RSS Распечатать

Тема: «Перемирие: сдача или успех?» (видео)

Ведущий: Константин Сивков - президент Академии Геополитических проблем
Участники: Анатолий Цыганок - Руководитель Центра военного прогнозирования, Валерий Задерей - главный редактор Концептуально-аналитической газеты "Знание - Власть!", Владимир Филин - представитель ТПП Московской области, Игорь Федоровский - воспитанник Ленинградского Нахимовского военно-морского училища выпускник 1973 года.
• В рамках Круглого стола «СП» мы обобщаем идеи и мнения относительно обсуждаемой проблемы;
• Все участники Круглого стола «СП» выступают в роли пропонентов, выражают мнение по поводу обсуждаемого вопроса, а не по поводу мнений других участников;
• Все участники обсуждения равноправны; никто не имеет права диктовать свою волю и решения.

Константин Сивков: Здравствуйте, дорогие телезрители! Сегодня в цикле передач Круглый стол «Свободной Прессы», мы будем обсуждать одну из самых животрепещущих тем – тему Украины. На Украине заключено перемирие. Это перемирие вызывает довольно бурные споры, кому это на пользу. Одни специалисты утверждают, что армии Донецкой и Луганской Народной Республики после двух недель активных наступательных боевых действий, освободив от войск «хунты» огромную территорию, осуществив большое количество охватов с созданием котлов, исчерпали свой наступательный потенциал. Они должны были провести перегруппировку сил, подготовить свои войска к очередным боевым действиям, нарастить численный состав, чтобы обеспечить сплошное кольцо внутреннего окружения в тех «котлах», которые существуют.
Другие указывают на то, что Украина по численности населения значительно превосходит юго-восточную часть Украины, и потому, с учетом западной помощи, это перемирие позволит войскам Порошенко нарастить численный боевой потенциал, создать ударные группировки, и потом, возможно разгромить войска Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики. Или, по крайней мере, нанести им тяжелое поражение для того, чтобы принудить к выгодным для Порошенко результатам политических переговоров. Привести эти переговоры к приемлемому для Порошенко и их американских «рукопокровителей» результату. Тема сегодняшней передачи называется: «Перемирие – это сдача или успех?».
Какая ситуация сложилась на момент начала перемирия в зоне конфликта на юго-востоке Украины?

Владимир Филин: Ситуация достаточно сложная. Донецкая и Луганская области практически были окружены, и количество тяжелого вооружения, количество находящихся там представителей национальной гвардии правого сектора и вооруженных сил имели достаточно серьезные возможности дальше обстреливать города. Необходимо отметить, что были пущены четыре ракеты «точка У», которые, могли уничтожить целый квартал. Таким образом, были бы поражены основные жизненно важные структуры для городов. Но самое главное я бы назвал следующее: внутри Донецкой Республики, внутри Луганской Республики возникают вопросы, связанные с теми проблемами, которые не освещаются ярко в прессе. Например: легитимен ли Верховный Совет Донецкой Республики? Ведь его избирали из представителей районов, но не избирали, как обычно избирается всеобщим голосованием. Один из основных вопросов в процессе перемирия, кому и как будет подчиняться народ, какие будут законы выпускаться?
Константин Сивков: Мы знаем, что на момент до начала перемирия войска Донецкой и Луганской народных республик вели успешные контрнаступательные операции. Причем по данным Штаба Донецкой Народной Республики, из той же Луганской Народной Республики, всего в Новороссии было захвачено в периоды контрнаступления около 80 единиц танков, большое количество бронетехники и артиллерии. Может, все-таки стоило продолжать без наступления? Что заставило согласиться на это перемирие?
Анатолий Цыганок: Перемирие не соблюдается. Не соблюдается, в первую очередь, Коломойским, лицами, которые подчинены не президенту, а другим структурам. Поэтому перемирие, которое было согласовано, оно не в интересах ополченцев. Оно необходимо для того, чтобы Порошенко попросил у Запада оружие. Америка уже сейчас реально воюет, раньше она воевала только частными структурами, но сейчас в армии появляются иностранные специалисты, которые будут обучать солдатиков.
Константин Сивков: Вы попросту намекаете на то, что если, Америка поставит Порошенко свои образцы вооружения, военной техники западного производства, то с ними прибудут специалисты, которые должны обучить украинцев, а сами будут принимать участие в боевых действиях. Я так понимаю, да?
Анатолий Цыганок: На Украине были убиты примерно семь иностранцев.
Константин Сивков: Американцы?
Анатолий Цыганок: Американцы. Не те лица, которые оказывают помощь. Если говорить честно, два этажа Генерального Штаба отданы именно этим советникам.
Константин Сивков: Украинского Генштаба?
Анатолий Цыганок: Украинского Генерального Штаба.
Константин Сивков: Интересный момент: как собираются в Донецкой Народной Республике решать в условиях перемирия проблему «котлов»? В условиях перемирия боевые действия прекращаются, и как быть с этими «котлами»?
Владимир Филин: В котлах украинские военные сами сдаются в плен. И идет обмен военнопленными. И уже мы знаем, какое количество военнопленных поступило с той стороны, с этой стороны.
Константин Сивков: Последняя информация приходит о том, что в числе якобы военнопленных, которые предоставляются со стороны Украины – люди, которые вообще не имели отношения ни к ополчению, ни к военным действиям. Вплоть до того, что уголовников, которых выпускают из тюрем, выдают в качестве бывших военнопленных.
Владимир Филин: Мы с Вами рассматриваем военные действия, как театр военных действий, да? Есть армия и есть ополченцы. Но ведь за ополченцами стоит население. Ведь оно должно в тяжелую годину, именно в это время, когда наступят холода, как-то себя обеспечить жизненной структурой. То есть мы на сегодняшний день говорим о чем? О том, что перемирие дает возможность людям хоть как-то привести свои жилища, хоть как-то наладить жизнь в этом огромном городе.
Игорь Федоровский: К зимнему периоду.
Владимир Филин: Да, к зимнему периоду. Потому что я сегодня разговаривал, там уже холода наступили. Вы знаете, что в армии, у ополчения нет одежды? Нет обуви. Вот возникает вопрос: а как они будут воевать? Как немцы в 41-м году? Вы же понимаете, что это такое, когда сейчас минус 20 или минус 30 стукнет, то вся эта группа замерзнет просто, ополченцы. А со стороны Украины, их будут обеспечивать, соответственно, западные страны.

Константин Сивков: В «котлах», их не очень обеспечивают.
Владимир Филин: В «котлах» нет. Но подтянули 60 тысяч резерва, они уж наверняка не в туфлях, так сказать, пришли. Я хочу сказать следующее, что для того, чтобы противостоять относительно организованной армии, где есть инструктора, есть западная техника, необходимо привести армию в боевую способность. Если у нее сегодня, как мне говорят, избыток вооружения на одном фронте, а на другом фронте, его просто нет. Тогда кто конкретно должен этим заниматься? Какой штаб отвечает за координацию этих действий? И есть ли легитимная власть? Тут масса вопросов, которые возникают. И мы только смотрим, что ополченцы – это как бы регулярная армия. Это не регулярная армия. Это люди, которые пришли защищать свой край. Согласны?
Константин Сивков: Да.
Владимир Филин: И поэтому сейчас главное – в момент перемирия им сорганизоваться, обеспечить себя соответствующим вооружением, соответствующим обмундированием, и после этого уже можно говорить о защите города. Я, так вижу.
Константин Сивков: На юго-востоке Украины стали очень активно участвовать представители ОБСЕ. Группа представителей ОБСЕ, которая там находится, она объективно отражает ситуацию. В частности, они реально зафиксировали чудовищные преступления войск Киевского правительства, связанные с обнаруженными захоронениями, где видны следы издевательств, изнасилованы женщины, убийства, в том числе беременных. И три таких перезахоронений нашлось. Какую могут сыграть роль представители ОБСЕ в решении вопросов поддержания мира? Насколько это все актуально? Насколько они обладают полномочиями в этом отношении с тем, чтобы, с одной стороны, всему миру донести о том, кто реально начинает боевые действия?
Игорь Федоровский: На переговорах в Минске представители ОБСЕ продемонстрировали самостоятельную позицию, не полностью толерантную с позиции Соединенных Штатов Америки, или совсем новую, в интересах политического и общего мира в Европе. Украина стала частью перспективы этого мира или частью какой-то авантюрной политики, которая имеет непосредственное отношение к Европе в ближайшие годы. Европа среагировала впервые на свои собственные интересы. Естественно, происхождение наблюдателей ОБСЕ сейчас будет иметь отражение, свежей позиции Европы, европейского истеблишмента политического в лице ОБСЕ. Какой она будет? Конечно, это не самостоятельные в чистом виде операторы обстановки, которая была бы, нейтрально-миротворческой. Конечно, они отражают общегуманные цели или, скажем, гуманитарные. Но одновременно они и действуют, как наемные чиновники ОБСЕ. И они себя могут повести в разных ситуациях отличным образом. Мы сталкивались с этим в Чечне, когда они вели себя прямо противоположно в разных ситуациях. Значит, это достаточно отретушированные возможности. Это новые возможности, которые дают, естественно, очень важный ресурс для освещения реальных событий с теми тяжелыми террористическими формами, которые имеет сейчас война на территории Новороссии. Это возможности, которые следует использовать в дипломатическом градусе и очень грамотно обходиться с этими специалистами. Но надо всегда понимать, что представители ОБСЕ могут занять и диаметрально иную позицию при иных условиях.
Константин Сивков: Вы интересный момент заметили, Игорь, по поводу того, что позиция может меняться. С чем может быть связана эта позиция? Ведь нам известно, что Украина, она ценна не столько своей территорией для Запада, не столько своими ресурсами и, тем более, не технологическими мощностями, сколько плацдармом. Это геополитический большой проект на фоне такого же проекта с Сирией, на фоне такого же проекта с операцией «Арабская весна». Вот. Я думаю, что критерием того, насколько позитивно это перемирие, к какому оно приведет результату, и главное – окончательно будет или все-таки за ним пойдет война, будет все-таки определяться геополитическими факторами.
Валерий Задерей: Во-первых - это миф, который нам внедрили в сознание, что войны заканчиваются переговорами. Войны заканчиваются капитуляцией той или другой стороны. Сейчас мы видим, что капитуляции нет. Поэтому это некий промежуток, остановка в той большой войне. И вопрос, как оценить, куда она дальше пойдет? Это первый момент. Второй момент. Современная война – это не только, война на поле боя. Это и политический аспект, и дипломатический, информационный, социальный, экономический, все в комплексе. Сейчас мы видим, вроде бы она на военном уровне, на военных полях, идет приостановка видимых сражений. Здесь-то перемирия нет, ни информационного, ни дипломатического. Наоборот, здесь надо наращивать наступление. И в этом плане я солидарен с тем, что сказал Владимир Филин о том, что необходимо использовать этот момент для формирования собственной государственности, структур власти, от отдельных ополчений переходить к армии. Я бы даже сказал, нужно формировать гражданское ополчение. В каждом селе, в каждом жилом массиве должно быть гражданское ополчение, которое обеспечивает безопасность против мародеров, социальная защита и т.д., и т.д. То есть целый комплекс. С точки зрения геополитики, мы же понимаем, что это не просто какая-то локальная гражданская война. За этим стоят глобальные игроки, видимо США со своими интересами.
Константин Сивков: То есть вы хотите сказать, Валерий, что война еще впереди?
Валерий Задерей: Не только впереди, она будет. И вопрос в том, как мы будем реагировать – и Россия, и Новороссия, в этом плане. Правильно ведь было подмечено, ситуация в Европе меняется от того момента, когда в начале Россия во всем виновата, а сейчас уже демонстрации проводятся и там более взвешенная позиция политических деятелей. За счет именно дипломатических, информационных и других рычагов мы можем изменить эту ситуацию и перевести из военной. Может случиться так, что вроде пушки, танки есть, а никто команды не отдает на сражение.
Константин Сивков: Это как было у Януковича, да? Вот. На Украине приближается зима, которая коснется не только ополченцев. Она коснется всех жителей Украины, у которых нет газа, и которым предложат отопить свои многоквартирные дома с помощью дров. Чем это закончится, это большой-большой вопрос, тем более что там имеет место раскол. Анатолий, Вы что-то хотели сказать?

Анатолий Цыганок: Я хотел добавить, как ОБСЕ повело себя в Грузии. Они знали о том, что начнется наступление и за сутки ушли и предоставили миротворцев самих себе. Действительно, последнее время представители ОБСЕ изменили свою позицию. Помните, когда полтора месяца назад, руководитель ОБСЕ сказал: «Да, да, да, мы проследили, но там нет войск». Я считаю, что очень важно, поднять роль ОБСЕ, и оказывать в этом случае им всяческую помощь. Это единственная структура, которая может донести правду до Европы.
Константин Сивков: Складывается впечатление, что перемирие считать успехом или сдачей можно не так однозначно?
Анатолий Цыганок: Это по-разному оценивается.
Игорь Федоровский: Абсолютно…
Константин Сивков: То есть, получается, в зависимости от того, как это дело повернуть. С военно-стратегической точки зрения, обоим сторонам необходимо было перемирие. Людской потенциал Украины, даже военно-технический, несопоставимо больше, чем у Новороссии. Но сможет ли она это реализовать? Вопрос темпа. И если сейчас перемирие будет затягиваться, то затягивание перемирия объективно работает на Новороссию, потому что затягивание перемирия ведет к возникновению и к обострению социальных противоречий, которые могут достичь критической точки, и уже тогда правительству Порошенко будет не до войны.
Валерий Задерей: Есть духовно-нравственный потенциал, который играет значительную роль. И в данном случае, именно он на стороне Новороссии. Они защищают свою страну, свой дом, свой народ. Правда, на их стороне. А вот украинские войска и формирования, они не понимают, за кого воюют: за олигархов, которые дорвались до власти? Это осознание, при всем информационном зомбировании, которое происходит на Украине, оно доходит, с гробами, с холодом, с проблемами. Но, прояснение в мозгах наступает, и в данном случае время, оно работает. Но не сложа руки надо сидеть. Надо формировать субъект, консолидировать общество, я имею в виду Новороссию. Вот. И тогда эта чаша весов, она совершенно будет по-другому.
Константин Сивков: В завершение обсуждения я хотел бы попросить всех сказать одной фразой свое окончательное мнение по вопросу. Так все-таки перемирие – сдача или успех?
Игорь Федоровский: Перемирие – это успех, но это и опыт новой фазы во всем военном конфликте на Украине. Как у любой новой фазы, есть свои новые возможности – политические, военные, социальные, геостратегические, и их надо различать и использовать. В целом – успех.
Владимир Филин: Я бы сказал, что это реальная необходимость для перегруппировки сил, и с той стороны, и с этой стороны. И в этой перегруппировке, конечно же, плюс будет на стороне Новороссии.
Анатолий Цыганок: Я считаю, что действительно перемирие даст возможность, во всяком случае, Новороссии организоваться. Думаю, что перемирие должно быть в объединении двух войск, поскольку там до сих пор еще два министра обороны. И если они во время этого перемирия найдут взаимный интерес, это будет очень хорошо.
Валерий Задерей: Это успех и залог будущей победы при активной позиции Новоросии и России в этом направлении.
Вопросы от читателей сайта «Свободная Пресса»
Константин Сивков: К нам поступило несколько вопросов со стороны телезрителей. Этих вопросов очень много. На все мы ответить, конечно, не можем. Но мы интегрировали эти вопросы по группам, которые отражали наиболее полные интересы, которые задавались разными слушателями. Евгений Шнякин задал такой вопрос: «Сможет ли нынешняя власть, не являющаяся носителем, идеологом западного либерализма, но являющаяся активным сторонником западного курса и западной ценности, а потому стоящая лишь на позициях «бытового патриотизма», активно противостоять Западу, окончательно скинувшему маску со своего лица? И стоит ли нам сплачиваться вокруг этой гибельной системы, которая является лишь переходной от западного либерализма к национальному государству, и созданной, по всей вероятности, вынуждено, лишь бы не допустить окончательный переход на естественный путь развития?».
Валерий Задерей: Глобальное противостояние, в том числе и в виде войн, на уровне «бытового патриотизма» никогда не выигрывается. Мы знаем, что на Западе, в США десятки, даже сотни аналитических центров, которые разрабатывают стратегии, доктины, использование новейших достижений технологий информационной техники. Поэтому, для того, чтобы победить, необходимо опираться на современную науку, формировать свои национальные мыслящие центры, которые будут нарабатывать эту стратегию. И второе, очень коротко: надо ли сплачиваться вокруг гибридной системы? Никогда нельзя сплачиваться вокруг гибридной системы, надо формировать свой национальный державный патриотический полюс. У нас есть хорошие умы и силы, и тогда даже те власти, которые колеблются, глядишь, они тоже изменят свое направление, сформируется нормальный социально приемлемый путь перехода на такой национально-ориентированный путь развития.

Константин Сивков: Центральный вопрос - это выработка национальной идеологии.
Валерий Задерей: Идеологии, стратегии.
Константин Сивков: Стратегии, и ее реализации.
Валерий Задерей: Конечно, конечно.
Константин Сивков: Идеологии, которая бы включала в себя три основные компонента – это новое мировоззрение, это новая социально-политическая система, которая отвечает требованиям шестого технологического уклада, обеспечивающая оптимальное развитие общества в этом шестом укладе, и, конечно же, геополитика, как без нее.
Константин Сивков: Еще один вопрос. Его задает Никита: «Кому в нашей стране выгодно распространение лжи о том, что она аннексировала и оккупировала Крым? А отсюда и о законности санкций и прочей агрессии против России. Не пора ли законодательно начать борьбу с такой дезинформацией? Кому и для чего был нужен недавний «Марш мира»? К каким результатам может привести мир его однополярность? События этого года все больше намекают на то, что это тупиковый путь, и к тому же войн не всегда можно избежать даже в таком мире. Станет ли он снова двухполярным?
Анатолий Цыганок: Он наверняка станет двухполярным, а через пять-шесть лет наверняка он будет трехполярным. Помимо БРИКС появятся еще и другие структуры. Если говорить об оккупации Крыма, надо четко понимать, я считал, как эксперт, что вполне возможно, что вопрос Крыма должен встать через десять, через пятнадцать, через двадцать лет, почему? Да потому, что Крым был отдан незаконно деятелями, которые просто подарили Крым, откровенно говоря, Украинской республике. Крым подарили, но ведь Севастополь постоянно был в союзном руководстве, поэтому мы просто восстановили справедливость. Второй очень важный вопрос – нужен ли данный «Марш мира». Я скажу откровенно. Четыре года назад я вместе со своими людьми побывал на этом «Марше мира» на пр. Сахарова, кстати сказать, оба моих сына. Они изменили мнение вообще. Я считаю, что этот «Марш мира» действует только в угоду. Но «Марш мира» не решил ту роль, на которую надеялись. Там всего было пять или шесть тысяч человек.
Константин Сивков: - Вопрос, от Ярослава. К чему вообще должно и может привести заключение перемирия? На этот вопрос в основном ответили. Поэтому я не буду на этом останавливаться. Но тут он затрагивает еще один интересный момент: «Как считают уважаемые участники круглого стола, получат ли после всех этих происходящих геополитических событий новую жизнь идеи пацифизма»?
Анатолий Цыганок: Я думаю, нет. Ведь понимаете, в чем дело. Дело в том, что конфликт на крови, он решиться ни за два, ни за пять лет не может. Конфликт на крови, когда брат на брата, отец против сына… Я вам скажу такую простую вещь: я часто бываю на Кавказе. Когда я бываю в Осетии, покупаю копченный сыр у одной женщины. Приезжаю восемь лет назад, у нее внук метр восемьдесят. И она постоянно ему говорит: «маму твою изнасиловали грузины, сестру твою убили, отца твоего убили», и вы думаете что? Он слушает свою бабушку… Кавказ – это маленькая страна. Ситуация касается не только Абхазии, ситуация, которая на Украине - конфликт на крови, решиться он просто не может. То, что сейчас творится в Новороссии, это говорит о том, что это будет огромнейшая беда самой Украины. И беда тех, кто с ней сотрудничает.
Константин Сивков: - Идеи пацифизма в нашем мире хоронит тот, кто получил Нобелевскую премию мира – господин Обама. Он развязал еще одну войну. Вот задает вопрос интересный Карина: «Новороссии не удастся выжить без российской поддержки. Какие эта поддержка повлечет последствия со стороны Запада против России? Или она уже показала себя не такой слабой, как он ее считал, и сможет должным образом отреагировать на это давление? Что дальше ожидает Украину с ее новой внутриполитической войной олигархов? Уважаемые участники, какая, по вашемим прогнозам, на всем этом фоне сложится мировая ситуация в ближайшее время? Как она скажется на России»?
Владимир Филин: Во-первых, мы понимаем, что перемирие – это вынужденная мера, как мы уже здесь говорили, что нет перемирия, есть либо сдача, либо победа, либо проигрыш, да. Поэтому кризис, несомненно, будет усугубляться, и будет нарастать. Причем здесь Россия будет вынуждена просто участвовать и соответствующим образом санкции, которые сегодня якобы будут рассматриваться со стороны Соединенных Штатов заявленные и стран ЕС, они, по всей видимости, не будут отменены, потому что тогда нужно будет либо сдать Новороссию, и сказать: ребята, мы тут никакого отношения не имеем, вот вы сами там разбирайтесь, да. Либо мы должны все-таки оказывать ей всевозможную и всемерную поддержку, а мы ей уже оказываем, и это весь мир видит. Поэтому, естественно, давление на Россию будет нарастать. Ну а ситуация с Россией – здесь единственное, что у нее есть - возможность только усиливать свой союз со странами БРИКСа, поскольку все-таки Евросоюз и Соединенные Штаты – это достаточно мощный блок, и против этого блока могут только объединиться соответствующие структуры, Индия, допустим, с нами, Китай. Но опять-таки, это, будем говорить так, перерастание в третью мировую войну, я надеюсь, по крайней мере, вряд ли будет. Ситуация будет усугубляться на территории Российской Федерации, будут дорожать продукты питания, которые сегодня уже начинают дорожать, будут дорожать услуги, в том числе энергетические и все остальные. И этим, конечно, воспользуется пятая колонна, которая уже сегодня этим воспользовалась. То есть самый главный момент – раньше у пятой колонны не было лидера. Сегодня этот лидер определился – господин Ходорковский. Этот лидер будет поддержан и западным капиталом, который заинтересован в расчленении России, и несомненно, нашими олигархами, которые завязаны на этот капитал. То есть мы практически с вами получили уже на сегодняшний день пятую колонну, реальную, в действии. И с колоссальными возможностями. Еще я хочу отметить, что внесен законопроект в Государственную думу, в котором говорится, что потери олигархов от санкций Запада будут компенсироваться из российского бюджета. Этот законопроект уже внесен, будет рассматриваться в ближайшее время.
Валерий Задерей: Источник глобального кризиса – Соединенные Штаты Америки, выйти из этого кризиса они могут, развязав глобальную или так сказать, широкомасштабную войну. Конечно, это коснется России – хочешь – не хочешь, нравится – не нравится – придется проводить внутреннюю мобилизацию. Единственное, разница в чем: если мы мобилизуемся и просто защищаемся – выигрыша нет. Новая картина геополитического мира - новое мировоззрение. Надо предложить мир, другое жизнеустройство, где у каждого будет свое достойное место.
Константин Сивков: Идеологическое и геополитическое выступление не обязательно с применением военной силы?

Валерий Задерей: Конечно, конечно! И это, наоборот, может остановить это наступление!
Анатолий Цыганок: Но я не думаю, во всяком случае, что действительно будет война, мы все военные четко понимаем ситуацию, но то, что действительно надо готовиться к каким-то изменениям, – это естественно.
Игорь Федоровский: Согласен!
Анатолий Цыганок: К каким-то изменениям – это естественно! То, что в России, когда постоянно говорила: «Давайте, давайте!» на Запад, а Запад говорил-говорил: «Нет, у вас обязанности!», это вылилось в то, что они нас отринули как переговорщиков, и мы начинаем искать переговорщиков на юге и в странах Латинской Америки. Что самое даже интересное – дело в том, что когда Америка постоянно считала, что вела борьбу против Советского Союза, она не обратила внимания, что Латинская Америка строит сейчас социализм, кстати сказать. Ведь дело в том, что военно-морской флот, который раньше там был – они восстанавливают сейчас тот флот, четыре года назад, который сейчас действует, именно в Америке. Поэтому ситуация резко изменяется!
Константин Сивков: Речь идет о воссоздании четвертого флота США!
Анатолий Цыганок: Да, да, да!
Константин Сивков: Который был создан в 1943 году, потом был расформирован в 1952-м, и вот сейчас он воссоздан вновь! Четвертый флот США, операционная зона, Южная Атлантика.
Анатолий Цыганок: Поэтому ситуация очень серьезная, очень серьезная, я думаю, еще очень важный момент: мне пришлось писать книгу «Израильские войны». Израильтяне –у них санкций было очень много. Чем больше у них санкций, израильтяне делают свое собственное оружие. Так может быть, в конце концов, эти санкции повлияют, во всяком случае, на то, что мы сейчас будем лучше строить свой независимый военно-промышленный комплекс.
Константин Сивков: Да зачем, зачем нам ссылаться на израильтян, у нас есть свой собственный опыт 30-х годов. Есть одна маленькая деталь, о которой мы все забываем: у Израиля и у Советского Союза той поры была единая идея, общество было консолидировано, оно было консолидировано на порочные идеи и в фашистской Германии, что позволило совершить технологический рывок. Сегодня наше общество разобщено, очень серьезно разобщено, и поэтому здесь будут большие проблемы. В этом контексте, задает вопрос Владимир Шабаев: «прислушиваются ли во властных структурах государства к предложениям и мнениям Академии геополитических проблем»? На этот вопрос придется отвечать мне самому – как президенту Академии геополитических проблем. Прислушиваются эпизодически. Если Вы, Владимир наберете в интернете: «Концепция или геополитическая доктрина Российской Федерации», то Вы получите ссылку на проект геополитической доктрины, который докладывался лично Владимиру Владимировичу Путину. Если Вы внимательно его прочитаете, то увидите, что по целому ряду направлений сегодняшняя геостратегия и геополитика Российской Федерации, которая реально проводится в жизни, совпадает с этой доктриной. Конечно же, мы не участвуем непосредственно в работе центров, принимающих решения. Наша Академия не получает абсолютно никакого финансирования из государственного бюджета. У нас – общественная организация. Тем ни менее, наши разработки, пользуются достаточно широким спросом на разных уровнях, и через эти разработки удается оказывать позитивное влияние на принятие политических решений. Во всяком случае, представление о том, что надо немедленно принимать экстраординарные меры по предотвращению социального взрыва и, в первую очередь, через взятие под контроль олигархата, вот – это концепция получает определенное, определенную реализацию. Вспомните и дело Евтушенко, вспомните последние законы, в соответствии с которыми запрещено иметь капитал за рубежом лицам, находящимся на государственной службе, даже не только им самим, но и их родным и близким. Так что в определенной степени к нашим рекомендациям во властных структурах прислушиваются. Но, к сожалению, ничем не помогают.
Владимир Филин: Константин, можно я добавлю?
Константин Сивков: Да!
Владимир Филин: Ведь еще интересный момент: ведь Путин перед выборами заявил о том, что надо разделить власть и бизнес. То есть, власть – это должны быть люди политики, а бизнес должен как бы вне политики. И он это заявил исходя из того, что у нас сегодня порядка шести миллиардеров в Государственной Думе, и еще, плюс к этому, пять рублевых миллиардеров. То есть, получается, что в основном законы, которые готовятся, готовятся теми, кто заинтересован в своем личном бизнесе и обогащении. Поэтому то, что сейчас вы сказали – это даже Президент об этом говорит, что надо разделять.
Анатолий Цыганок: Совершенно верно!
Владимир Филин: А «Единая Россия» принимает обратные решения.
Константин Сивков: Если уж начали, то давайте ответьте заодно и на вопрос Ангелины: «что происходит в данный момент в плане установления политических структур территориального суверенитета Новороссии»? Этот вопрос непосредственно к Вам поскольку Вы поддерживаете отношения.
Владимир Филин: Мы не должны упускать одного важного момента: ведь на конец года на Украине должны пройти выборы в Верховную Раду. Что же дает нам перемирие? Это перемирие дает возможность легитимизировать власть в Донецкой Республике. И второго ноября намечены выборы в Парламент, Верховный Совет. То есть, таким образом, разделяется власть Украины и власть Донецкой Республики. Здесь Верховный Совет, который получает поддержку народа, а здесь – поддержку Украины. Это – очень важный момент, почему: потому, что тот парламент, который избран был седьмого апреля, он был избран исходя из тех, кто представлял районы, но он не был, как я уже говорил, избран всеобщим голосованием. Мало того – Верховный Совет утверждает Кабинет Министров и премьер-министров. То есть, вся структура власти определена. И вот это почему важно в военное время? Потому, что: а кому подчиняться? Здесь правильно сказал Анатолий Дмитриевич: 10% тому подчиняются, 15% – Коломойскому, там 70% так сказать, – Порошенко, а в конечном итоге даже 10% могут создать такие проблемы, что никому мало не покажется! И вот этот момент: кому подчиняться должны граждане на территории Донецкой республики, будет решен путем легитимизации.
Константин Сивков: Центральный вопрос сегодняшнего момента Новороссии – это легитимизация власти?
Владимир Филин: Да!
Анатолий Цыганок: Дело в том, что сейчас ополченцы контролируют только одну четверть. Даже одну треть! Что контролирует сейчас армия? Ведь закон украинский говорит вот о чем: они восстанавливают ту промышленность, только то, где находится украинская армия. Одну четверть они не будут вообще восстанавливать! Это они что, считают, что, что это Россия должна восстанавливать?
Владимир Филин: Ну, это вы ей говорите о том, когда, когда юго-восток Украины был в составе Украины. Правильно я понимаю?
Анатолий Цыганок: Да, я думаю, да.
Владимир Филин: Но мы-то сейчас говорим, что это – независимая республика уже, непризнанная независимая республика – Новороссия, и ей эти проблемы решать, к сожалению.
Константин Сивков: Я не могу остаться в стороне, хоть я и ведущий, я должен высказаться тоже в этом отношении. В данном случае уже как Президент Академии. Надо исходить из того, что государство, которое приобретает суверенитет, вместе с суверенитетом и независимостью приобретает обязанности заботиться само о себе. Это касается и Новороссии. Если она разгромлена, то Новороссия может предъявить иск международные суды, через международные инстанции к Украине по возмещению этого ущерба. Кто будет Новороссии помогать? Естественно, Россия, это правильно – потому, что все говорят о материальном продукте. Сейчас признают в наличии продукт информационный. Но пока еще не говорил никто о том, что самый дорогой из всех этих продуктов – этот продукт называется безопасность. Не будет безопасности – не будет ничего. Новороссия для России это предполье, стратегическое предполье, сохраняя которое мы защищаем нашу страну от возможного военного удара. И я тогда сразу же отвечу на вопрос Vendy99, где он задает очень интересный вопрос: «он говорит, что заморозить конфликт – это не решить его. Фашисты, сами по себе никуда не испарятся. Он говорит, что проблему-то назад нельзя спустить; он говорит, что если будет признана Новороссия в тех границах, которые вот сейчас есть, то через пару лет «хунта» развяжет очередную войну потому, что цель США это не Украина и не Грузия, цель США – это Россия». Он прав. Но есть важный момент, уважаемый Vendy99, в любой войне ключевым фактором является время. Если полководец выигрывает время, то он может разгромить значительно превосходящие силы противника. Примеров тому – масса. Классическим примером может быть, может послужить сражение за остров Мидуэй, когда пятикратно более слабые силы американцев, выиграв время в обнаружении главных сил противника авианосного соединения, нанесли упреждающий удар; и из четырех японских авианосцев три ушло на дно. После этого судьба сражения была решена – японцы потерпели поражение. Вот то же самое и сейчас. Что такое два года для Украины? Украины, раздираемой чудовищными внутренними противоречиями, а противоречия между двумя, как минимум тремя группировками политической элиты. С одной стороны – Порошенко, с другой стороны – как ее называют партия войны Тимошенко, которая претендует на власть, есть еще одна партия, которая никуда не ушла, но заявила о себе как мощный фактор силы – это Коломойский и его батальоны. С другой стороны, Украина переживает кризис. Ведь экономические проблемы, которые сейчас стоят перед Украиной, столь гигантски, что она не способна их решить самостоятельно. Запад ей не поможет, а Россия тоже оказывать помощь этой власти не будет. То есть, не то, что два года, а в ближайшие, может быть, несколько месяцев там произойдет полная экономическая катастрофа и крах. И о какой власти придется говорить? «Хунта» не выдержит этого времени. Поэтому Украине придется менять свой политический курс и ориентацию – ей деваться будет просто некуда. Вероятнее всего, она расколется. Поэтому нам сейчас в рамках этого перемирия или какого-то конфликта, ну, видимо, все-таки, перемирия, важно выиграть время, и мы выигрываем. А дальше будем смотреть. Но тот факт, что сегодня самим фактом существования Новороссии и присоединением Крыма мы уже отбили первый натиск США непосредственно на территории России – это факт. Ждем второго натиска, он пойдет изнутри. Посмотрите внимательно на действия экономического плота правительства Российской Федерации и на действия нашего олигархата. И вы увидите, что наступление уже началось. Наступление на нашу Родину, на Россию, на наш народ, и на нашу политическую власть во главе с Президентом. На этом, дорогие телезрители, наша передача завершается. Спасибо вам. Всем удачи, счастья и здоровья!


Источник

Тематики: Украинаперемириебеседа

04.10.2014


 


Для профессионалов похоронной отрасли

Эпитафии

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae