Гордость класса: как остановить вандалов

15.11.2020
Гордость класса: как остановить вандалов

Действующая статья Уголовного кодекса хулиганов не пугает


Акты вандализма, наносящие местным и так невеликим бюджетам значительный финансовый ущерб, в стране не прекращаются. Только за последние дни на кладбище под Омском хулиганы повалили 43 креста, во Владивостоке повредили шесть из 10 установленных на аллее скамеек, в Екатеринбурге разорили недавно открывшийся парк. Эксперты утверждают: действующая уголовная статья вандалов не пугает. Как справиться с вредителями — в материале «Известий».

Веселые прогулки

По данным УМВД по Омской области, в минувшие выходные на кладбище в селе Алексеевка Любинского района было повалено и сломано 43 надгробных креста. Как выяснилось, сделали это два мальчика, одному девять лет, другому 12. К семье уже пришел инспектор по делам несовершеннолетних. Дети, ранее не состоявшие на учете в органах внутренних дел, теперь находятся под контролем соответствующих служб.

Как пояснили «Известиям» в региональном УМВД, возбуждаться уголовное дело не будет, так как правонарушители не достигли возраста привлечения к уголовной ответственности. Каких-то особых мотивов, как выяснили полицейские, у школьников не было — просто хулиганские побуждения. Они гуляли по кладбищу и так развлекались.

Такие инциденты — не редкость. Так, в сентябре в Костромской области подростки 12 и 13 лет повредили 19 надгробий на кладбище. Причины действий тоже не религиозные: ребята просто пришли поесть конфеты, которые оставляли на могилах родственники.

Страдают от вандалов не только кладбища. В Екатеринбурге, например, только-только открытый после реставрации парк «Зеленая роща» сразу же стал подвергаться атакам хулиганов. Об этом сообщила в соцсетях ландшафтный дизайнер Мария Штань. По ее словам, гости парка «уже сломали молодую яблоню, выдрали несколько кустов, нарушили декоративную отсыпку», а также «воруют рулонный газон и гидропосев».

Во Владивостоке — та же история: вандалы сломали шесть из 10 скамеек, только что установленных на аллее Дениса Давыдова. Всего с начала года в этом городе сломали 25 лавочек, а одну облили горючей жидкостью и подожгли.

Пробелы в воспитании

Для вандалов в Уголовном кодексе есть отдельная статья — 214 «Вандализм». Ее выделили из статьи «Хулиганство» в 1990-х годах. Депутат Госдумы кандидат юридических наук Марина Беспалова заметила, что кроме ст. 214 Уголовного кодекса есть еще более жесткая ст. 243.4, которая касается воинских захоронений, памятников, обелисков и стел. Там ответственность серьезная, вплоть до пяти лет лишения свободы. Что касается ст. 214 УК РФ, то по ней предусмотрен штраф до 40 тыс. рублей, обязательные работы на срок до 360 часов, исправительные работы на срок до 1 года или арест на срок до трех месяцев. Вторая часть статьи предусматривает в том числе реальный срок наказания — в случае если преступление совершено группой и по мотивам расовой, национальной, политической ненависти.

Повышать штрафы для вандалов, отмечает Беспалова, бесполезно.

— Законом всё достаточно урегулировано: нормы прописаны, наказание предусмотрено, — заявила она «Известиям». — Увеличивать штрафы и наказание, особенно для несовершеннолетних, а, как правило, именно они совершают такие преступления, не стоит.

По ее словам, штрафами и запретительными мерами проблему вандализма не решить — работать должно гражданское общество, школа, институт семьи.

— Великий ученый Сергей Капица говорил, что «культуру нужно насаждать, насаждать и насаждать». Если мы не будем культуру насаждать, то потеряем человеческий облик. Решить эту проблему можно только сообща: и государство, и гражданское общество должны подключиться к всестороннему развитию личности, начиная с малого ребенка, создавая условия для развития института семьи, — заметила Беспалова.

Адвокат Ирина Скурту замечает, что статья «Вандализм» не очень-то пугает вандалов. Тем более что применить наказание в виде лишения свободы к ним практически невозможно.

— Исходя из положения общей части Уголовного кодекса, если человек не судим и совершает это преступление впервые, то к нему нельзя применить наказание в виде лишения свободы, — сказала Скурту «Известиям». — Поэтому об этой мере наказания можете забыть. Даже условно в таких случаях осудить нельзя. Поэтому в основном применяют штрафы, обязательные работы.

Адвокат Виктор Коченков также отмечает, что по этой статье не дают реальные сроки наказания: для этого у человека должна быть исключительно отрицательная характеристика в виде предыдущих судимостей, отсутствия раскаяния и т.д. В его практике реальных сроков не было, да и в целом, замечает адвокат, в России их не дают за такие наказания.

Эстетический мотив

Воспитание — долгий процесс, а сиюминутное решение чиновники часто видят в установке видеокамер. По этому пути пытаются идти в Екатеринбурге: после случаев вандализма в парке «Зеленая роща» решено устанавливать камеры. Мария Штань предложила установить их на все входы и детские площадки, чтобы «хоть как-то остановить разрушения».

Доцент кафедры общей психологии и конфликтологии Уральского государственного педагогического университета, кандидат психологических наук Ирина Воробьёва, которая вместе со своими коллегами давно занимается исследованием вандализма, отмечает, что видеокамеры от сломанных скамеек, обезображенных остановок и разбитых витрин могут уберечь лишь отчасти.

— Чтобы минимизировать вандализм, нужны антивандальные покрытия и максимальная просматриваемость, социальный контроль, — сказала она «Известиям». — Видеокамеры, установленные в общественных местах, частично останавливают вандалов, но при условии, если мы не говорим о вандализме групповом, совершенном в эмоциональном состоянии, когда это происходит во время драки, из мести и так далее.

Воробьёва отмечает, что мотивы вандалов нужно рассматривать отдельно в каждом случае. Если речь идет о кладбищах, то это чаще всего идеологические мотивы.

— Нужно смотреть, что конкретно сделали, транслировали ли они эти действия куда-то. Это может быть презентация себя, может быть протест, — говорит Воробьёва. — Подростки, юноши обозначают таким образом позицию несогласия.

Исследования, которые проводит Воробьёва, показывают, что доминирующим мотивом вандалов является эстетический, однако здесь речь чаще всего идет о графическом вандализме.

— Это желание и стремление сделать среду, которую они считают своей, эстетически привлекательной для них, — рассказала она. — Плюс маркирование пространства.

Психолог Глеб Слобин также отмечает, что через вандализм подростки часто пытаются выразить себя, заявить о себе и повлиять на окружающих. Кроме того, замечает он, влияет и групповая динамика: то, что подросток никогда не сделает один, он с легкостью сделает в группе.

— Играет роль и нравственный вектор — созидание или разрушение, — сказал он «Известиям». — Он задается семьей и обществом, а в наших семьях достаточно много обесцениваний, некоего потребительского отношения друг к другу. Поэтому зачастую дети не получают доброго примера в жизненном опыте, в ближайшем окружении. В каком-то смысле их стремление выйти в общество из семьи является таким хаотичным, диким, неограненным.

В обществе же, заметил Слобин, баланс между созидательным примером и отрицательным «достаточно давно склонен в сторону последнего».

Всем ребятам пример

По его словам, говорить о возможном ужесточении уголовного наказания как мере воздействия нельзя — только кнутом действовать бесполезно.

— Тем более это не действует на подростков, которые не всегда умеют отследить последствия своих поступков, — говорит Слобин. — Вопрос должен решаться на нескольких уровнях, начиная с государственного. Нужно определить место подростков в обществе. Раньше оно было: были октябрятские, пионерские, комсомольские организации. У них у каждой была своя задача, свой смысл. Эти организации были сильно идеологизированными, но до революции, например, было еще скаутское движение. Была возможность для человека проявить себя, испытать себя, показать свои сильные стороны, научиться гордиться собой.

По его словам, сейчас нет такого явного запроса со стороны общества и государства.

Слобин предлагает аналогично действовать и на более низком уровне, создавая неформальные клубы, социальные инициативы, привлекая детей к волонтерской деятельности.

— И на семейном уровне тоже нужен родительский пример, совместная деятельность. Я искренне убежден: если подросток с отцом или дедом на даче собьет скамейку из досок, то шанс, что эту же скамейку в городском парке он сломает, гораздо ниже, чем у другого подростка, у которого нет этого опыта, — заметил психолог.

Автор   Сергей Гурьянов
                                                                                                                               Известия | Список СМИ | Neironix


Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика