Кто должен позаботиться об английском мемориале в Севастополе и почему о нём вспомнила The Times

01.07.2019
Кто должен позаботиться об английском мемориале в Севастополе и почему о нём вспомнила The Times




Все фото с сайта http://gazetacrimea.ru/news/kto-doljen-pozabotitsya-ob-angliiskom-memoriale-v-sevastopole-i-pochemy-o-nem-vspomnila-the-times-34020



Уже почти две недели на первых страницах не только отечественных, но и зарубежных СМИ появляются новости, связанные с ситуацией вокруг британского мемориала в Севастополе после публикации статьи в газете The Times под заголовком «Могилы британцев, погибших в Крымской войне, осквернены, захвачены и забыты».


Мы не будем касаться политической составляющей проблемы, а остановимся лишь на её предыстории. Речь идёт о мемориале в Севастополе, который известен под названием холм Каткарта.

Последний «форт»

Название это появилось после самого кровопролитного сражения Крымской войны – Инкерманского, в котором потери сторон исчислялись тысячами убитых и раненых. На следующий день начали хоронить погибших. Основная нагрузка этой скорбной миссии легла на плечи англичан. Очевидцы вспоминали, что британские солдаты на следующий день приступили к созданию огромных могил.

Уже в ближайшей перспективе этому месту суждено было стать главным местом захоронения британцев в Крыму. Первыми, кто навеки упокоился в крымской земле, были офицеры 4-й пехотной дивизии во главе с их командиром генерал-лейтенантом Джорджем Каткартом. Оставшиеся в живых старшие офицеры дивизии приняли решение похоронить своего командира на небольшом холме, который покойный любил использовать как наблюдательный пункт. У англичан он назывался «форт» и под таким именем указывается во многих источниках.

Неподалёку от Каткарта артиллеристы предали земле и тело умершего от раны генерала Стренгвейса, который в своё время сражался вместе с командиром 4-й дивизии против Наполеона. Кстати, он лёг в русскую землю с русским орденом Св. Анны на мундире. Его вручил ему Александр I в память о совместной борьбе с Наполеоном. В ближайшие дни  добавились  умершие от ран, пополнившие список безвозвратных потерь.

Долгое время холм оставался безымянным, но после обустройства на нём кладбища англичане в декабре 1854 года назвали его холм Каткарта. После войны один из английских посетителей так описал его: «…Каткартов холм стал широко известен благодаря сотням рисунков и описаний. Маленький огороженный участок на его вершине будет местом паломничества англичан, пока будет существовать Англия… Кресты из местного белого камня, колонны, выполненные из более ценных материалов, привезённых издалека, – обычный памятник многим храбрецам, и памятники, высеченные в Англии из мрамора, добытого в Италии, толпятся на обнажённой голой вершине холма».

Нужно сказать, что не все упокоившиеся имели столь богатые надгробные памятники. Офицерам из не самых аристократичных достались простые деревянные кресты. И, по мнению современных исследователей Крымской войны из Великобритании, таковых было большинство.

По некоторым данным, на холме Каткарта к концу войны имелось около 450 общих и индивидуальных могил. Многие надгробия выполнил скульптор Борис Эдвардс, работу которого оплачивали или полковые кассы, или родственники погибших.

В любом случае количество похороненных здесь хотя и значительно, но никак не соответствует упоминаемым в СМИ 22-23 тысячам человек. Эта цифра говорит о количестве всех погибших в сражениях и умерших от болезней в Крыму британских солдат и офицеров. На самом деле на холме Каткарта похоронено значительно меньше. Остальные погребены во множестве неизвестных английских могил от Альмы до Севастополя.

На одном холме

В 1882 году прибывшие из Англии специалисты благоустроили на «Холме Каткарта» некрополь. После войны надзор за могилами возлагался на британское правительство через посольство в России. На благоустройство некрополя и для поддержания порядка ежегодно выделялось 300 фунтов. У входа, на воротах которого красовался мальтийский крест, была построена сторожка. В отличие от других некрополей – французского и итальянского, здесь не было часовни, только небольшой домик сторожа.

Правда, обнищавшее за время войны местное население обирало могилы, не слишком церемонясь с похороненными в них. Тащили всё: могильные плиты, метал изгородей, личные вещи и ценности. Хотя местная полиция пыталась пресекать грабёж, это не всегда было возможно.

На кладбища иногда приезжали посетители из Британии. Холм Каткарта посетил принц Уэльский в 1869 году, лорд Уолсли (участвовавший в Крымской войне) в 1894 году и Джеймс Эдмундс в 1908 году. Последний отметил, что все найденные надгробные плиты со всех окрестностей Севастополя перенесены в одно место на холме Каткарта. Эта «централизация» производилась в 1883 году. Тогда правительство России выделило дополнительную землю, расширив известные границы кладбища на холме Каткарта.

Останки при этом не переносили. Это было сложно, никто не хотел рисковать, открывая могилы умерших от болезней.

Интересно, что Крымской войной захоронения не ограничились. В 1920 году здесь предали земле тело журналиста английской газеты The Daily Telegraph, скончавшегося в Севастополе. Это был внук Раглана, дед которого «…65 лет тому назад нашёл себе могилу в Севастополе, защищая английское дело против нас. Ныне внук его умер здесь на славном посту журналиста, но уже отстаивая одно общее дело борьбы за великую демократическую Россию».

Перед Великой Отечественной войной, в 1939 году, кладбище посетил советский поэт Константин Симонов. Он был настолько впечатлён увиденным, что оставил стихотворение «Английское кладбище в Севастополе». Самой известной строкой его стало «мы никогда не мстили мертвецам».

Дачи на мемориале

В июне 1942 года Английское кладбище было одним из мест тяжёлых боёв за Севастополь. Оно тогда сильно пострадало от ударов немецкой артиллерии и штурмовых атак люфтваффе, но в 1944 году ещё существовало. В период работы Ялтинской конференции (1945 г.) его посетил премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль с дочерью Сарой.

В последующие годы кладбище постепенно разрушалось и пришло в полное запустение. Почти все надгробия были уничтожены. То, что уцелело после боёв Отечественной войны, было почти «добито» в годы «холодной войны».

Отношения между СССР и Западом, ухудшившись после 1945 года, перешли вскоре в состояние, известное сейчас как период «холодной войны». В её разгар, в начале 1960-х, Генеральный секретарь КПСС Никита Хрущёв, по мнению англичан, приказал уничтожить британские мемориалы в Крыму. Холм Каткарта, точнее, то, что от него осталось, был снесён, а на его месте начали активно строить дачи. Большая часть надгробий, переживших Великую Отечественную войну, пошла на фундаменты. Британская империя в свою очередь отказалась от всякой ответственности за место, считая невозможным восстановить мемориал.

В результате в советский период, особенно активно в начале 80-х, территорию застроили частники. Тогда она и приобрела тот неприглядный вид, который мы можем наблюдать сегодня.

Автор Сергей Ченнык



                                                                                                    
Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика