Смерть по-бурятски - 2: о буддийском подходе к смерти, как возможности уйти к Ясному Свету

07.06.2019
Смерть по-бурятски - 2: о буддийском подходе к смерти, как возможности уйти к Ясному Свету

Фото с сайта https://burunen.ru/site/news?id=26397


«Будучи мальчиком, Ити­гэлов пас овец у со­стоятельных хозяев. Отличался озорством и игривостью. Например, пригонял скот на кладбища, где изучал надгробия и ритуальные предметы. В то вре­мя покойников не закапывали, и мальчик играл с ними, соскрёбы­вая волосы. При этом приговари­вал: «Вот если бы меня слушались, не лежали бы здесь мёртвыми!» А однажды вечером вернулся к хозяевам, держа в руках палку с водружённым на неё человече­ским черепом. Хозяева испуга­лись, но знакомый лама успоко­ил их: «Мальчик станет великим Учителем, ему суждено обмануть смерть».

(Из преданий о жизни Итигэлова).

О неотвратимости судьбы

Истинный буддист всегда дол­жен помнить о смерти, размышляя о том, что жизнь не продлится веч­но. Еще Будда сказал, что: «Подобно тому, как подходит к концу тончай­шая нить, вплетаемая в полотно, так же приходит к завершению и жизнь человека». Без этого человеку будет трудно воспользоваться преимуще­ствами человеческой жизни, чтобы в полной мере постигнуть заложенный в ней великий смысл.

Осознание неотвратимости смер­ти даёт лучшее понимание драго­ценности жизни, как возможности максимально реализовать себя и познать подлинное счастье. Раз­мышления на тему бренности бы­тия дают и мощный стимул для ду­ховных занятий и в конечном итоге могут определить судьбу человека. Процитирую Хамбо ламу Аюшеева: «Определение места ухода человека в следующую жизнь – это уже его личный выбор и результат всей его жизни».

Здесь он говорит не толь­ко о месте, но и о времени и способе перехода в иное состояние. Обычно смерть предваряет долгий процесс старения, который, фактически, на­чинается с момента рождения, а в обычном понимании с момента дряхления тела.

Ветер смерти

При этом есть большая разница между процессом старения религи­озного человека и нерелигиозного. Верующий человек всегда, и в мо­лодости, и в старости, накапливает добродетель и готовится к новой жизни. Возможно, это всего лишь иллюзия, но эта вера даёт силы не бояться грядущего. А атеисту, чтобы без страха смотреть в лицо смерти, нужно невероятное мужество, но именно реальный взгляд на вещи двигает вперёд всё человечество.

У бурят существует поверье, что у ног умирающего находится место ангела смерти, и поэтому в этом ме­сте невозможно читать молитву. Но ламы говорят, что его место не обя­зательно у ног умирающего, однако, уверены, что в любом случае хозяин или владыка смерти Эрлиг хан поджидает и забирает с собой человека или целые группы людей – есть та­кие феномены. В хосписах - клиниках для безнадёжно больных - больные умирают часто группами. Проносит­ся как будто какой-то мистический ветер, больные протягивают руки к врачу или сестре: «Я хочу ухватиться за вас», но мощная воронка засасы­вает всех, кто стоит на пороге смер­ти. И больные так и умирают, обняв врача... Существует ли ветер смерти? Скорее всего, весть о чьём-либо ухо­де доходит до других больных или они чувствуют это, их тоже затяги­вает на тот свет, и это и есть тот са­мый ветер. А значит, и смерть может быть заразительна, как и все прояв­ления жизни.

Буддийская техника ухода

Как помочь человеку уйти в иной мир? Чтобы он мог спокойно и с до­стоинством сказать: «Здравствуй, смерть». Бурятские ламы достаточ­но подробно рассказывают об этом. Если умирает буддист, то на ухо ему нужно читать молитву, чтобы он ис­кал прибежища в Трёх Драгоценно­стях: Будде, Учении и Сангхе. А не цеплялся к родителям, супругу или детям. Если буддист в жизни имел какое-либо божество в качестве по­кровителя, то в момент смерти он должен обращаться именно к нему. Желательно перед смертью исполь­зовать практику Бодхичитты.

Главное, умирающий не должен относиться к смерти, как к чему-то ужасному, ведь, покинув старое тело, он переродится в новом. И если у человека чистая совесть, он снова родится среди людей, в благом мире - наилучшем для накопления добро­детелей. И тогда смерть может быть прекрасной, как продолжение жиз­ни.

Путь к Пустоте

31 августа 2008 года группа бу­рятских лам эксгумировала останки Хамбо ламы Лубсан-Нимы Дармаева в Джидинском районе вблизи села Нижний Бургалтай. Его скелет на­ходился в позе медитации, словно она не прерывалась полвека. Ламы сделали вывод - Дармаев пробился к Ясному Свету. В 1955 году во главе группы лам он втайне от властей вскрывал саркофаг с телом Итигэ­лова. Осмотрев его, Дармаев убе­дился в хорошей сохранности тела и вернул в саркофаг, засыпав бумхан крупными кусками природной соли.

В 1960 году Дармаев сам покинул этот мир во время медитации, перед этим дав наказ о кремации. Было на­чало лета. Момент его смерти ламы Иволгинского дацана определили по капле крови, которая вытекла из носа на двенадцатый день погруже­ния в созерцание. В позе лотоса тело Дармаева положили в саркофаг - де­ревянный короб, который помести­ли в землю на его малой родине. За­рыли неглубоко, а через несколько лет над ним воздвигли субурган.

Вскрыли его через 48 лет. Скелет ламы находился в сидячем положе­нии. На костях сохранились остатки мышц и кожи. Как говорят очевид­цы, в момент подъёма тела в ясном небе зазвучали вдруг негромкие раскаты грома, и пролился теплый дождь.

Тело ламы могло остаться в пол­ной сохранности, однако оно нахо­дилось в деревянном коробе всего в 50 сантиметрах от поверхности земли, не было обложено солью, а значит, подверглось нашествию на­секомых и животных, было доступ­но разрушительному воздействию кислорода, температурных перепа­дов и влаги.

Скелет в позе лотоса

Случай Дармаева указывает путь к осмысленной жизни, к возможно­сти с чувством внутреннего спокой­ствия уйти из мира. В этом контексте действия бурятских лам по эксгума­ции представляют не умозритель­ный интерес, это ключ к разреше­нию фундаментального для любого человека вопроса жизни и смерти, имеющий практический аспект.

Различные религиозные системы - каждая по-своему - примиряют лю­дей с бренностью бытия, но в эпоху постмодернизма не имеющий Бога в душе современный человек оказал­ся один на один перед лицом смерти. «Ну что нам делать с ужасом, кото­рый бегом времени однажды наре­чён?» - писала о бремени ожидания неизбежного Анна Ахматова.

Между тем бурятские ламы дей­ствительно обладают тайным зна­нием контролируемого способа пе­рехода сознания в иное состояние или, по крайней мере, ухода из жиз­ни с улыбкой на устах. Эффектной демонстрацией этого и является скелет Дармаева в позе лотоса.

Тайна перевоплощения

Традиция вознесения или сожже­ния останков Хамбо лам идет издав­на. Предварительно тело должно вернуться в землю: «Из праха мы вышли и в прах вернёмся, когда ум­рём». Пепел костей, прошедших очи­стительный огонь, становится «дра­гоценностью из драгоценностей». Он может быть развеян благодатью над землёй и водами, в качестве святых мощей храниться в дацанах и субурганах. Пепел Дармаева раз­делили между его родовым Сартул-Булагским и построенным им Ивол­гинским дацанами.

Останки Хамбо ламы Шарапо­ва сожгли в 1966 году. В 2009 году агинские ламы совершили обряд вознесения тела Хамбо ламы Гомбо­ева. Он ушёл из жизни в позе спяще­го льва - лёжа на боку, а его тело, по словам очевидцев, было в хорошей сохранности. В Агинском дацане это не первый прецедент, еще советский религиовед Г.Д. Нацов писал, что в 1911 году тело одного из лам, умершего в позе лотоса, покрыли глиной и поклонялись ему до тех пор, пока в 20-е годы большевики не уничто­жили его. Другой, прямо противопо­ложный случай произошёл в Баргу­зине, где знаменитый Соодэй лама погрузился на семь дней в самадхи, а затем исчез, растворив свое тело в лучезарном пространстве - Ясном Свете.

Все они сумели в момент смерти уйти в состояние глубокого созер­цания Пустоты, когда становится возможным переместить сознание в лучшие перерождения или освобо­диться от круговорота Сансары или достигнуть высшего Просветления. Их духовный опыт интересен не столько сам по себе, а сколько сте­пенью воздействия на умы людей как руководство к действию и по­сыл к самопознанию. Человеку лег­че пребывать в иллюзии вечности, как можно глубже спрятав правду жизни. Но это только до последней черты.

Люди, пережившие клиническую смерть, описывают свои ощущения как путешествие к ослепительно­му свету по туннелю, когда вся их предыдущая жизнь в считанные се­кунды проносится перед глазами. Буддисты верят, из снежного кома кармы выпадают только те, кто идёт наперекор силам судьбы - к Ясному Свету…

Фото из архива Александра МАХАЧКЕЕВА

Александр МАХАЧКЕЕВ

                                                                  
Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика