Некрореализм: Мертворожденный жанр русского кино

12.01.2022
Некрореализм: Мертворожденный жанр русского кино
DARKER. №12 декабрь 2021 https://darkermagazine.ru/



Некрореализм: Мертворожденный жанр русского кино — Культура на FURFUR



Продолжаем цикл материалов о современном мраке в России под общим названием «Русская готика». Новая статья будет посвящена некрореализму, самобытному направлению в отечественном кинематографе и живописи, исследующему процессы биологической смерти с эстетической точки зрения.

Самые интересные явления в русском искусстве пришлись, конечно же, на время агонии и смерти СССР. Московский концептуализм, писатель Сорокин, маниакально-депрессивный русский панк, кино про расстрельные подвалы, войну и психушки – мы умирали как могли. Тогда же на подгнивающем теле идеологии зацвёл некрореализм, художественное течение, наиболее полно представившее царившую во всём смертную и иррациональную эстетику.

Некроистория

Всё начиналось с не слишком сознательных экспериментов под руководством Евгения Юфита, папы некрореализма и единственного человека, по сей день продолжающего работать в этом направлении. Юфит с товарищами, многие из которых имели отношение к ленинградской панк-тусовке (в частности, вместе с ними частенько веселился небезызвестный Андрей Свин), напивались, устраивали диковатые перфомансы в виде имитаций драк и погонь в лесах, пригородных электричках или на улицах, периодически избивали на глазах у прохожих манекен, используемый для судмедэкспертизы. Позже Юфит начал делать первые некрофотографии, на которых его персонажи появлялись исключительно в «зомби-гриме» – бинты, томатная паста и всевозможные средства и уловки для деформации лиц; потом начал снимать вышеописанные перфомансы на любительскую камеру.

Родилось словечко «некрореализм», прямо отсылающее к уже сошедшему на нет соцреализму. В 1984 году создаётся независимая студия «Мжалалафильм» (слово «мжа» обозначает дрёму, беспамятство, «лала» – детский лепет), объединившая художников из Москвы и Ленинграда. Кроме Юфита, в составе первых некрореалистов были Евгений Дебил, Алексей Трупырь, Юрий Циркуль, Олег Котельников и Андрей Мёртвый. С появлением первых фильмов люди со звучными псевдонимами начали серьёзно разрабатывать основные приёмы и принципы некрореализма. Были, в частности, эпизоды сотрудничества с курёхинской «Поп-механикой» — некрореалисты просто идиотничали на сцене: это они топили в тазу Ванессу Редгрейв и душили петлёй Нани Брегвазде, пока та усердно пела. Так родился «Мжалала-оркестр».


Некрореализм: Мертворожденный жанр русского кино. Изображение № 2.


Изначально искусство некрореализма, как несложно понять по вышеописанным действиям, было намеренно бессознательным. Фильмы создавались практически в считанные часы, в качестве актёров художники использовали исключительно друг друга, снимали на шестнадцатимиллиметровые камеры. «Тупость, бодрость и матёрость» – так они сами выражали избранную ими генеральную линию. Со временем общая припанкованность и декларируемая народность творчества сменилась возделыванием куда более обширного культурного поля.

Несмотря на видимое совпадение некрореалистических работ с тем, что творилось в те годы в мировом искусстве, Юфит и компания не стремились вести диалог с современной им культурой. Главные объекты их нападок и вдохновения – артефакты 20-60х гг. Методы кино, например, были выдраны чуть ли не напрямую из «Андалузского пса», первого сюрреалистического опуса Сальвадора Дали и Луиса Бунюэля: рваный монтаж, вычурная визуальность и много, много, очень много бессмысленного движения. Некрореалисты вообще очень внимательно смотрели киноклассику, а Евгений Юфит не раз признавался в большой любви к немому кино, с которым пытался экспериментировать и в собственных фильмах. Вылилось это, в частности, в примечательные игры с искажением речи, которых в некрокино очень много. Так, одна из сцен «Рыцарей поднебесья» озвучивалась стоящим на голове актёром, а находящийся в этот момент в кадре Юрий Циркуль просто шевелил губами. Любили разнообразные рассинхроны: всё, что попадало под их внимание, всеми средствами обессмыливалось. В первую очередь, это касалось героев прошлой советской мифологии и быта: лётчики-самоубийцы, санитары-оборотни, полумёртвые моряки, гомосексуальные любители полежать на рельсах и ещё целый калейдоскоп чудовищ, в которых мутировали соцреалистические персонажи, всегда заключённые в движение замкнутого круга – главной композиционной фигуры некрореализма.

Их мощный художественный расцвет пришёлся на то время, когда один за другим умирали вожди, а с ними разваливалась и советская утопия бессмертия. Смерть и без того является одной из вечных магистральных тем искусства, но некрореалисты занялись изучением её конкретной стороны – собственно, биологической смерти, но не случившейся, а бесконечно длящейся. Они буквально по расхожему афоризму Кокто «снимали смерть за работой». Это искусство, застрявшее в чистилище: мёртвое «некро» и действительное «реализм» образовывали пограничное состояние. В некрореализме очень мало от канонической «чернухи», потому что его мало интересуют несчастливые концы и печальные социальные наблюдения.

Методы кино, например, были выдраны чуть ли не напрямую из «Андалузского пса», первого сюрреалистического опуса Сальвадора Дали и Луиса Бунюэля: рваный монтаж, вычурная визуальность и много, много, очень много бессмысленного движения  


Некрореализм: Мертворожденный жанр русского кино. Изображение № 3.


Но у некрореалистов всё существовало эстетически, ради себя самого. Ходячие мертвецы и суицидальные сюжеты были вдохновлены справочниками по судебной медицине: в начале 80-х Юфит откопал в «Букинисте» пособие Эдуарда фон Гофмана, изданное в конце XIX века, в котором изучаемые мертвецы располагались не горизонтально, как им положено, а вертикально – это несоответствие нормальному положению дел и стало основой для разработки главных образов некрореализма. Никакой проблематики и пропаганды, только чистая красота разложения, которое в ранних работах отдавало парадоксальной витальностью. Когда некрореализм распался как движение (случилось это к концу 90-х годов), Юфит с его более-менее постоянным партнёром Владимиром Масловым вообще перестали называть человека какими-либо словами, кроме Homo sapiens, окончательно сузив все возможные антропологические интересы до чистой биологии. Вероятно, из-за того, что советский миф, с которым боролись ранние некрореалисты, тихо ушёл сам, оставив художников без питательного контекста. 

В 1988 году в некрореализм приходят новые люди – это, в первую очередь, Владимир Маслов, Сергей Серп и Владимир Кустов, сформулировавший принципы «некростатики» и «некродинамики». Начались бурные гастроли по фестивалям и выставкам, в основном зарубежным – Монреаль, Торонто, Роттердам, Амстердам, Нью-Йорк. В 1992 году «Папа, умер Дед Мороз» получил Гран-при на МКФ в Римини, что окончательно сдвинуло некрореализм в раздел элитарного искусства и вызвало предсказания его скорого конца. Так оно и произошло: Юфит, последний полнометражный фильм которого вышел в 2005 году, остался в одиночестве, зато не потерял верность изобретённому им самим феномену. Жив, здравствует, до сих пор творит и читает ностальгические лекции.

Интерес к некрореализму не проходит по сей день: последняя масштабная выставка некроработ состоялась в ММСИ в 2011 году, и своего идиотического обаяния они точно не потеряли, несмотря на весь разведённый вокруг этого течения искусствоведческий пафос. Смерть, как любовь, всегда витает в воздухе. Смотрите и разлагайтесь.

Это искусство, застрявшее в чистилище: мёртвое «некро» и действительное «реализм» образовывали пограничное состояние 


Некрореализм: Мертворожденный жанр русского кино. Изображение № 4.


Некролюди


Евгений Юфит

Отец-основатель и последний некрорыцарь. Окончил ВТУЗ при Ленинградском металлическом заводе, в 1988-1989 учился в экспериментальной мастерской Александра Сокурова на «Ленфильме». Автор первых и главных некрофильмов: «Лесоруб», «Весна», «Вепри суицыда», «Папа, умер Дед Мороз», «Серебряные головы».

Андрей Мёртвый (Курмаярцев)

Присоединился к некрореалистам в середине 1980-х. Автор некросказки «Девочка и медведь»(1985), инсценированной в 2009 году. Совместно с Евгением Дебилом написал исследование «Флора и фауна могил»(1986) для журнала «Синефантом». В 1987 году снял некрофильм «Мочебуйцы-труполовы».

Юрий Циркуль (Красев)

Руководитель некрореалистического оркестра «Мжалала». Участвовал в выступлениях «Популярной механики» Сергея Курёхина; первым в СССР додумался использовать военную форму в качестве сценического костюма. Автор инсталляции «Русский лес» (1991, Музей этнографии народов СССР).

Евгений Дебил (Кондратьев)

Создавал экспериментальное кино, которое называл «новое дикое». Изначально художник, позже работал в технике скрэтч-анимации, при которой киноплёнка раскрашивается и расцарапывается от руки. Соавтор анимационных фрагментов «Ассы» Сергея Соловьёва. Снял фильмы «Некрореализм Юфита», «Работа и голод» (совместно с Олегом Котельниковым), «НАНАЙНАНА», «Вертикальное кино».

Леонид Трупырь (Константинов)

Сначала играл в панк-группах, и в некрореализме тоже проявил себя на музыкальном поприще – аккомпанировал ранним короткометражкам Юфита, выступая, таким образом, в роли тапёра. Написал самую, пожалуй, известную некрокартину – «В камышах».

Игорь Безруков

Как и Юфит, учился в мастерской Сокурова на «Ленфильме». На «Мжалалафильме» снял две картины – «Гость из Африки» и «Человек как последнее убежище города». Участвовал в выступлениях «Поп-механики»; бросив некрореализм в середине 90-х, делал документальные фильмы и телепрограммы. 

Валерий Морозов

Бывший участник «Автоматических Удовлетворителей», играл в оркестре «Мжалала» и снимался в фильмах Юфита. Единственный некроскульптор. Создал цикл деревянных идолов «Истукан».

Владимир Кустов 

Познакомился с Юфитом в 1984 году. Больше всего его прославили инсталляции, вдохновлённые наукой, в частности, судебной медициной («Кома», «Эпилептический статус Голема»). Вместе с Виктором Мазиным создал Музей сновидений Фрейда; участвовал в создании Центра танатологии при Музее судебной медицины СПбГМА им. И. И. Мечникова. 

Сергей Серп

Начинал с участия в спонтанных акциях Юфита. Рисовал масштабные картины с уклоном в фольклорную тему, создавал коллажированные орнаменты из расчленёнки, писал некросказки. С 2000-х занимался инсталляциями, основным элементом которых был деревенский дом – символ мёртвого русского быта («Письмо с острова», «Остров лесоруба»).

Владимир Маслов 

Окончил ЛГИТМиК в 1964, после этого работал в кукольном театре, ставил Беккета, Ионеско, Мрожека. Был соавтором полнометражных фильмов Юфита – «Серебряные головы», «Деревянная комната», «Папа, умер Дед Мороз». 


 

Некрореализм: Мертворожденный жанр русского кино. Изображение № 5.


Евгений Юфит


Некрореализм: Мертворожденный жанр русского кино. Изображение № 6.


Андрей Мертвый и Владимир Кустов


Некрореализм: Мертворожденный жанр русского кино. Изображение № 7.


Евгений Дебил


Некрореализм: Мертворожденный жанр русского кино. Изображение № 8.


Юрий Циркуль


 Некрореализм: Мертворожденный жанр русского кино. Изображение № 9.


Владимир Кустов


Некрореализм: Мертворожденный жанр русского кино. Изображение № 10.


Сергей Серп


Некрореализм: Мертворожденный жанр русского кино. Изображение № 11.


Владимир Маслов 


Некрофильмы - http://www.furfur.me/furfur/culture/culture/177315-nekrorealizm



Некрореализм: Мертворожденный жанр русского кино. Изображение № 12.


Некроживопись


Некрореализм: Мертворожденный жанр русского кино. Изображение № 13.


«В камышах», Леонид Трупырь, холст, масло, 1987. Самая известная некрокартина, на которой выползают из камышей полуразложившиеся моряки. Заставка студии «Мжалалафильм»



Некрореализм: Мертворожденный жанр русского кино. Изображение № 14.


«Фекал», Валерий Морозов, холст, масло, 1987. На нечто человекоподобное, деформированное и насаженное на кол Морозова вдохновило окаменение фекальных масс.



Некрореализм: Мертворожденный жанр русского кино. Изображение № 15.

  

«Русский лес», Юрий Циркуль, инсталляция, 1991. Под богоугодным названием «Русский лес» выступает мрачный конструктивистский бурелом, который Циркуль собрал из берёзовых стволов. В продолжение темы одноимённого гимна, исполненный на выступлениях «Поп-механики»: «Волосы на моей голове встали как дубы! Шумит могучий русский лес!»



Некрореализм: Мертворожденный жанр русского кино. Изображение № 16.

 

«Эйнштейн», Владимир Кустов, кожа кабана, масло, 1989. Серию портретов Кустов посвятил учёным – разумеется, писал он их в трупных тонах. Если Мечников, Корсаков, Сербский и Сеченов ещё держатся в рамках академизма, то Эйнштейн и Мариотт гниют во всей абстрактной красе.



Некрореализм: Мертворожденный жанр русского кино. Изображение № 17.


«Утро в лесу», Сергей Серп, холст, масло, 1988. Серия картин, передразнивающих лирическую сторону российской живописной традиции. Утро смерти в серой грязи угрюмого леса.



Некрореализм: Мертворожденный жанр русского кино. Изображение № 18.


«Прозрачная роща», Евгений Юфит, ч/б фото, 1992. Из серий фотографий Юфита можно складывать фильмы. Атрибутика всё та же: марширующие зомби, трупный грим, искажённые контрастом пейзажи и угрожающие тени.



Некрореализм: Мертворожденный жанр русского кино. Изображение № 19.

  

«Наши умеют», Андрей Мёртвый, холст, масло, 1987. Весёлый наскальный рисунок, на котором Мёртвый изобразил животных, среди которых практикуется каннибализм. И человек по центру.


ЕВГЕНИЙ ЮФИТ

Подробно читайте по ссылке http://www.furfur.me/furfur/culture/culture/177315-nekrorealizm

furfur.me






Советский некрореализм: твои, мои и ничьи 80-е
https://darkermagazine.ru/page/sovetskij-nekrorealizm-tvoi-moi-i-nichi-80-e

Ленинградская кинохроника 1988  https://youtu.be/PeNf3Ghn_xo

Вепри суицида (1988) https://youtu.be/nvFoc9Aiqm8

Некрокинематограф как жанр автопатографии – тема научной статьи по языкознанию и литературоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка
https://cyberleninka.ru/article/n/nekrokinematograf-kak-zhanr-avtopatografii


Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+


Яндекс.Метрика