Цена смерти в полете

14.05.2019
Цена смерти в полете

Порядок компенсаций жертвам аварий прописан в Гражданском кодексе. Фото: Аркадий Колыбалов/"Российская газетаы" с сайта https://rg.ru/2019/05/13/vs-rf-obiasnil-prava-naslednikov-na-vyplatu-zhertve-aviakatastrofy.html


Верховный суд объяснил права наследников на выплату жертве авиакатастрофы


На одном из последних заседаний Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ рассматривался не совсем обычный вопрос. Верховный суд изучал решение своих коллег из Тувы по иску сына, у которого отец погиб при аварии вертолета.

Денежную компенсацию за жизнь пассажира авиаперевозчик заплатил его жене. Но прошло время, и в суд обратился взрослый сын погибшего с иском к вдове, заявляя, что у покойного кроме супруги есть еще сын и мать, которые должны получить часть денег от той суммы, что досталась вдове.

Верховный суд РФ объяснил, как по закону надо делить такие деньги, которые авиаперевозчик в случае крушения выплачивает родственникам. В иске сын описал ситуацию, которая его не устраивает. По мнению истца, наследниками первой очереди погибшего авиапассажира оказалось трое - его жена, его сын и его мать. Но по решению местного суда с авиаперевозчика только в пользу вдовы погибшего была взыскана компенсация "за вред, причиненный жизни" - два миллиона рублей. Подобная выплата предусмотрена Воздушным кодексом РФ. Истец был уверен - "вдовьи" два миллиона рублей надо разделить в равных долях между теми, кто имеет право на получение этих денег. Сын погибшего хотел взыскать с вдовы одну треть, как он был уверен, своей части компенсации. А еще в иске сын просил добавить к этой сумме и проценты за "пользование чужими денежными средствами на основании статьи 395 Гражданского кодекса РФ".

Саяногорский городской суд Республики Хакасия с требованиями сына согласился и взыскал с вдовы в пользу истца треть от двух миллионов рублей и проценты. Республиканский Верховный суд такое решение поддержал. Вдова, в свою очередь, обратилась в Верховный суд РФ. Там заявили, что есть основания для отмены местных судебных решений.

Свои разъяснения Верховный суд РФ начал с Воздушного кодекса РФ. Там в статье 117 сказано следующее. Перевозчик обязан обеспечить выплату компенсации гражданам, имеющим право на возмещение вреда в случае смерти их кормильца - пассажира воздушного судна, если ему был причинен "вред жизни при перевозке". Если пассажир погиб, а эти граждане были на его иждивении, не имеют самостоятельного дохода, то им и положены эти два миллиона рублей.

Потом суд процитировал Гражданский кодекс РФ. Точнее, статью 1102. В ней сказано, что человек, который приобрел или сберег имущество за счет другого человека, обязан ему возвратить "необосновательно приобретенное" или "сбереженное" имущество. В случаях "неправомерного удержания" денег, уклонения от их возврата, какой-либо иной просрочки на удержанную сумму долга начисляются еще и проценты. Размер этих процентов определяется ключевой ставкой Банка России.

Верховный суд подчеркнул - сын имел право на компенсацию, но больше 3 лет за ней не обращался

Осенью 2014 года в результате крушения вертолета погиб человек. Летом 2016 года решением Абаканского горсуда с авиаперевозчика, которому принадлежал вертолет, были взысканы в пользу вдовы два миллиона рублей и еще миллион рублей моральной компенсации в связи с гибелью супруга. В декабре 2016 года Верховный суд Тувы оставил это решение неизменным.

Суд первой инстанции, в который поступил иск от сына, в своем решении заявил, что трое - вдова, сын и мать погибшего пассажира - имели право на компенсацию. А деньги, которые получила вдова, являются "неосновательным обогащением", поскольку женщина скрыла от Абаканского горсуда, который ей присуждал компенсацию, "сведения об иных лицах, имеющих право на выплату". Апелляция с таким решением согласилась.

А вот Верховный суд РФ - нет. По его мнению, решения приняты с "нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ними нельзя".

Вот аргументы Верховного суда РФ. В статье 1102 Гражданского кодекса сказано, что в доказательства "неосновательного обогащения" входят следующие обстоятельства: отсутствие установленных законом оснований для приобретения и размер такого обогащения. По этой статье Гражданского кодекса приобретением считается получение имущества от лица, которое его имеет. Конкретно в нашем случае сумму, которую истец назвал "неосновательным обогащением", вдова получила по решению суда от авиакомпании - хозяйки разбившегося вертолета. Высокий суд подчеркнул, погибший этими деньгами никогда не обладал и не получал компенсацию от авиаперевозчика.

И еще аргумент. По статье 13 Гражданского процессуального кодекса вступившие в законную силу решения судов являются обязательными для всех без исключения органов госвласти, местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан и организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории страны. Механизмом защиты прав граждан и организаций от возможной судебной ошибки является право обжалования решения суда.

В нашем случае, подчеркнул Верховный суд, Саяногорский городской суд фактически "указал на нарушения", которые допустил Абаканский городской суд несколько лет назад, когда присуждал вдове компенсацию. А подобные "указания" совершенно недопустимы, сказал Верховный суд. Один городской суд "не наделен полномочиями" отменять вступившие в законную силу решения другого городского суда.

Сын погибшего, считая свои права нарушенными тем, то вдова получила всю компенсацию, не обжаловал это решение еще в 2016 году, когда оно состоялось. А иск, который сын принес в суд спустя годы, фактически был направлен на "преодоление" вступившего в законную силу решения другого суда, что противоречит смыслу действующего гражданского процессуального законодательства.

Категорически не согласился Верховный суд РФ и с выводом местного суда о "недобросовестности" вдовы, которая на процессе, где ей присудили компенсацию, не заявила "об иных лицах, имеющих право".

Верховный суд РФ напомнил коллегам, что права и обязанности граждан, участвующих в деле, прописаны в статье 35 Гражданского процессуального кодекса. И там сказано, что заявление о привлечении "третьих лиц" является для участников процесса правом, а совсем не обязанностью.

То же самое было заявлено на пленуме Верховного суда (№ 11 от 24 июня 2008 года), где речь шла "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству".

На пленуме было сказано: "в случае предъявления иска не всеми лицами, которым принадлежит оспариваемое право, судья не вправе привлечь таких лиц к участию в деле в качестве соистцов без их согласия".

Верховный суд РФ подчеркнул - сын действительно имел право на компенсацию, но он больше трех лет с момента гибели отца не обращался "за реализацией своих прав". Никаких документов, что он вовремя просил компенсацию, но ему отказали, материалы дела не содержат.

Верховный суд РФ отменил оба решения местных судов и велел пересмотреть это спор еще раз с учетом его разъяснений.

Текст: Наталья Козлова

Российская газета - Федеральный выпуск № 101(7859)
Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика