Победительница конкурса “Лицо отрасли-2021” — о бизнесе, коронавирусе и самой необычной встрече

30.11.2021
Победительница конкурса “Лицо отрасли-2021” — о бизнесе, коронавирусе и самой необычной встрече
Костылева Екатерина Владимировна, руководитель и основатель Похоронного Бюро «Благо», г. Самара


«Спрашиваю как-то у сына: "Что будешь строить?" — он ответил: "Похоронный дом"»

Победительница конкурса “Лицо отрасли-2021” — о бизнесе, коронавирусе и самой необычной встрече

Годы службы в МВД, свое детективное агентство, ритуальное бюро, сын и машина с “дьявольскими номерами”. Может показаться, что танатопрактик Екатерина Костылева из Самары достигла всего, о чем можно было мечтать. Но недавно известная самарчанка получила титул “Лицо отрасли-2021” и теперь отправится покорять новые вершины на выставке в Tanexpo-2021 в Италии.

— С недавних пор и на следующий год вы — лицо отрасли. Как ощущения? Чувствуется какая-то новая ответственность?

— Ощущения гордости за себя и за нас. Это не только моя заслуга, но и моей команды.  Мы вместе трудимся и стараемся это делать на высшем уровне. Да, ответственность чувствуется, ведь теперь я лицо отрасли и очень многие молодые люди из разных городов, которые следят за мной в социальных сетях хотят быть похожими на меня и работать в ритуальной сфере. Я должна подавать им только положительный пример, стимулировать их к определенным достижениям, показывая тем самым, каким важным делом я занимаюсь. Кстати, на следующий год я опять планирую участвовать в этом конкурсе и держать марку до победного, пока не появится, кто-то достойней меня и посоревнуется со мной.

— Первый и последний вопрос про ваше прошлое: вспомните тот день, когда вы решили изменить свою жизнь, уйти из правоохранительных органов и заняться ритуальным агентством.

— Да, тот день сложно забыть. Это было в сентябре 2018-го года. Последней каплей стало то, что нас оставили на совещание после окончания рабочего дня и держали там до 9 вечера. У меня не было возможности забрать ребенка со школы и они мне сказали: “Нам плевать. Некому забрать, значит, вам нечего делать в органах внутренних дел”. В итоге у меня ребенок с охранником четыре часа там просидел. На следующий день я написала заявление об увольнении. Меня долго уговаривали остаться, но я была непоколебима. За пять лет службы я не была на новогодней елке у своего ребенка в детском саду ни разу и не встречала семейный праздник дома — всегда это были дежурства в новогоднюю ночь. При мизерной зарплате, которой ни на что не хватало, я проводила сутки на рабочем месте.

— Как вы начинали карьеру в ритуальной сфере?

— Когда я уходила из органов, я не ушла в ритуальный бизнес сразу. Я получила лицензию частного детектива и открыла свое детективное агентство, которое работает по сей день — никак не мешает ведению параллельно ритуального бизнеса, а иногда даже помогает. Ритуальным бизнесом я занялась позже. Я просто связалась с человеком, который им занят в другом городе и попросила консультации. И он дал добро. В нашем городе мы все конкуренты, и никто не готов поделиться информацией, поэтому было принято решение обратиться за помощью в другой город ведь на расстоянии мы не конкуренты, а коллеги.

— Как за два года пандемии изменилась сфера ритуальных услуг? Каким образом она сказалась конкретно на вашем бизнесе?

— В нашем городе она изменилась в худшую сторону для клиентов. Не говоря уже о том, что  стало очень много частных катафалков и прибавилось агентов. Также появилось очень много спекуляций по этому поводу. По-русски говоря, недобросовестные похоронные организации разводят людей на деньги.

Например, если у усопшего выявлен коронавирус, это значит, что похороны будут в два, а то и в три раза дороже, чем усопшего без этого диагноза. Живой пример: одна из ритуальных  организаций в Самаре требовала у родственников за перевозку усопшего с подозрением на ковид 50 тысяч рублей, ссылаясь на то, что нужна специальная машина.

 А на нашем бизнесе это сказалось тем, что у нас стало больше работы, мы расширились, открыли второй филиал и строим похоронный дом в европейском стиле.

— Если с вашим отношением к смерти все понятно из-за работы, то как вы говорите об этом со своим ребенком?

— Мой ребенок в своем юном возрасте уже достаточно знает о смерти. Он даже присутствовал на похоронах. Помогал в бальзамации, на установках надгробий и оград. Еще он помогает убирать могилы летом, естественно, не бесплатно — подрабатывает, так сказать.

—  У сына возникают вопросы об этом? Как вы отвечаете?

— Да, вопросы в самом начале были. Например, что происходит после смерти с телом и его душой, есть ли рай и ад и все в таком русле. Я всегда отвечаю, как есть на самом деле и без приукрашивания. Относится он к этому совершенно ровно — видимо уже привык. Но интереса у него к этой сфере нет: сказал, что работать тут не будет, а хочет быть строителем.

Спрашиваю как-то у сына: "Что будешь строить?" — он ответил: "Похоронный дом".

— Вас узнают на улицах в городе?

— Да, меня многие знают или даже все в моем городе и не только. По поводу узнаваемости на улицах ничего сказать не могу, так как гуляю я редко, в основном работа-дом. Очень часто присылают сообщения незнакомые люди с моими фотографиями, когда видят меня, где либо фотографируют, но не подходят. А уже потом пишут: “Мы вас видели!”.

— Какая встреча самая необычная?

Летом мне довелось попасть в больницу с жуткой аллергической реакцией, а когда меня определили в палату, то там уже лежали три человека… и они меня узнали! Были в шоке, сказали, что читали про меня и это действительно я.

— Что с временем? Хватает на все? Остается время на семью?

— С временем все очень сложно. Его практически нет. Как я говорю: “Мне жить некогда”. На семью времени катастрофически не хватает — работа это и есть моя семья сейчас.

— С титулом лица отрасли вы выиграли еще и поездку на выставку в Италию. Расскажите, что там будет и как вы готовитесь

— Да, я очень счастлива, что выиграла поездку на выставку в Италию, так как я мечтала туда попасть. Сбудется еще одна моя мечта! Да еще и на выставку, это вообще просто что-то невероятное. Получить европейский опыт в работе – это бесценно! 

— После конкурса копателей могил в Новосибирске в интернете, в том числе под вашими постами, появилась критика таких мероприятий. Что вы думаете о каких-либо соревнованиях на тему смерти и критиках этого?

— К соревнованиям на тему смерти я отношусь очень положительно. К критикам отношусь отрицательно, но с другой стороны, каждый имеет право на свое мнение. Для обычных людей, которые не в теме это конечно дико, так как глядя на это они вспоминают, смерть своих близких людей и как вариант негативный опыт встречи с черным агентом и гребут всех под одну гребенку. Они думают, что этими конкурсами мы стебемся над смертью их близких, но это далеко не так, а наоборот мы стремимся качественно оказывать услуги и выявлять лучших в похоронной отрасли.

— Как у нас обстоят дела с имиджем таких работников в стране?

— В наше время люди очень развиты в этом направлении и требуют современного и качественного отношения сотрудников ритуальных организаций к организации похорон. Этот конкурс очень важен. Вспомним былые времена: какие были копщики могил? С бутылкой водки и вечно в пьяном угаре? Именно такое представление о данной профессии у некоторых людей и сейчас. Освещение в медиа дает понять, что времена поменялись и копатель могил — это престижная профессия, где нет места алкоголю, а работают там молодые крепкие ребята. 


Акция «ЛИЦО ОТРАСЛИ» | Некрополь

Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+


Яндекс.Метрика