Предсмертные слова известных людей: руководители Советского государства и жертвы коммунистического террора

22.09.2015
Предсмертные слова известных людей: руководители Советского государства и жертвы коммунистического террора
В продолжение темы о предсмертных словах известных людей рассказ о том, что говорили перед смертью руководители Советского государства и жертвы коммунистического террора.
Редкий из них умер дома в своей постели. Очень многие были расстреляны по ложным доносам, без всякой вины, а часто – без легитимного суда и следствия, после страшных пыток. Советская система избавлялась от тех. Кто слишком много знал. Они стали жертвами той «машины» за которую, в свое время сражались и были готовы отдать жизни. Поэтому предсмертные слова каждого из них многом похожи на последние высказывания «товарищей по несчастью».
Это одна из самых «черных» страниц истории нашего государства.

Александр Косарев (1903-1939) – генеральный секретарь ЦК ВЛКСМ с 1929 по 1938 г.
На последнем допросе заявил: «Гады, преступники, вы Советскую власть губите! Все равно за нас ответите, сволочи!»

Александр Локтионов (1893-1941) – советский военачальник, генерал-полковник
Перед казнью написал письмо правительству: «Я подвергаюсь огромным физическим и моральным испытаниям. От нарисованной перспективы следствия у меня стынет кровь в жилах. Умирать, зная, что ты не был врагом, меня приводит в отчаяние… Я пишу последние слова – крик моей души: дайте умереть честной смертью в труде за интересы моей родины – Советского Союза. Умоляю свое правительство – спасите жизнь. Я не виновен в измене Родине. Бывший генерал-полковник Локтионов».

Алексей Кузнецов (1905-1949) – секретарь ЦК ВКП (б), первый секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП (б)
Когда на суде ему предоставили последнее слово. Сказал: «Я был большевиком и останусь им; какой бы приговор мне ни вынесли, история меня оправдает».

Артур Артузов (1891-1937) – бывший начальник КРО и ИНО НКВД СССР и бывший замначальника разведки Красной Армии
Сломленный пытками, он «признался», что был агентом одновременно трех разведок: немецкой, французской и польской.

Борис Савинков (1879-1925) – социал-революционер, террорист
За противодействие большевикам был заключен в Лубянскую тюрьму.
В своем последнем письме председателю ВЧК Дзержинскому он писал: «…либо расстреливайте, либо дайте работать; я был против вас, сегодня я с вами… Я помню наш разговор в августе месяце. Вы были правы, недостаточно разочароваться в белых или зеленых, надо же понять и ценить красных. С тех пор прошло много времени. Я многое передумал в тюрьме и мне не стыдно сказать – многому научился. Если Вы верите мне, освободите и дайте работу, все равно какую, пусть самую подчиненную (учитывая, что в свое время Савинков был министром временного правительства!). Может быть, я и пригожусь».
Ответа на письмо не последовало, и на следующий день Савинков выбросился с 5 этажа тюрьмы(!).
… В 1937 году в одном из колымских лагерей бывший чекист Артур Шрюбель признался, что он был в группе из пяти чекистов, кто и выбросил Савинкова из окна.

Вальтер Кривицкий (1899-1941) – советский разведчик
Порвал с советским режимом в 1937 году. Был убит агентами НКВД. Его предсмертное письмо адресовано жене и семилетнему сыну:
«Дорогие Таня и Алик!
Мне очень тяжело, я очень хочу жить, но это невозможно. Я люблю вас, мои единственные. Мне трудно писать, но подумайте обо мне и вы поймете, что я должен сделать с собой. Таня, не говори сейчас Алику, что случилось с его отцом. Так будет лучше для него. Надеюсь, со временем ты откроешь ему правду…
Прости, тяжело писать. Береги его, будь ему хорошей матерью, живите дружно, не ссорьтесь… Добрые люди помогут вам – но только не враги! Моя вина очень велика.
Обнимаю вас обоих.
Ваш Валя».
1.jpg

Василий Сталин (1921-1962) – младший сын И. Сталина
«Помогите, помогите!..»

Вацлав Воровский (1871-1923) – советский посол в скандинавских странах с 1917 , полпред в Италии с 1921 г.
Вместе с друзьями отправился в ресторан в Лозанне. Недалеко от входа в ресторан сидел человек. Воровский пошутил насчет его вечернего туалета. Через несколько минут этот человек подошел к нему и трижды выстрелил в упор в затылок.

Виктор Абакумов (?-1954) – министр госбезопасности СССР
...Сентябрь 1950 года. В здании Дома офицеров слушалось «ленинградское дело». Все обвиняемые были приговорены к расстрелу. Сразу после зачитывания приговора на приговоренных набросились охранники, накрыли их белыми саванами и, взвалив на плечи, понесли через весь зал. В этот момент послышался шум падающего тела и лязг оружия. Это, несколько подпортив сценарий устрашающего зрелища, упал в обморок молодой конвоир.
1954 год. В том же зале судили «главного режиссера» спектакля четырехлетней давности Абакумова. В своем последнем выступлении генеральный прокурор СССР Роман Руденко задал обвиняемому вопрос: «Зачем вы это тогда сделали?» Ответ был бесстрастным и обескураживающим: «Для психологического воздействия на присутствующих. Все должны были видеть наше могущество, несокрушимую силу органов».

Виссарион Ломинадзе (1897-1935) – секретарь ЦК Компартии Грузии, секретарь КИМа
Застрелился по пути в НКВД, куда был вызван для дачи показаний против своих соратников. Перед смертью попросил своего заместителя продиктовать по телефону свое предсмертное письмо, адресованное Орджоникидзе: «Просьба передать тов. Орджоникидзе. Я решил давно избрать этот конец на тот случай, если мне не поверят. Видимо, на меня наговорили чего-то… Мне пришлось бы доказывать вздорность и всю несуразность этих наговоров, оправдываться и убеждать, и при всем том мне могли бы не поверить. Перенести все это я не в состоянии… Несмотря на все свои ошибки, я всю сознательную жизнь отдал делу коммунизма, делу нашей партии. Ясно только, что не дожил до решительной схватки на международной арене. А она недалека. Умираю с полной верой в победу нашего дела… Прошу помочь семье».

Владимир Антонов-Овсеенко (1883-1939) – нарком юстиции РСФСР с 1937 г.
Перед тем, как выйти из камеры на расстрел, попрощался с сокамерниками: «Прощайте, товарищи, не поминайте лихом!..»

Владимир Ленин (1870-1924) – организатор РКП (б) – впоследствии ВКП (б), впоследствии КПСС – и основатель Советского государства
Перед смертью отдал своему лечащему врачу, Волкову, записку, в которой было написано: «Гаврилушка, я отравлен… вызови немедленно Надю… скажи Троцкому… скажи всем, кому можно…»
Сразу же после смерти Ленина Волков был арестован и смог рассказать о записке только своей сокамернице Елизавете Лесото.

Всеволод Мейерхольд (1874-1940) – режиссер, актер, педагог, народный артист РСФСР
«Мне шестьдесят шесть лет. Я хочу, чтобы дочь и мои друзья когда-нибудь узнали, что я до конца оставался честным коммунистом».

Вячеслав Молотов (1890-1986) – ближайший сподвижник И. Сталина, председатель правительства СССР в 1930-1941 гг., министр иностранных дел СССР в 1939-1949 и в 1953-1956 гг.
За день до смерти, прочитав какой-то материал в газете «Правда», отложил газету и сказал: «В 17 часов пришлите ко мне Шеварнадзе (на тот момент министра иностранных дел СССР). Ему сказали, что Шеварнадзе приехать не может. На следующий день Молотова не стало.

Генрих Ягода (1891-1938) – нарком внутренних дел СССР в 1934-1936 гг.
Был репрессирован (обвинен в шпионаже). Его последние известные слова – прошение о помиловании, в котором он писал: «Вина моя перед родиной велика. Не искупить ее в какой-либо мере. Тяжело умирать. Перед всем народом и партией стою на коленях и прошу помиловать меня, сохранив мне жизнь». Прошение было отклонено.

Григорий Зиновьев (1883-1936) –советский партийный и государственный деятель
По пути на расстрел плакал и просил немедленно сообщить обо всем Сталину.

Григорий Кулик (1890-1950) – Маршал Советского Союза, Герой Советского Союза, заместитель наркома обороны СССР с 1939 г.
В последнем слове на суде просил о снисхождении: «Я был озлоблен против Советского правительства и партии, чего не мог пережить, как большевик, и это меня привело на скамью подсудимых. Я допустил антисоветские высказывания, в чем каюсь, но прошу меня понять, я же в душе не враг, что я случайно попал в это болото, которое меня затянуло, я не мог выбраться из него…»

Екатерина Геладзе (1860-1937) – мать И. Сталина
Ее слова были обращены к сыну, который некоторое время проучился в Духовной семинарии: «… А жаль, что ты так и не стал священником».
2.jpg

Елизавета Федоровна (1867-1918) – великая княгиня, родная сестра императрицы – жены Николая II
Брошенная в шахту по распоряжению В. Ленина произнесла: «Господи, прости им, не знают, что делают».

Епифан Ковтюх (1890-1938) – заместитель командующего белорусским ВО с 1936 г.
Легендарный комкор стал прототипом главного героя Кожуха в повести Серафимовича «Железный поток». Перед казнью он написал Сталину: «Я тот Кожух, который с 60-тысячной массой беженцев, их жен и детей, полураздетыми, недостаточно вооруженными, совершил 500-верстный поход, перевалив через кавказский хребет, и вывел эту армию из вражеского окружения. Я командовал той дивизией, которая ночной атакой освободила Сталинград от белых…
За что погибаю, и зачем такая жестокая расправа со мной – не знаю. Я со слезами заканчиваю и надеюсь, что Вы спасете мою жизнь».

Иван Исаков (1894-1967) – адмирал Флота СССР, главнокомандующий ВМФ СССР
«А моряком я все-таки стал».

Иоаким Вацетис (1883-1938) – советский военачальник, командарм 2-го ранга
- За что меня судят? За то, что, не жалея себя, честно выполнял свой воинский долг в интересах республики?
Ему ответили, что задавать вопросы ему не положено и спросили, признает ли он себя виновным в контрреволюционном заговоре. На что последовал ответ:
- Конечно, нет, нет и еще раз нет…

Иона Якир (1896-1937) – советский военачальник
Перед расстрелом воскликнул: «Да здравствует партия! Да здравствует Сталин!»

Иосиф Сталин (1879-1953) – советский партийный и государственный деятель, руководитель Советского государства
Всего одно слово: «Без…»

Лаврентий Берия (1899-1953) – один из главных организаторов массовых репрессий и необоснованных политических обвинений в 1930-х – начале 1950-х гг.
Перед расстрелом произнес: «Разрешите мне сказать…», но генеральный прокурор СССР Роман Руденко оборвал его: «Ты уже все сказал».

Лазарь Каганович (1893-1991) – член Политбюро ЦК партии в 1930-1957 гг.
19 августа 1991 года смотрел балет «Лебединое озеро», который неожиданно прервался сообщением ГКЧП. Каганович сказал: «Это катастрофа!» Это были его последние слова. Врач «скорой помощи» констатировал обширный инфаркт.

Лев Каменев (1883-1936) – советский партийный и государственный деятель
По дороге к месту расстрела успокаивал плачущего Зиновьева: «Перестаньте, Григорий, умрем достойно!»

Лев Троцкий (1879-1940) – политический деятель, идеолог троцкизма
После удара ледорубом, нанесенного убийцей Меркадером, Троцкий выскочил из комнаты и упал. Лежащим в крови его обнаружила жена. Троцкий произнес имя убийцы и попросил, чтобы его оставили в живых, чтобы он мог сказать, кто его послал. А потом добавил: «Наташа, я люблю тебя».

Леонид Красин (1870-1926) – полномочный представитель РСФСР в Англии и Франции с 1921 г.
«С болезнью надо бороться твердо, упорно, по-большевистски».

Максим Литвинов (1876-1951) – нарком иностранных дел СССР в 1930-1939 гг.
«Скорей бы. Скорей…»
3.jpg

Мартемьян Рютин (1890-1937) – командующий войсками Иркутского ВО, кандидат в члены ЦК ВКП (б)
Перед расстрелом заявил: «На колени не встану».

Михаил Кедров (1878-1941) – с 1919 г. – Начальник Особого отдела ВЧК
Был расстрелян как «враг народа» по указанию Берии. Перед смертью написал письмо в ЦК партии: «Я обращаюсь к вам за помощью из мрачной камеры тюрьмы. Пусть этот крик отчаянья достигнет вашего слуха; не оставайтесь глухими к этому зову; возьмите меня под свою защиту; прошу вас, помогите прекратить кошмар этих допросов… Я страдаю без всякой вины. Пожалуйста, поверьте мне. Время докажет истину. Я – не агент-провокатор царской охранки; я не шпион; я не член антисоветской организации, как меня обвиняют на основании доносов. Я старый, не запятнанный ничем большевик. Почти 40 лет я честно боролся в рядах партии за благо и процветание страны. Мои мучения дошли до предела, мое здоровье сломлено, мои силы и энергия тают, конец приближается. Умереть в советской тюрьме, заклейменный, как низкий изменник Родины, что может быть чудовищнее для честного человека… Ни партия, ни советское правительство, ни народный комиссар Л. П. Берия не допустят этой жестокой и непоправимой несправедливости. Я твердо убежден, что при наличии спокойного, объективного разбирательства моего дела, без грубой брани… без страшных пыток – было бы легко доказать необоснованность всех этих обвинений. Я глубоко верю. Что истина и правосудие восторжествуют, Я верю, я верю».

Михаил Романов (1878-1918) – великий князь, брат последнего русского императора
Перед расстрелом разулся и бросил сапоги своим убийцам со словами: «Носите, ребята, все-таки царские…»

Михаил Томский (1880-1936) - советский партийный и государственный деятель
Покончил жизнь самоубийством из-за ложного обвинения в антипартийном заговоре. Последними словами стало напутствие сыну.

Михаил Тухачевский (1893-1937) - советский военачальник
Во время суда спросил одного из обвинителей, который говорил о его связи с Троцким: «Скажите, пожалуйста, а вам это случайно не приснилось?»

Михаил Фрунзе (1885-1925) – нарком по военным и морским делам
Умер на операционном столе от передозировки анестетика. На операцию лег по личному распоряжению И. Сталина. Незадолго до операции к нему зашел С. Буденный и, узнав, что Фрунзе чувствует себя хорошо, предложил договориться с врачами о выписке, но Фрунзе не согласился, заявив: «Есть решение ЦК и я обязан его выполнить».

Надежда Аллилуева (1902-1932) – вторая жена И. Сталина
Во время одного из застолий на пьяный выкрик мужа: «Эй, ты!» - ответила: «Я тебе не «эй, ты». Вышла из комнаты и застрелилась.

Надежда Крупская (1869-1939) – жена и соратница В. Ленина, член ЦК партии большевиков
Умерла от перитонита, поскольку назначенные Сталиным врачи отказались удалять воспалившийся аппендикс. Перед смертью бредила и повторяла: «Я должна, я обязана присутствовать на предстоящем съезде партии…»

Николай Бухарин (1883-1938) – советский партийный и государственный деятель
Написал предсмертное письмо жене: «Ухожу из жизни. Опускаю голову не перед пролетарской секирой, должной быть не только беспощадной, но и целомудренной. Чувствую свою беспомощность перед адской машиной, которая, пользуясь методами средневековья, обладает исполинской силой, фабрикует организованную клевету, действует смело и уверенно… В эти, может быть, последние дни моей жизни я уверен, что фильтр истории рано или поздно неизбежно смоет грязь с моей головы… Прошу новое молодое и честное поколение руководителей партии зачитать мое письмо на Пленуме ЦК, оправдать и восстановить меня в партии. Знайте, товарищи, что на том знамени, которое вы понесете в победоносном шествии к коммунизму, есть и моя капля крови».

Николай Вавилов (1887-1943) – биолог, генетик, академик, основоположник учения о центрах происхождения культурных растений
Умер в тюрьме от голода. С последней просьбой обратился к начальнику тюрьмы: «Прошу Вашего разрешения выдать мне хоть один стакан рисового отвара».

Николай Ежов (1895-1940) – генеральный комиссар государственной безопасности в 1937, нарком внутренних дел СССР в 1936-1938 гг.
Последними его словами, когда ему приказали раздеться перед расстрелом, были: «А как же…»
4.jpg

Николай Подвойский (1880-1948) – революционер. советский военный деятель
Во время серьезного сердечного приступа, уже находясь в больнице, он беспомощно смотрел на жену и шептал: «Выкарабкаюсь… Ты же меня знаешь».

Николай Чаплин (1902-1938) – генеральный секретарь ЦК ВЛКСМ
Последними его словами, которые услышали члены его семьи перед тем, как его забрали сотрудники НКВД, были слова, обращенные к брату: «Поцелуй своих, Машу и не дай пропасть Розе с детьми».

Нойман Гейнц (1902-1937) – член Коминтерна, бывший член Политбюро ЦК компартии Германии
Был репрессирован. Когда его выводили из номера гостиницы для иностранных членов Коминтерна в Москве, он обернулся к жене и сказал: «Не плачь».
- Довольно! Проходите! – приказал старший из агентов НКВД.
Тогда Гейнц обнял и поцеловал жену и сказал: «Теперь плачь. Есть о чем плакать».

Петр Петровский (1899-1941) – член ЦК РКСМ и Исполкома КИМа, секретарь ЦК и МК комсомола, главный редактор газеты «Ленинградская правда», ответственный редактор журнала «Звезда»
Находясь перед взводом расстреливавших его солдат, крикнул: «Для меня не было ничего священнее любви к своей Родине, к рабочему классу и его партии!»

Сергей Киров (1886-1934) – первый секретарь Ленинградского обкома и губкома ВКП (б) в 1926-1934 гг., член Политбюро ЦК ВКП (б) с 1930 г.
Был убит по приказу И. Сталина за то, что напрямую завил ему о недовольстве ветеранов партии его действиями. Незадолго до гибели сказал своему другу: «Сталин теперь меня в живых не оставит».

Серго Орджоникидзе (1886-1937) – нарком тяжелой промышленности, член Политбюро ЦК ВКП (б)
Покончил жизнь самоубийством после расстрела брата, обвиненного во вредительстве. Последние слова, обращенные к жене: «Я что-то неважно себя чувствую, полежу еще…»

Соломон Михоэлс (1890-1948) – режиссер, народный артист СССР
В свою последнюю встречу с семьей актрисы Юдифи Арончик при прощании сказал: «Я, наверное, скоро умру».

Феликс Дзержинский (1877-1926) – председатель ВЧК
Придя с работы, отправился спать. Когда жена попыталась приготовить ему постель, сказал: «Я сам», - и упал на пол. Приехавшие врачи уже ничего не смогли сделать.

Филипп Миронов (1872-1921) – командир 2-й Конной армии
Незадолго до смерти написал письмо Михаилу Фрунзе и остальным членам правительства: «Это моя предсмертная исповедь. Люди вообще, а я тем паче, перед смертью не лгут, ибо я еще не утратил веры в моего бога, олицетворяемого совестью, по указке которой я поступал одинаково всю жизнь и с врагами, и с друзьями. Если белым не удалось поймать меня и повесить «на сухой осине», как они писали в своих газетах, несмотря на премирование моей головы генералом Красновым 22 июня 1918 года в 200 000 рублей и вторично в августе – 400 000 руб. (в золотой валюте), то теперь я сомнительным работником предан для этого родной мне власти. Не хочу допускать мысли, что Советская власть по ложному необоснованному доносу гильотинировала одного из своих лучших бойцов – доблестного командира 2-й Конной армии, как сказано в приказе РВС Республики от 4 декабря 1920 года за №7078. Не хочу верить, что подлая клевета затмила яркий образ Красного Знамени, этого символа пролетарской революции… чтобы потускнел клинок его почетного оружия…»
Это письмо только ускорило трагическую развязку – через несколько дней Миронов был расстрелян.

Христиан Раковский (1873-1941) – политический деятель, дипломат, член ЦК ВКП (б)
Был расстрелян как «враг народа». Незадолго до казни сказал: «Я решил изменить свою тактику: до сих пор я просил лишь о помиловании, но не писал о своем деле. Теперь я напишу заявление с требованием о пересмотре моего дела с описанием всех «тайн мадридского двора» - советского следствия. Пусть хоть народ, через чьи руки проходят всякие заявления, знает, как у нас «стряпают» дутые дела и процессы из-за личной политической мести. Пусть я скоро умру, пусть я труп, но помните, когда-нибудь трупы заговорят».

Яков Алкснис (1898-1938) – начальник ВВС РККА, Герой Советского Союза
Пытки в Лефортовской тюрьме сломали его, и на последнем допросе Алкснис признал свою несуществующую вину и попросил: «Если можно, сохраните жизнь. Готов любым трудом искупить вину». Его просьбу не выполнили.
5.jpg

Яков Блюмкин (1898-1929) – чекист, убивший немецкого посла графа Мирбаха в 1918 г.
Находясь перед взводом расстреливавших его солдат, пропел первую строку «Интернационала»: «Вставай, проклятьем заклейменный, весь мир голодных и рабов!»

Яков Джугашвили (1908-1943) – старший сын И. Сталина
Перелез через забор немецкого концлагеря и крикнул: Охрана, стреляй». Охранники приказали ему вернуться, но вновь выкрикнул уже на ломаном немецком: «Немец трус, а русский сразу бы выстрелил!» Пуля охранника пробила ему голову.

Яков Лившиц (1896-1937) – заместитель народного комиссара СССР
Перед казнью спросил: «За что?»

Яков Свердлов (1885-1919) – председатель ВЦИК и секретарь ЦК ВКПБ
В последние дни постоянно звал Ленина. Когда тот, наконец, пришел к нему спокойно умер.

Яков Тряпицын (1897-1920) –«красный диктатор», правитель Николаевска-на-Амуре во время Гражданской войны
Был арестован, судим и приговорен к расстрелу за массовые расстрелы гражданского населения. Вместе с ним была расстреляна его любовница и идейный друг Нина Лебедева.
Уже будучи смертельно раненым, он повернул голову к упавшей рядом Нине и прохрипел: «Мне только тебя жалко, остальное – пропади пропадом!»

Смотри также

Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика