Семья из Могилева 74 года ухаживала за могилой солдата, похороненного во дворе их дома

17.10.2018
Семья из Могилева 74 года ухаживала за могилой солдата, похороненного во дворе их дома
Фото: Светлана БОРИСЕНКО

- Это ведь обычная история, обычная жизнь, разве нужно об этом рассказывать? - сомневается Регина Казимировна. Ее отец 74 года назад похоронил в своем саду погибшего в бою красноармейца. Все эти годы его семья ухаживала за могилой, а теперь решила перезахоронить останки солдата в братской могиле.

- Разве можно было тогда как-то по-другому поступить? - задается вопросом женщина. То, что происходило здесь в 1944 году, она знает со слов отца, Казимира Леоновича, которому на тот момент было только 15 лет.

- Это было в июне 1944 года. Тогда шли бои за освобождение железнодорожного узла в Могилеве, а железная дорога как раз находится недалеко от нашего дома. В одном из боев и погиб этот красноармеец. 27 июня к нам на участок въехал танк - заборов тогда никаких не было - врезался в яблоню и остановился. Как папа рассказывал, потом пришел красноармеец, который на плащ-палатке нес убитого друга. Документов у убитого не было. Его друг оставил солдата у нас во дворе и сказал, что скоро приедет медицинский обоз, который заберет красноармейца. Но ни в тот день, ни назавтра обоз не появился - видимо, этого солдата просто потеряли.


В поисковом отряде говорят, что во время войны солдат часто хоронили прямо у домов. Фото: Светлана БОРИСЕНКО

В поисковом отряде говорят, что во время войны солдат часто хоронили прямо у домов. Фото: Светлана БОРИСЕНКО


Солдата решили похоронить в яблоневом саду у дома, под тем самым деревом, в которое врезался танк.

- Другого варианта на тот момент просто не было. Тогда еще не было ведь братских могил, кладбище находилось далеко от дома. Поэтому папа и бабушка вместе с соседями выкопали ему могилу на своем участке, поставили деревянный крест. Я помню, что у нас до 70-х годов стоял этот крест, пока не сгнил. Когда вокруг стали строиться дома и заселяться соседи, приходилось объяснять, что это за могила - люди реагировали нормально. Потом крест сгнил, осталась просто могилка - мы за ней всегда ухаживали, высаживали цветы. Это делала мама. У нее все время были мысли, что этот солдат - чей-то сын, близкий человек, которого ждут домой. Мамин брат ведь тоже не вернулся с войны - погиб под Витебском. Мы с ней ездили в те места, где шли бои и воевал дядя, но, к сожалению, не нашли там никаких захоронений.

При себе у солдата ничего не было - разве что пятикопеечная монетка, которая прекрасно сохранилась и почти не заржавела. Фото: Светлана БОРИСЕНКО

При себе у солдата ничего не было - разве что пятикопеечная монетка, которая прекрасно сохранилась и почти не заржавела. Фото: Светлана БОРИСЕНКО


«ПЕРВЫЙ ТОСТ ПО ПРАЗДНИКАМ У ОТЦА ВСЕГДА БЫЛ ЗА ЭТОГО СОЛДАТА»

Дом, в котором живет Регина Казимировна со своей семьей, можно назвать родовым гнездом. Здесь жил еще ее дед, а затем и отец.

- Папа всю войну вместе со своей мамой прожил в этом доме. Видел немцев - приходили, забирали все, что было… День Победы для него всегда был самым важным праздником. 9 Мая у этого солдата всегда стояли цветы, - делает паузу собеседница. - Первый тост по праздникам у папы всегда был за него.

Сейчас во дворе уже нет того яблоневого сада - деревья состарились и пропали. Как пропала и та кривая яблоня, в которую врезался танк. На ее месте растет другое молоденькое дерево.

- Никому из нас страшно не было,- улыбается женщина, отвечая на вопрос о соседстве с могилой, которое кому-то покажется странным. - Ни мне, ни моим детям - бояться ведь нужно живых. Правда, когда сын маленький был, говорил: «Мне все время кажется, что он за мной наблюдает». Хочется думать, что этому солдату было хорошо с нами, по крайней мере, лучше, чем где-нибудь на безымянном поле. Конечно, можно было все это затоптать и забыть. Хоть нам и доказывали в советское время, что Бога нет, но мы все равно верили. Поэтому по-другому просто не могли поступить.

Тогда, в 44-м, за убитым солдатом должен был приехать медицинский обоз, но, видимо, красноармейца просто потеряли. Фото: Светлана БОРИСЕНКО

Тогда, в 44-м, за убитым солдатом должен был приехать медицинский обоз, но, видимо, красноармейца просто потеряли. Фото: Светлана БОРИСЕНКО


В последние годы перед смертью Казимир Леонович часто говорил дочке, что солдата нужно перезахоронить с почестями в братской могиле.

- Все, что он хотел, мы выполнили. Это произошло случайно. Зимой увидела в бегущей строке по телевизору, что есть специальный отряд, который занимается поисковой работой. Мы созвонились с ними - они согласились, отправили заявку в Минобороны. Нам сразу сказали, что, скорее всего, могилу раскопают в октябре.

Останки солдата поднимали бойцы 52-го отдельного поискового специализированного батальона Министерства обороны вместе с могилевскими поисковиками.

- Я поняла, что таких обращений к ним поступает много: когда они у нас работали, им позвонили из одной деревни под Бобруйском и попросили поднять останки красноармейца, который погиб в 1941 году на поле боя.

О солдате, которого похоронила семья Регины Казимировны, пока известно не много.

- Наверное, это был рядовой. Когда его раскопали, не нашли ни одной звездочки. Скорее всего, он призывался после 1943-го, медальонов тогда уже не было, поэтому установить его личность можно разве что по отряду, который освобождал железнодорожный узел. С собой у него была монетка пятикопеечная - она идеально сохранилась, даже не заржавела! Может быть, это был его талисман и у кого-то дома хранится вторая такая же монетка. Сейчас можно предполагать все что угодно, - грустно улыбается женщина.

На этом месте все эти годы (раньше здесь был яблоневый сад) и находилась могила неизвестного солдата. Фото: Павел МАРТИНЧИК

На этом месте все эти годы (раньше здесь был яблоневый сад) и находилась могила неизвестного солдата.Фото: ПАВЕЛ МАРТИНЧИК

КСТАТИ

«Вероятно, солдату было около 30 лет, погиб во время скоротечного боя»

- На железнодорожном вокзале в Могилеве была братская могила - возможно, погибший числится там. Мы пока не нашли архивные документы, но они есть. В 1960-е годы могилу перенесли - когда найдем списки, кого переносили, скорее всего, сможем идентифицировать этого солдата, - говорит руководитель Могилевского областного поискового клуба «Виккру» Николай Борисенко. - Мы предполагаем, что он воевал в составе 878-го стрелкового полка 290-й дивизии, освобождавшей Могилев. Тогда проходили скоротечные бои, которые редко длились несколько дней, - немцы были в кольце и рвались из Могилева.

У красноармейца не было ни жетона, ни каких-то других вещей, по которым можно было узнать, кто он. С ним была только монета, остатки ремня, фрагменты плащ-палатки. По словам Николая Борисенко, вероятнее всего, солдату было около 30 - 35 лет. Где похоронят этого красноармейца, решит райисполком. Пока же его вещи и останки передали в военкомат.

- В моей практике это далеко не первый случай, когда солдат хоронят на частных подворьях - сталкивался уже с десятком подобных случаев. Встречали такое в Чаусском районе, Славгородском, в Могилеве. Там тоже солдаты были похоронены в огородах, люди ухаживали за ними. Кто-то даже не хотел отдавать останки - говорили, мол, мы уже сжились, привыкли за столько лет, этот солдат нам как член семьи.

Автор АЛЕСЯ ДОБЫШ
Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика