«Когда позиция «моя хата с краю» не работает». Что делать обществу после стрельбы в Керчи

27.10.2018
«Когда позиция «моя хата с краю» не работает». Что делать обществу после стрельбы в Керчи
Фото с сайта https://www.crimea.kp.ru/daily/26896/3941268/


«Мы все можем оказаться в центре пожара. И каждый должен проследить, чтобы он не вспыхнул». От убийства обиженным подростком не застрахован никто, и иногда нужно говорить даже с замкнутым соседом.

17 октября в крымском городе Керчь 18-летний студент Политехнического колледжа Владислав Росляков устроил стрельбу, в результате которой погибло 20 человек и пострадали около 50, а затем покончил с собой. Он подражал стрелкам из американской школы Колумбайн, которые в 1999 г. стали практически «родоначальниками» массовых школьных убийств. Окружающие говорят, что Владислав был тихим и замкнутым, не имел проблем с законом, но в разговорах признавался, что ненавидит преподавателей и хочет «всем им устроить».

По просьбе DK.RU психотерапевт Рамиля Аксенова рассказала, в чем кроется причина таких ситуаций, почему их жертвой может стать каждый и как внести свой вклад в решение этой проблемы.

— Событие в Керчи — это трагедия для каждого. Внезапно, жестоко, слишком непонятна мотивация. Первая реакция — ступор. В конкретных причинах сейчас трудно разобраться, но основную из них можно сформулировать как комплексную проблему одиночества человека. Когда у него происходит разрыв: с собой, с социумом, со своими чувствами и эмоциями, отношениями — все сужается до узкой дорожки, которая ведет к страшному выбору и таким трагическим событиям. Наверняка у подростка что-то очень долгое время шло не так и не туда, он заблудился в этом лабиринте жизни.

Каждый из нас в своем существовании связан с социумом, он постоянно взаимодействует с Другими — именно с большой буквы. При нормальных взаимоотношениях человек контактен, у него широкий спектр эмоций и чувств, он находит разные варианты действий и поведения. Здесь же человеку показалось, что есть только один вариант развития событий. Стрелкам кажется, что только так можно решить все их проблемы, только так можно высвободить их накопившуюся энергию и внутренние противоречия, завершив мучительное существование и уничтожив все, с чем не могут справиться.

Владислав практически полностью скопировал события в Колумбайне: та же одежда, та же хронология событий: взрыв в столовой, самоубийство возле библиотеки — даже лежит в подобной позе. Потому и говорят, что стрелявших, возможно, было несколько.

Культ убийц из Колумбайна почти сексуализируется подростками: они романтизируют эти образы, когда еще не умеют разделять энергию своих достижений, сексуальную энергию и агрессию. Некоторые даже считают, что  стрелок поступил очень красиво: показал всем и умер как герой.

Когда человек замыкается в себе, его гнев и агрессия не находят выхода. Люди, находящиеся в норме, могут направить их в творчество или решают: «Я вам всем докажу и получу красный диплом». А третьи уходят все глубже и глубже в себя, накручивая однотипные мысли, находя внешних врагов, виновных во всех их проблемах. Критичность мышления снижается, путей развития событий становится все меньше.

Тихих, замкнутых ребят стараются особо не трогать, потому что с ними не очень приятно общаться, они не очень популярны: мол, какой-то чудик. Сложно сказать, что учителя не обратили на это внимание: наверняка все обращали, но что с этим делать, никому непонятно. Все чувствуют, что тихий подросток — это не норма, но с другой стороны, это удобно. Вот и думают, что все хорошо.
Нас шокирует, что подросток убил себя и забрал жизни ни в чем не повинных людей. Может, он прицельно шел за своими обидчиками, но мы этого не знаем. У такого человека очень узкое восприятие, он смотрит на мир будто через подзорную трубу своей ненависти и агрессии — от того, что его не приняли, что с ним потерялся контакт.

Возможно, среда была агрессивна к стрелявшему, возможно, пассивна: когда к человеку относятся никак, это тоже страшно — подростку необходимо сверяться с другими. Но еще очень важно, чтобы человек рос внутренне и был готов противостоять среде и взаимодействовать с ней.

Стрелявший же отреагировал на стимулы от среды, родителей и ровесников деструктивно. Он решил, что если пришел к полному разочарованию и не видит будущего во враждебном и равнодушном мире, то и жить дальше не стоит и нужно отомстить обидчикам, учинив расправу. Так случаются бойня и суицид.

Подобные случаи происходят во всем мире, не только в России. Подростку очень нужны Примеры: если никто не показал ему, как можно поступить, то в какой-то момент он может наткнуться на пример романтизированных стрелков и примерить его на себя. Человек, который находится в энергетически низком состоянии — а скорее всего, стрелок был эмоционально истощен — выбирает решения, которые не требуют энергоемкого мышления. Они не способны что-то обдумывать, следуют подвернувшемуся примеру.

Специалисты всегда обращают внимание на аутоагрессию, агрессию, направленную на себя: когда человек разрушает себя тем или иным образом, это рано или поздно перейдет в агрессию в отношении других. Потому что если появляется мысль об уничтожении себя, то других — тем более. В таком случае человек видит мир исключительно во враждебном свете: зачем я буду оставлять жить вас, виновных во всех моих проблемах, если сам здесь не останусь?

От такого не застрахован никто. Что мы можем сделать в этом случае? Только прибирать свою планету, как писал Антуан де Сент-Экзюпери — делать себя и свое окружение немного лучше. Внимание и социальные связи нужны и девиантным подросткам, хоть они и очень агрессивно на это реагируют. Для отвергнутых людей бесценно, когда они обнаруживают, что хоть с кем-то в контакте, что их замечают — это дает опору «я-есть».

Нужна только профилактика, потому что фактически с такими случаями ничего не сделать. И смотреть за тем, что вокруг, обращать внимание на окружающих и по мере возможностей контактировать с ними. Мы оказываемся в ситуации, когда позиция «моя хата с краю» не работает. Мы все можем оказаться в центре пожара. И каждый должен проследить, чтобы этот пожар не вспыхнул: что-то поправить, помочь, сказать — по мере сил. Бывает, что одно слово, взгляд, прикосновение может спасти человеку жизнь, а в подобных ситуациях — еще и жизни других людей.

Никто не обязан нянчиться с другим. Это формулировка современного общества. Однако даже с ребёнком, начиная с какого-то возраста, не нужно нянчиться. С ним нужно взаимодействовать — общаться, обсуждать, дружить, играть, учиться. Так должно быть и с подростками и со взрослыми людьми. И нужно это именно потому, что заброшенные, неустроенные люди всегда несут риск угрозы. Несколько раз безуспешно попытавшись наладить контакты с миром, они уходят во внутреннее подполье, откуда видят мир только через очки ненависти, отторжения, злости. Это очень быстро приводит к мысли о том, что решить все можно только если уничтожить этот мир и себя. Такую угрозу лучше купировать профилактикой, а не операцией по устранению последствий.

Необходима образовательная, воспитательная, сопровождающая система, формирующая у человека понимание и возможности. Понимание безусловной ценности каждой человеческой жизни и дающая возможность проявить себя в конструктивном русле. Дающая вектора саморазвития, возможности проявляться с опорой на себя в первую очередь. А для этого рядом должны быть неравнодушные взрослые, воспитывающие неравнодушных детей. Так формируется здоровое общество, с созидательными и взаимно поддерживающими связями, через внимание к себе и близкому окружению.
Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика