Кремация и похороны: что лучше для души

15.09.2022
Кремация и похороны: что лучше для души

                      Интересные ресурсы — Собор Архистратига Михаила г. Сочи


Служба помощи «Милосердие»


Доля кремаций в России растет, поскольку хоронить гробом часто либо дорого, либо неудобно по тем или иным причинам. Как в этой ситуации быть православным христианам, ведь многие слышали, что Церковь к кремации относится негативно?


«На днях пришлось посетить крематорий впервые в жизни. У входа продают живые цветы: купил, положил в гроб, сожгли. Интересная традиция, которая не имеет никакого смысла.

Внутри что-то величественное, вроде храма, но без содержания. Начинает играть музыка, сотрудница сообщает, что мы понесли невосполнимую утрату (фамилию, имя, отчество покойного открыто читает по шпаргалке). Гроб закрыли, он уезжает в дверцу на сжигание, все, наклоняя головы, смотрят. Огня не видно, гроб скрывается во мраке, – делится впечатлениями от кремации священник Федор Сидоров, клирик московского храма мучеников Адриана и Наталии. – Все же похороны с отпеванием и погребением в землю несравненно лучше! Но стоит это, все знают сколько. Плата за городскую жизнь, человек утилизируется, как мусор».

Действительно, для христиан кремация и сопутствующие ей «обряды» часто ощущаются чем-то неестественным, но при этом все больше людей по самым разным причинам вынуждены прибегать к этой форме захоронения.

Мы решили разобраться в том, изменилось ли отношение Церкви к кремации и какое решение должен принять христианин, если иные способы захоронения оказываются для него недоступны.


Доля кремаций растет, но только в крупных городах


500 тысяч за то, чтобы «перезакопать гроб» – почему люди вынуждены соглашаться на кремацию

«Доля кремаций действительно растет, и если в пандемию это была скорее санитарная необходимость, и отмечался резкий всплеск, то сейчас заметен плавный и неуклонный рост, в том числе в регионах. Кремация становится более доступной услугой», – говорит директор похоронного дома «Журавли» Илья Болтунов.

Он отмечает, что из-за подорожания ритуальных услуг, связанных с традиционным погребением, все больше людей вынуждены выбирать кремацию.

В Москве и Санкт-Петербурге «обычные» похороны порой в 2-3 раза дороже, чем «огненные».

При этом, уточняет Болтунов, главные проблемы у родственников, желающих похоронить своего близкого в землю, начинаются уже на кладбище: там действует целая система «разводов», оплатить которые не под силу даже весьма обеспеченным жителям столицы:

«Манипуляции могут быть разного рода. Самая распространенная – взять деньги за демонтаж памятника или цветника на родственном участке, суммы могут составлять от 100 до 250 тысяч. При этом, приехав на похороны, семья может увидеть стоящий на своем месте памятник и аккуратно вырытую могилу, но сделать будет уже ничего нельзя. Другой популярный у ритуальщиков «метод отъема средств» – потыкать палочкой в землю, сказать, что глубина уже имеющегося захоронения гробом слишком мала и нужно перекапывать предыдущий гроб, чтобы поставить еще один сверху. Никто в реальности этого не делает, но берут за это 300, 400 и даже 500 тысяч рублей», – объясняет директор похоронного дома и добавляет, что именно из-за подобных махинаций кремация становится недорогой альтернативой, которую вынуждены выбирать все больше семей в мегаполисах.

«Брата пришлось кремировать, мы – православная семья. Переживаю до сих пор»


«Когда этой весной умер мой брат, которому не было и 40 лет, встал вопрос о похоронах. Никаких специальных «гробовых» накоплений у нас, конечно, не было, а на кладбище, где уже похоронены наша бабушка и отец, за копку могилы потребовали 150 тысяч, мотивируя это тем, что снег еще не сошел и земля мерзлая», – рассказывает москвичка Анна. Ее семья, к слову, воцерковленная и регулярно посещающая богослужения, была вынуждена выбрать кремацию как единственно возможный в данной ситуации вариант.

Для Анны и ее родственников вынужденная кремация была травматичной, казалось, что они не смогли сделать для памяти брата необходимого, и даже считали произошедшее грехом, за который в будущем придется отвечать.

А что об этом на самом деле думает Церковь?

Церковь не одобряет, но относится со снисхождением

«Православная традиция не предусматривает никаких прещений в отношении таких людей, и даже священник не может осуждать их за подобный выбор, – комментирует эту ситуацию член Синодальной комиссии по биоэтике, священник Владимир Духович. – Надо попытаться понять человека, который приходит с такой проблемой. Бывают разные обстоятельства, иногда невозможно иначе организовать похороны. Если не было другого выхода и произошла кремация, Церковь на это согласится. Это не препятствие к существованию души в вышнем мире».

Эта позиция закреплена в документе Патриархии от 2015 года «О христианском погребении усопших»: «Учитывая древнюю традицию благоговейного отношения к телу христианина как храму Духа Святого, Священный Синод признает нормой захоронение почивших христиан в земле. В том случае, когда такое погребение не предусмотрено местным светским законодательством или связано с необходимостью транспортировать умершего на большие расстояния или же невозможно по иным объективным причинам, Церковь, считая кремацию явлением нежелательным и не одобряя ее, может со снисхождением относиться к факту кремации тела усопшего. После кремации прах должен быть предан земле».


История кремации в России: крематории в храмах, «кафедра безбожия» и инженерный подход

«В этом нет никакой богословской проблемы, отношение к кремации у нас связано только с традицией. В традиции Русской православной церкви существует бережное и уважительное отношение к телу. Если этот человек великой жизни и святости – это мощи, но и к просто умершему всегда относились с благоговением», – поясняет священник Владимир Духович и добавляет: «Речь идет прежде всего об уважении к тленным останкам. Это же все-таки близкий человек, и сжигать его, для меня например, абсолютно недопустимо, даже представить себе это дико. Конечно, через какое-то время тело и в земле превратится в прах, потому что в Писании сказано, что все мы взяты из праха и в прах, то есть в землю, и должны возвратиться».

Священник подчеркивает: сам факт кремации не может быть препятствием ни для совершения отпевания, ни для дальнейшего поминовения кремированного христианина. Не может быть и наказаний в адрес родственников, которые решились на «огненные похороны».

«Есть люди, которые приводят в качестве аргумента против кремации тот факт, что тела должны в момент всеобщего воскресения восстать и явиться на суд. Но как говорил Святейший Патриарх Кирилл: «Неужели вы думаете, что Господь не сможет восстановить тело из праха?» Это просто смешно, и это, конечно, говорит только о сомнении в силе и могуществе Божьих. Ведь были святые мученики, которых сожгли за веру, но это никак не сказывается на их загробной участи», – разъясняет отец Владимир популярный миф, связанный с кремацией.


Чтобы быть рядом с близкими, приходится соглашаться на кремацию


ще одной ситуацией, когда кремация оказывается почти неизбежной, становится желание семьи совершить захоронение именно на родственном участке. Если не прошли санитарные сроки или кладбище закрыто для захоронений гробом, по целому ряду других, чисто юридических причин это может стать невозможным.

Если смерть произошла за границей, бывает, что по законам страны может быть предусмотрена только кремация (например, в Японии), а транспортировка тела может стоить неподъемных для семьи средств.


Сжечь можно не всех и не всегда. Когда кремация запрещена?

«Мы кремировали деда после отпевания, чтобы похоронить его рядом с бабушкой. Бабушку хоронили традиционным способом, но дед умер меньше, чем через два года после нее, и по правилам кладбища новую могилу на этом участке было рыть нельзя. Похоронить их нужно было непременно вместе, это было ясно всем родственникам. У них была невероятная любовь, и, когда бабушки не стало, дед умер фактически от тоски, все время повторял, что хочет к ней. Так что к ней его и поместили», – делится своей семейной историей жительница Санкт-Петербурга Ольга.

Увы, в связи с «перенаселенностью» городских кладбищ, такая ситуация возникает все чаще и чаще. Выходов из нее не так много: или соглашаться на кремацию, или искать для покойного «новый дом», то есть соглашаться на другой участок, но в этом случае принцип единства семьи будет нарушен. «Узнав о подобных условиях – а на отдельных кладбищах санитарные сроки (сроки, по которым в уже существующую могилу можно производить новое захоронение гробом. – Ред.) составляют до 25 лет, люди обычно расстраиваются, вздыхают. Но в итоге соглашаются на кремацию – это здравый смысл», – говорит о подобных ситуациях директор похоронного дома Илья Болтунов.

«Конечно, всегда лучше убедить людей совершить захоронение в землю, чем сжигать, это более присуще нашим обычаям. Церковь никого на это благословить не может, но и отказать в благодати и поминовении также не может», – напоминает отец Владимир Духович.


Присмотритесь к кладбищам по дороге на дачу


Илья Болтунов рекомендует отказываться от больших городских кладбищ и осваивать новые семейные участки за городом, на расстоянии до 200 километров.

«На сельских кладбищах есть стандартные тарифы за копку могилы, и даже демонтаж цветника и памятника входят в эту стоимость, цена всей услуги составляет порядка 10-15 тысяч. За МКАДом никто не берет дополнительные деньги, там все адекватно», – рассказывает Болтунов.

В каком-нибудь маленьком городе все похороны под ключ обходятся в 30 тысяч рублей максимум. Земля на загородных кладбищах сейчас выделяется бесплатно, платить придется только за подготовку к захоронению, то есть за копку могилы.

Сегодня многие москвичи присматриваются к кладбищам, которые находятся недалеко от дачи или по дороге к ней, вспоминают о давних родственных захоронениях в деревнях. Несмотря на то, что придется оплачивать транспортировку тела, экономия получится существенная. Главное, советует Болтунов, не торопиться заключить контракт с первым попавшимся агентом, а вдумчиво искать транспортную компанию, которая может предоставить услуги катафалка по посильному вам тарифу.

Священник Владимир Духович подчеркивает, что дороговизна традиционных похорон, хоть и не относится к области богословия, действительно сегодня ощущается остро. Батюшка говорит, что Церковь может лишь с пониманием относиться к такого рода вынужденным решениям и по возможности поддерживать: «Для таких людей, которые хотели бы похоронить своего близкого, но не могут этого сделать, можно было бы создать службу, которая помогала бы в этом вопросе, чтобы похороны гробом можно было совершать в том числе с помощью общины».

При этом отец Владимир напоминает, что даже в случае кремации прах обязательно должен быть предан земле, как того требует традиция. Не нужно сохранять урну дома или развеивать прах, с точки зрения Православия это может расцениваться как неуважение к умершему.


Что можно и чего нельзя делать с прахом?

«Вреда для души покойного даже в том случае, если прах не был предан земле, быть не может, за гробом имеют значение только грехи человека. Если мы думаем иначе, это значит, что мы идем не ко Христу, а в совершенно ином направлении. Но все-таки нужно предать прах земле. Это важно не для покойного, а для того, кто его хоронит. Что касается традиции развеивать прах, это – человеческое, и к Богу такая практика никакого отношения не имеет. Просто продолжение безбожного мира, в котором материальное ставится во главу угла», – считает отец Владимир.

Автор Елена СИМАНКОВА

www.miloserdie.ru


                                  Милосердие.ru - Православный портал о благотворительности
Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика