Официальное кладбище для друзей: бывший глава администрации рассказал, почему начал сжигать трупы на окраине Саратова. И поделился историями из практики

30.09.2019
Официальное кладбище для друзей: бывший глава администрации рассказал, почему начал сжигать трупы на окраине Саратова. И поделился историями из практики
© ИА «Версия-Саратов». Фото с сайта  https://nversia.ru/news/oficialnoe-kladbische-dlya-druzey-byvshiy-glava-administracii-rasskazal-poch...



О том, что в Саратове появилось первое кладбище для домашних животных, наше издание рассказывало в 2017 году. Мы посетили это место спустя два года, чтобы узнать — как продвигается необычный бизнес. Оказалось, что местами — забавно, а местами — аж мурашки по коже.

Кладбище

Владелец кладбища — бывший глава администрации Приреченского муниципального образования Аткарского района Анатолий Сергеев. Начало бизнеса было положено еще в 2016 году, когда он, покинув чиновничий пост, стал искать новые пути для получения дохода.

Вместе с сыном Сергеев подобрал участок земли, расположенный в охотничьих угодьях на объездной дороге между поселками Сокол и Красный Октябрь в Саратовском районе. Потом был приобретен крематор — специальная печь для сжигания трупов — и началось оформление документов.

Бюрократическая волокита длилась более года. Еще полгода потребовалось на получение санитарного паспорта. Затем участок исследовали археологи, чтобы выдать заключение о том, что «никаких войн здесь не было». Оказалось также, что необходимо согласовывать с аэропортами трехметровый сарай, в котором установлена печь.

Сергеев


Анатолий Сергеев на кладбище. Все фото с сайта  https://nversia.ru/news/oficialnoe-kladbische-dlya-druzey-byvshiy-glava-administracii-rasskazal-poch...


— Есть такой закон, согласно которому, любое строение за городом должно иметь разрешение. Каждый тянет время, везде надо платить, за землю, за паспорт. Только на открытие вложили полмиллиона. Получили документы на землю. Участок площадью один гектар арендован на 6 лет. Платим по 30 тысяч в месяц. Огородили участок забором, прокопали противопожарную траншею. Планировали в этом году построить поминальную стену, чтобы на ней устанавливали прах питомцев и памятные надписи. Материалы уже закупили, но пока денег не хватает, — рассказал Анатолий Сергеев.

Основной вид деятельности бывшего чиновника — это сжигание трупов. Он объяснил, что кремация необходима в любом случае — закапывать трупы ни на кладбище, ни в других местах категорически нельзя. Клиентам предлагается услуга индивидуального сожжения питомцев. В крематор помещаются животные весом до 100 кг.

Цены

— У многих нет транспорта, чтобы везти больное или мертвое животное в ветклинику или к нам. Мы приезжаем сами, усыпляем, если это необходимо, забираем, привозим, кремируем, потом отвозим назад урну с прахом. Раньше брали 3 тысячи рублей за кошку или небольшую собачку. А если разложить расходы, то получается, что бензин — литров 15, а если пробка — то и больше. Это 400-500 рублей. Для работы крематора уходит литров 10 солярки — 400 рублей. И на электричество — рублей 150. Урна — рублей 100. Больше тысячи уходит на эти расходы. Кроме того каждый месяц платим зарплату сторожу — 10 тысяч. За аренду земли, опять же. Получается, что с клиента берем 3 тысячи, а нам тысяча остается, — подсчитывает бизнесмен.

Сергеев говорит, что Саратов — город бедноватый. Мол, в других городах памятники ставят животным. Да такие, какие и у людей не увидишь. А у нас будут биться за каждую копейку.

— Мы уже на 2,5 тысячи соглашаемся, и то говорят, что это дорого! А за 2 тысячи браться — вообще смысла нет. Мы ведь тоже кушать хотим. Это если десять собак набрать, то можно и по тысяче брать, это будет выгодно. Но мы кремируем только индивидуально. Ведь кошки и собаки для многих — члены семьи. Многие приходят, с ними прощаются, целуют их. На члена семьи не должно быть денег жалко. А если с московскими ценами сравнить? У них за кремацию кошки 20 тысяч берут. А у нас 2,5 тысячи — дорого. Уж не знаю, на какую сумму они рассчитывают…

Если верить прейскуранту кладбища, стоимость услуг зависит от массы животного: кремация собаки от 1 до 10 кг обойдется в 3 тысячи, больше 10 кг — 4 тысячи, от 20 до 30 кг — 4,5 тысячи, более 30 кг — 5 тысяч рублей.

— Бывают собаки весом по 90 кг. Например, кавказские овчарки. Вдвоем не можем поднять, в багажник еле-еле помещаются. Однажды женщина позвонила и попросила кремировать пони весом 100 кг. А я думаю о том, как эту лошадь в багажник помещу. Он и не закроется. Как ее везти? А животное еще и мерзлое, дело зимой было. Отвечаю, что мы ее в крематор засунуть не сможем. У нас окошко небольшое, я ж не буду пони на части разрубать. Ищите, говорю, в другом месте.

Позже Сергеев позвонил той женщине и уточнил, чем закончились ее поиски. Она сказала, что нашла, где сжечь пони.

— Был бы «теплыш», ноги хоть можно было бы согнуть, а так… — размышляет собеседник об упущенной выгоде.

Процедура

— Мы привозим тела в мешках. Закупили новые и большие, потому что если без них несешь по подъезду, то люди пугаются. Привозим, вынимаем из мешка, кладем животное в печку, — рассказал о процессе Сергеев.

По его словам, владельцы домашних животных могут лично присутствовать на процедуре кремации. Для них обустроили специальный вагончик. Там тепло и есть удобный диван. Те, кто не хочет смотреть на кремацию лично, иногда просят записать процедуру на телефон. Эту запись им отдают, когда привозят прах. Или отправляют запись через Viber. «Некоторые посмотрят немного и все — дальше не могут», — поделился наблюдениями владелец кладбища.

печь


Кремационная печь

— Процедура длится полтора-два часа. Это зависит от веса животного. Больших собак кремируем 3 часа при температуре 790 градусов. Прах же нужно уместить в урну, поэтому до нужного объема гоняем печь. Пока она работает, зола вылетает в трубу, и количество праха сокращается, — пояснил Сергеев технологию и добавил: — Например, если человека три часа жечь, то он в спичечную коробку поместится. Если пять часов гонять, то ничего не останется.

После кремации прах помещают в специальные металлические урны. Красочные, с изображением бабочек. Их бизнесмены заказывают специально. Раньше были урны с семенами пихты и кедра внутри. Когда их закапывают в землю, из них прорастает дерево.

— Они стоили от полутора до двух тысяч рублей. Когда их разобрали, то не стали закупать новые, потому что это дорого.

По словам Анатолия Сергеева, пока ни одно животное (точнее, его прах) на кладбище не похоронили. Большинство людей прах питомца кладут в урну и увозят с собой. Люди рассказывают, что намерены закопать обращенного в пыль любимца под деревом на даче. Или развеять где-нибудь.

— Весной клиенты говорили, что вернутся с урной и закопают, но пока никого не было. И вообще, летом заказов намного меньше. Большинство закапывает почивших питомцев где-нибудь в лесу. На Кумысной поляне могилок больше всего, в Энгельсе, в лесопосадках — тоже. А зимой много заказов, потому что сложно — снега много, земля замерзшая, — рассказал собеседник.

урны


Заказы на кремацию поступают не только из Саратова, но и из Энгельса, Маркса, Татищево. Кроме кошек и собак, привозят кроликов, хорьков, морских свинок, хомяков. Был даже один попугайчик. Некоторые признаются, что кремируют любимца только ради ребенка, чтобы показать уважение к питомцу.

— Усыпляем только больных или старых животных. Бывает, просят усыпить агрессивных собак, — отметил Сергеев. — Если пес набросился на хозяина. Врач всегда интересуется: на каком основании будут усыплять? В принципе на здоровых животных специальное разрешение не требуется, но таких случаев еще не было. Только если писается где попало, или хозяина не узнает и кидается.

Истории из практики

Мы попросили собеседника рассказать о том, что ему особенно запомнилось из работы кладбища. Вот несколько историй.

— В основном все нас благодарят. Вот, например, женщина позвонила в 12 ночи. Говорит: пожалуйста, приезжайте, у меня собака большая умерла, а я одна дома, страшно. Хоть и поздно было, но приехали и забрали. А она: «Спасибо, спасибо». И пакет дает. В нем коньяк и шоколадка. Говорит: «Помяните».

— Как-то раз дождь лил как из ведра. Ночью звонят парень с девушкой. Говорю им, что у нас грязно, не пройдете. Спрашиваю: «Может утром?» Но они ни в какую. Говорят: «Завтра на работу». В итоге приехали, в сапогах резиновых дошли по размытой дороге, и до трех часов ночи мы с ними жгли кота. Они поблагодарили за то, что смогли проститься с ним.

— Однажды зимой позвонил человек и попросил забрать кавказскую овчарку. Метель была в тот день. А живет он на улице Шелковичной, в частном доме. Собаку забрали, еле-еле погрузили — большая, тяжелая. Мужчина признался, что хотел сам похоронить. Говорит: я, дурак, погрузил собаку в машину и поехал на Кумысную поляну. Выгрузил ее, на метр в лес зашел, а снегу по пояс. Думаю, зачем приехал? Снега полно, земля замерзшая. Уморился только ее таскать…

— Как-то молодые мужчина с девушкой кремировали маленькую собачку. Сидят в вагончике и ругаются. Девушка мужа ругает: «Что ты радуешься? Собака умерла, у меня горе, а ты смеешься!». А когда мужчина вышел, она объяснила: «Он обрадовался, что у меня собака сдохла, потому что ревнует к ней. Собаке 7 лет, я с ней 7 лет сплю, а с ним мы сошлись только 4 года назад. Спать идем, а собака в середине спит. У нас скандалы. Говорил, что я собаку люблю больше него. Но пусть не радуется, я другую собачку возьму». Я еле смех сдержал — нельзя.

— Как таковой панихиды нет. Может, дома кто-то и проводит. Но был случай — из поселка Юбилейный приехала женщина с собакой. У нее мужа нет, а собака была как член семьи. Разговорились с ней, оказалось, что она всех батюшек знает. Поет в церковном хоре. Мы собаку в крематорий положили, а хозяйка остановилась в пяти метрах — стояла рядом и молилась. Говорю: «Заходите внутрь вагончика, холодно же». А она: «Нет». Полтора часа, пока кремировали, стояла — пела, пела, молилась, молилась. А зима была, холодно. Преданная женщина.

— Были и опасные случаи. Звонит как-то женщина и просит собаку усыпить. Сразу я не сообразил, а она еще по телефону предупредила, что «муж неадекватный». Но я не придал значения этим словам. Ночью к нам на кладбище приехали эта женщина с мужем и сыном. У ее мужа глаза такие… мутные. Ветврач собрался усыплять животное, а этот мужчина спрашивает его: как он будет это делать? Начал требовать, чтобы сначала укол для сна сделал, а потом уже лекарство. Врач объяснил, что в этом лекарстве все есть — два в одном. А он в ответ кричит: «Если моя собака дернется, то я вас из карабина перестреляю и сожгу здесь!». Мы думаем: вот попали… В итоге отказались усыплять. Они забрали собаку и ушли. Женщина только начала извиняться, но муж с сыном ее схватили и увели. И глаза у него блестели, как бешеные. Лучше с такими не связываться.

О рекламе и конкуренции

Анатолий Сергеев рассказал, что он хотел сделать вывеску, чтобы с трассы был виден поворот к кладбищу, но ему запретили, пояснив, что надпись «Крематорий» может шокировать проезжающих, да еще и отпугнет клиентов расположенной неподалеку гостиницы.

Основные заказы, по его словам, поступают с сайта организации. Кроме того, недавно предприниматели установили два рекламных баннера. Один закреплен на стене магазина в поселке Солнечный, а второй расположен в Студгородке.

диван


Вагончик для клиентов

— В основном заявки поступают через интернет и из ветклиник. Проблема в том, что из 14 клиник, имеющихся в Саратове, только три дают наш адрес тем, кто отказался от общего кремирования. В остальных говорят, что в городе якобы нет индивидуального сожжения. Скрывают. А скрывают по одной причине. Просто все остальные ветклиники составили договоры на уничтожение биологических отходов с ветинститутом. У них есть крематор, но им, насколько я знаю, разрешили кремировать только подопытных животных. Хотя ночью жгут всех. Стоит это — тысячу-полторы. Там их полно в холодильнике. Одна женщина рассказала, что ее якобы обманули. Говорит, что ее собака месяц пролежала в холодильнике, хотя сказали, что будут кремировать на следующий день.

Хотя у нас единственное официальное кладбище, конкуренты есть. Многих клиентов переманивают ценой — обещают за 1-1,5 тысячи и кремировать, и похоронить. Я этих людей спрашиваю: а кладбище-то где? А они и не знают. Ведь кладбища другого нет. Где они хоронят? Забирают и выкидывают, наверное. Но людей подкупает дешевизна. Официально в Саратове кладбище домашних животных есть только у нас. Нигде больше нет. И ведь каждому не объяснишь.

Прибыль

Этой зимой предприятию удалось выйти на чистую прибыль. Заказы поступали регулярно — каждый месяц обращались по 30 человек. Но летом поток клиентов резко сократился. Всего пять-десять заказов за месяц.

— Хватало только на зарплату сторожу, бензин, солярку и аренду. Но в среднем за год с вычетом всех расходов получалось по 30 тысяч в месяц. Это немного, конечно, но все равно доход.


Автор Наталья Пронина

                                                                                       
Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика