«Из-за старения мы теряем тысячу лет здоровой и активной жизни»

23.12.2019
«Из-за старения мы теряем тысячу лет здоровой и активной жизни»
Фото: из личного архива Игоря Артюхова с сайта  https://realnoevremya.ru/articles/161252-igor-artyuhov-o-nauchnyh-izyskaniyah-v-oblasti-gerontologii


Игорь Артюхов об исследованиях, которые могут решить древнейшую проблему человека

«Если бы удалось «отключить» такой класс болезней, как онкологические, средняя продолжительность жизни возросла бы всего на несколько лет — не умершего от рака пожилого человека «догнали» бы сердечно-сосудистые или другие возрастные заболевания. Победа над причиной — старением — дала бы выигрыш в сотни раз больший, чем над одним из ее следствий — раком», — отмечает геронтолог Игорь Артюхов. О научных изысканиях в этой области он рассказал «Реальному времени».

«Сперматозоид и яйцеклетка мутируют уже прямо в организме родителей»

— Игорь Валентинович, расскажите языком, понятным не слишком посвященному человеку, как запускается механизм старения. И в чем сущность процесса старения? Видимо, в том, что клетки организма обновляются с годами все реже и реже?

— Это только один из многих механизмов старения. Есть и другие — накопление повреждений в ДНК, нарушение экспрессии генов (могут как «отключаться» те гены, которые в данной клетке нужны, так и «включаться» ненужные), накопление вредных веществ как в клетках (например липофусцины), так и вне их (например амилоиды), хронические инфекции, которые могут запускать такие типично возрастные заболевания, как атеросклероз и болезнь Альцгеймера.

Таких механизмов много, удельный вес каждого из них может очень сильно отличаться у разных людей. Общее у них то, что в молодости организм с ними эффективно борется, но его возможности в этой борьбе небесконечны и в конце концов он начинает проигрывать.

— А что значит накопление повреждений в ДНК? Что может ее повреждать?

— Много разных процессов, например, при делении клеток происходит копирование ДНК с ошибками, затем внешние факторы, такие как радиоактивный фон, который всегда присутствует, как химическое воздействие (свободные радикалы и другие молекулы). Даже просто тепловое воздействие может приводить к повреждению ДНК. Есть специальные белки, которые пытаются восстановить ДНК с большим или меньшим успехом, но все равно, конечно, мутации в организме накапливаются.

— Накапливаются и сохраняются?

— Да. К тому же клетки с мутировавшей ДНК продолжают делиться дальше. То есть этот компонент старения возникает уже в момент возникновения зиготы, потому что сперматозоид и яйцеклетка мутируют уже прямо в организме родителей.

— Рак развивается примерно по такой же схеме?

— На самом деле рак — это собирательное название для разных заболеваний. Они все связаны с какими-то генетическими нарушениями, но некоторые связаны с мутациями ДНК, а некоторые — с нарушением экспрессии генов (это процесс, в ходе которого наследственная информация от гена преобразуется в функциональный продукт — РНК или белок). То есть одна и та же клетка в зависимости от того, какие в ней гены «заглушены», может нормально работать, а может начать неконтролируемо делиться. И ее потомки будут тоже неконтролируемо делиться, если эпимутация перейдет к ним.

На самом деле рак — это собирательное название для разных заболеваний. Они все связаны с какими-то генетическими нарушениями, но некоторые связаны с мутациями ДНК, а некоторые — с нарушением экспрессии генов

«Известно около трехсот веществ, продлевающих жизнь лабораторным животным»

— Какие способы замедления старения существуют в наше время?

— Такие способы есть — здоровый и активный образ жизни, правильное питание (это не значит есть мало или есть одну зелень — питание надо подбирать индивидуально). Наконец, есть так называемые геропротекторы — вещества, увеличивающие продолжительность жизни. На сегодня известно где-то под три сотни веществ, продлевающих жизнь лабораторным животным.

К сожалению, изучать их воздействие на людей очень трудно — убедительный эксперимент должен был бы тянуться десятки лет, а это почти невозможно организовать. Даже эксперименты на мышах или крысах приходится проводить в течение нескольких лет, что тоже уже трудно; при этом результаты очень затруднительно перенести на людей. Механизмы старения у человека и мыши примерно одинаковы, но их вклад отличается очень сильно.

— Ставить длительные опыты на людях — это на сегодняшний день единственный метод, с помощью которого можно доказать пользу геропротектора?

— В конечном счете и безопасность лекарственного препарата положено проверять на людях. Как и его эффективность. Поскольку такие исследования очень трудно проводить, то в качестве косвенных доказательств привлекают лонгитюдное исследование. Оно заключается в том, что группу людей, которая принимает определенные препараты, наблюдают и опрашивают в течение нескольких лет. А чтобы получить достоверные результаты, что препарат действительно влияет на продолжительность жизни, нужны исследования на десятки лет.

Проблема в том, что, например, мы можем давать препарат какой-то группе людей на протяжении пяти лет, и все вроде бы хорошо в течение этого времени, но если посмотрим через 20 лет, то окажется, что в этой группе умерло больше, чем в контрольной, той, которая не подвергалась воздействию препарата.

Есть эпидемиологические исследования, в которых опрашивают, что люди едят, какие диеты соблюдают, какие препараты принимают. И таким образом тоже можно обнаружить интересные факты. Например, был случай, связанный с препаратом метформином, который прописывают диабетикам. Это самый распространенный диабетический препарат. Диабетики в среднем живут меньше, чем те, у кого нет этого заболевания. Но оказалось, что те, кто принимал метформин, жили даже дольше, чем те, у кого не было диабета и кто метформин, соответственно, не употреблял. Сейчас в Америке пытаются поставить доказательное исследование на недиабетиках, пойдет ли им употребление метформина на пользу или во вред. Нельзя сказать, что всем поможет метформин, потому что это еще не доказано. Есть основания считать, что некоторым группам людей он пойдет во вред.

На сегодня известно где-то под три сотни веществ, продлевающих жизнь лабораторным животным. К сожалению, изучать их воздействие на людей очень трудно — убедительный эксперимент должен был бы тянуться десятки лет, а это почти невозможно организовать

— Какие перспективные разработки смогут решить проблему старения людей в будущем?

— Идей у ученых достаточно много, даже основные здесь не перечислишь. И реализовать их нужно все — победив один механизм старения, мы только отложим процесс до того времени, когда навалится другой. И то, если победим именно тот механизм, который у данного человека являлся главным.

«Это исследование стало первым, в котором старение удалось обратить вспять»

— Тогда расскажите о какой-то перспективной, на ваш взгляд, разработке ученых в этой области.

— Недавно было опубликовано исследование, которое проводилось на небольшой группе людей. Там исследовали влияние на так называемые «часы Хорвата», не напрямую на продолжительность жизни человека. «Часы Хорвата» — это определенный набор генов, экспрессия которых связана с возрастом. То есть проследив определенное количество генов, активны они или нет, можно с достаточно большой точностью сказать, какого он возраста, если это необходимо. Соответственно, возникает предположение, что если какое-то воздействие на гены замедляет «часы Хорвата» и откручивает их назад, то, возможно, это хорошо с точки зрения борьбы со старением.

Недавно было небольшое исследование Грегори Фея и самого Стива Хорвата на малой группе людей, по-моему на девять человек — у них часы Хорвата открутились назад на пару лет. Они давали испытуемым набор из трех веществ. Причем, что тут важно, дозировку веществ каждому подбирали индивидуально. Туда входил гормон роста, тот же самый метформин, который мы уже упоминали, и акарбоза. Оказалось, что если следить индивидуально за параметрами каждого человека и подбирать для каждого дозы препаратов, которые ему дают, то «часы Хорвата» откручиваются назад. Это не значит, что люди будут жить дольше, потому что «часы Хорвата» — косвенный показатель продолжительности жизни. Тем не менее это очень интересный результат, потому что исследование Хорвата и Фея стало первым, в котором старение удалось не просто замедлить, а обратить вспять.

— Как вы считаете, стоит ли государству вкладывать средства в программы по борьбе со старением?

— Не просто стоит, а необходимо. Причем именно со старением, а не только с его последствиями, такими как рак, как это делается сейчас. Приведу несколько цифр: в возрасте 40 лет умирает примерно один человек на тысячу в год. Если бы мы смогли отключить старение как явление, и смертность не стала бы расти, средняя продолжительность оставшейся жизни составила бы тысячу лет. Это цифра, над которой стоит подумать — плюс тысяча лет здоровой (ведь болезни тоже от старения!), активной жизни — это то, что мы с вами теряем из-за старения.

Возникает предположение, что если какое-то воздействие на гены замедляет «часы Хорвата» и откручивает их назад, то, возможно, это хорошо с точки зрения борьбы со старением

Для сравнения: если бы удалось полностью отключить такой класс болезней, как онкологические, средняя продолжительность жизни возросла бы всего на несколько лет, не умершего от рака пожилого человека вскоре «догнали» бы сердечно-сосудистые или другие возрастные заболевания. То есть победа над причиной (старением) дала бы выигрыш в сотни раз больший, чем над одним из ее следствий (раком). При этом средств на исследования рака выделяется в те же сотни раз больше, чем на исследования старения.

— Насколько на продолжительность жизни человека влияет психологический фактор? Какой настрой помогает жить долго?

— Видимо, влияет. Хотя тут иногда трудно понять, где причина, а где следствие — человек быстрее стареет потому, что у него депрессия, или у него старческая депрессия потому, что он уже постарел. Скорее всего, мобилизовать силы организма помогает умственная и социальная активность, чувство собственной нужности другим.

«Облегчить жизнь больному старику — святое дело, но бороться с причиной его проблем было бы куда эффективнее»

— Какие структуры в России занимаются геронтологией?

— Например, Российский геронтологический научно-клинический центр. Но здесь нужно понимать, что геронтологами часто неправильно называют гериатров — врачей, которые занимаются уходом за престарелыми больными, лечением болезней старческого возраста. Собственно геронтологов — ученых, изучающих старение как явление, очень мало. Никто не спорит, облегчить жизнь больному старику — святое дело, но бороться с причиной его проблем было бы куда эффективнее.

— У российских геронтологов есть какие-то успехи? Какими проектами и исследованиями они сейчас занимаются?

— У нас есть хорошие ученые в этой области, но у них что-то получается, как правило, при совместной работе с западными специалистами. Алексей Александрович Москалев — один из крупнейших в мире и точно крупнейший специалист в России по генетике долголетия, по геномике (это раздел генетики, посвященный изучению генома и генов). Он достаточно эффективно работает в этом направлении.

— Много ли на Земле живых существ, которые не стареют? Наука как-то исследовала их и нашла причин их нестарения?

— Правильнее говорить не о «нестареющих», а о пренебрежимо стареющих животных. То есть они стареют, но настолько медленно, что не успевают сильно состариться за типичное время своей жизни. Таких видов известно несколько; возможно, их гораздо больше — большинство видов с этой точки зрения никто не изучал.

Изучаются и стареющие, но долгоживущие виды. Например, слоны стареют, но живут долго. Мышь в лаборатории погибает чаще всего от рака. У слона клеток примерно в миллион раз больше, чем у мыши — казалось бы, в миллион раз чаще должны происходить и перерождения клеток в раковые, вырастающие в опухоль, а уж за время жизни слона… Но слоны раком болеют редко — у них в клетках несколько копий гена белка, исправляющего поврежденную ДНК, а у мыши такая копия всего одна, ей больше и не нужно (в природе они до рака не доживают из-за хищников и инфекционных заболеваний).

Могу посоветовать книги одного из наших ведущих геронтологов, члена-корреспондента Академии наук Алексея Москалева «Как победить свой возраст?», «120 лет жизни — только начало», «Кишечник долгожителя» и другие. Это редкое сочетание научной строгости и понятности изложения

— Вы сказали, что в наше время активно изучаются медленно стареющие животные. Есть уже какие-то результаты исследований? Какие механизмы в их телах позволяют им стареть медленнее людей?

— Есть исследования по таким животным, как голый землекоп, ночница Брандта (летучая мышь). У них, видимо, более активны, чем у людей, системы репарации ДНК. Они меньше подвержены тому же раку. У голого землекопа обнаружен очень интересный процесс в организме. Вы, наверное, слышали о гиалуроновой кислоте, которая сегодня широко используется в косметике. Так вот, оказывается, что у голого землекопа в крови высокая концентрация полимера этой гиалуроновой кислоты. Причем у этого полимера настолько длинные цепочки, что у голого землекопа очень вязкая кровь. И доказано, что благодаря такому составу крови он защищен от рака.

— Посоветуйте нашим читателям, которые интересуются вопросами старения, три книги на эту тему.

— Могу посоветовать книги одного из наших ведущих геронтологов, члена-корреспондента Академии наук Алексея Москалева «Как победить свой возраст?», «120 лет жизни — только начало», «Кишечник долгожителя» и другие. Это редкое сочетание научной строгости и понятности изложения.

Автор Матвей Антропов

Справка

Игорь Артюхов — биофизик, криобиолог, геронтолог, футуролог, директор по науке ООО «Криорус».


                                                                            
Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика