации морального вреда в пользу родственников пострадавшего, сославшись на положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод, практику ЕСПЧ и национальное законодательство. Этот вопрос также был дискуссионным и вызвал противоречившую правоприменительную практику. Сейчас можно утверждать, что противоречия исчерпаны.

В определении категорично и однозначно указано на недопустимость снижения размера компенсации несовершеннолетним при наличии их вины в несчастном случае.

Судебная практика по данному вопросу складывается таким образом, что суды устанавливают вину в несчастном случае даже несовершеннолетним. Это приводит к снижению ежемесячных выплат в счет возмещения вреда здоровью на 50 и даже 90 процентов.

Отдельного внимания требует ситуация со сложившимся формальным подходом при рассмотрении дел о возмещении вреда жизни и здоровью. Особенно удручающая ситуация складывается по искам к железнодорожникам. Количество людей, гибнущих под колесами поездов и получающих тяжелые травмы, исчисляется тысячами, а размеры присуждаемых компенсаций мизерны, судебные акты формальны и написаны "под копирку". Так, средний размер компенсации морального вреда по таким искам составляет порядка 30 тысяч рублей по делам в связи с гибелью близкого родственника. Кстати, это статистика самих железнодорожников.


Текст: Наталья Козлова

Российская газета - Неделя № 179(7937)
                                                                                                  
Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика