«Только откопать не забудьте»: в Челябинске появилось новое экстремальное развлечение — закапывание людей заживо

31.05.2019
«Только откопать не забудьте»: в Челябинске появилось новое экстремальное развлечение — закапывание людей заживо

Фото: Валентина ВАГАНОВА. Все фото с сайта https://www.chel.kp.ru/daily/26983/4042724/

За пару тысяч вас положат в «могилу» и засыплют землей

Когда ехала на закапывание, мой взгляд в окно автомобиля зацепился за печальное лицо, нарисованное черной краской на стене заброшки. Это граффити известного пермского художника, называется Sad Face — грустное лицо. Видела его не первый раз, но в тот момент оно обрело особый смысл — портрет безнадежности. Наверное, с такими лицами и идут на закапывание…

На улице стояла жара, пахло сиренью, люди в летних нарядах спешили кто куда, а я торопилась на погребение…

Наверное, с такими лицами и идут на закапывание... Фото: Валентина ВАГАНОВА


Наверное, с такими лицами и идут на закапывание...Фото: ВАЛЕНТИНА ВАГАНОВА


ПОД ЗЕМЛЮ С УЛЫБКОЙ

За городом меня встретила компания экстремалов. Яма уже была выкопана — глубина 80 см. Ребята принципиально не называют ее «могилой», потому что в нее ложатся живые люди. Закапываться решили не в землю, а в песок — он суше, легче и в нем нет червей. Но вообще зарыть могут в любую почву. Глотнуть адреналина захотели 21-летние студентки Эллина и Кристина. Они учатся на дизайнеров, а в свободное время занимаются экстримом: прыгают с вышек, гоняют на сноуборде.

Первой лечь в землю решила Эллина. Сначала «примерка» ямы — чтобы тело лежало ровно, не было никаких бугров под ним. Иначе лежать будет неудобно и что-нибудь затечет. Затем переодевание и небольшой инструктаж — дышать спокойно и не глубоко, не делать резких движений, в случае чего крикнуть в трубку.

Яма в самый раз! Фото: Валентина ВАГАНОВА


Яма в самый раз! Фото: ВАЛЕНТИНА ВАГАНОВА


На улице +27, а на Эллине джинсы, теплая кофта, да не одна, теплые носки, плащ и полнолицевая маска химзащиты — с помощью нее она и будет дышать в земле. Как уверяет, инструктор, в яме тело быстро начнет остывать, как бы не замерзла.

Кристина ведет прямую трансляцию в соцсетях. Эллина, лежа в земле, передает приветы подписчикам, пока инструктор Антон Абрамейцев и его помощник Илья Уфимцев лопатами бросают на нее землю.

Трубку маски выводят на поверхность, с помощью нее и дышит человек под землей. Фото: Валентина ВАГАНОВА


Трубку маски выводят на поверхность, с помощью нее и дышит человек под землей. Фото: ВАЛЕНТИНА ВАГАНОВА


На лицо положили землю в последнюю очередь. Антон просит нас не ходить у ямы, разговаривать очень тихо, и засекает время.От происходящего в шоке только я. У всех настроение на подъеме. Ребята подкалывают меня: «Да ладно, потом и тебя закапаем!». У меня жуткая клаустрофобия, но я слышала, что ее лечат закапыванием. Честно, мысли лечь в землю были. Но я не такая отважная, как эти девчонки, так и не решилась. А, может, и к лучшему.

Закапывание начинается с ног, лицо - в последнюю очередь. Фото: Валентина ВАГАНОВА


Закапывание начинается с ног, лицо - в последнюю очередь. Фото: ВАЛЕНТИНА ВАГАНОВА



Настроение у всех отличное. Фото: Валентина ВАГАНОВА


Настроение у всех отличное. Фото: ВАЛЕНТИНА ВАГАННОВА


— Я нашел первые упоминания этих практик в Египте. Сейчас их используют различные спецподразделения в армии и тренировочные базы. Они направлены на борьбу со страхом смерти. Под землей ты полностью обездвижен, парализован, идти некуда, двигаться некуда и ты не можешь ничего сделать. Большинство, кто приезжает к нам, хочет проверить собственные способности, испытать себя, — шепотом рассказывает руководитель центра экстремальных видов спорта ProX Антон Абрамейцев.

Вскоре Эллина просит ее откопать. Ребята говорят, это начинается паника. Антон общается с ней, успокаивает, и она продолжает лежать. Через 25 минут говорит, что сильно затекла нога, видимо, все-таки неудобно легла, и парни выкапывают ее.

Эллина выходит из ямы со слезами. Они льются сами от переизбытка эмоций.

— Элин, как ты? Что чувствуешь?

— Все хорошо. Там внизу тишина, я слышала только свое дыхание и стук сердца. Иногда ваши разговоры слышала. Страх и панику глушила. Когда дыхание свое слышишь, начинаешь паниковать и надо возвращаться.

Эллина плакала, когда вылезла из-под земли. Но никакой паники не было. Она поборола страх. Фото: Валентина ВАГАНОВА


Эллина плакала, когда вылезла из-под земли. Но никакой паники не было. Она поборола страх. Фото: ВАЛЕНТИНА ВАГАНОВА


Обнимаем Эллину и поздравляем с победой над страхом. А дальше она просит оставить ее, берет стул и уходит к воде, где будет сидеть около получаса, наслаждаться красивым видом, слушать пение птиц и просто приходить в себя.

Идеальное место для закапывания - покой и тишина. Фото: Валентина ВАГАНОВА


Идеальное место для закапывания - покой и тишина. Фото: ВАЛЕНТИНА ВАГАНОВА


«АДРЕНАЛИН — ЭТО НАРКОТИК»

Илья прыгал с высоты 27-этажного дома, погружался на глубину. Исследовал пещеры с очень узкими ходами, где передвигаться можно только ползком, и высок риск застрять. Говорит, адреналин — наркотик. Постоянно хочется новых ощущений. Потому и лег в яму. И это оказалось самым тяжелым испытанием.

— Только здесь я не справился с паникой. Ее очень сложно подавить. Когда мне положили землю на лицо, страха не было. Хотя я буквально видел, как уходит свет. Пошевелиться не мог. Земля давила на грудь, казалось, трудно дышать. Но это нервное — я в маске, воздух поступал в достаточном объеме.

Илья пролежал в земле 22 минуты, а затем эмоции вышли из-под контроля.

— Я вдруг стал думать о маме — а если она посмотрит это видео (закапывание шло в прямом эфире в соцсетях — прим.авт.) какие у нее будут чувства, если со мной что-то случится, что будет с ней… От этих мыслей началась паника, попросил выкапывать. Когда вылез, первым делом позвонил маме, мы с ней с полчаса просто ревели в трубку. Она посмотрела прямой эфир, но поняла и приняла мое увлечение, сейчас даже поддерживает. Когда меня выкопали, я стал по-другому смотреть на мир. Обычно куда-то спешу, быстро хожу. А тогда медленно шел домой, по-другому увидел привычную дорогу: все было красочным. Увидел то, что я обычно не замечал в суете.

Дальше мы закапывали Кристину. Ее реакция была вообще непредсказуемой — она шутила, закопанная под 40 см песка, просила слепить ей грудь и вылепить хвост, как у русалочки. А еще поставила в ступор гаджет: «Окей, Гугл, где я?».


Кристина, кажется, вообще не боялась закапываться. Фото: Валентина ВАГАНОВА


Кристина, кажется, вообще не боялась закапываться. Фото: ВАЛЕНТИНА ВАГАНОВА


Хоба! Фото: Валентина ВАГАНОВА


Хоба! Фото: ВАЛЕНТИНА ВАГАНОВА


Кристина, прием. Фото: Валентина ВАГАНОВА


Кристина, прием. Фото: ВАЛЕНТИНА ВАГАНОВА


Кристину выкопали через 43 минуты. И-то, потому что ей «стало скучно» под землей.

К ЗАКАПЫВАНИЮ МОГУТ НЕ ДОПУСТИТЬ

Как уверяют организаторы, закапывание безопасно. Только убедить в этом тело на глубине — непростая задача.

— Самые сложные первые 10 минут. Человек погружается в чужую среду. Сначала он ей сопротивляется, потому что она для него агрессивная: сковывает, охлаждает. Он начинает бороться, шевелиться. Но пошевелиться невозможно — это пугает, начинается паника. Нужно помочь человеку: поговорить, успокоить. Потом он начнет чувствовать эту среду, гармонировать с ней. Ощущения схожи с дайвингом, когда ты плывешь и растворяешься в воде. Я когда лежал, чувствовал спокойствие, безмятежность. А выкопался — мир стал ярче, интереснее, — говорит Антон Абрамейцев.

По его словам, команда тщательно готовилась, прежде чем начать приглашать на закапывание других, все тестировалось на себе. На случай, если погребенный сильно запаникует или ему станет плохо, действия отработаны.

— Предусмотрено экстренное выкапывание за 30 секунд. Быстро снимаем слой земли, поднимаем материю, освобождаем лицо и грудь. Если нужно, оказываем медицинскую помощь. Закапывание происходит под присмотром медика — я по образованию психотерапевт, также работал спасателем. В крайнем случае, вызываем «скорую», она доедет досюда за 15 минут. Но прецедентов не было, и быть не должно.

Остается только ждать и быть начеку. Фото: Валентина ВАГАНОВА


Остается только ждать и быть начеку. Фото: ВАЛЕНТИНА ВАГАНОВА


Ограничения по возрасту на погребения — 18+. Перед испытанием с каждым желающим беседуют инструкторы. Выясняют, нет ли противопоказаний. Например, под землю нельзя людям с болезнями сердца, эпилепсией. Пьяным или под наркотиками — сразу красный свет. Если инструкторы увидят, что человек морально не готов закапываться — сильно переживает, ему вернут деньги и отправят домой. Стоит закапывание — 2500 руб.

Видео по ссылке https://www.chel.kp.ru/daily/26983/4042724/

НЕКОТОРЫЕ ВСПОМИНАЮТ ПОХОРОНЫ БЛИЗКИХ И РЕВУТ

На глубине у каждого обнажаются свои страхи, переживания. Но бывает, что они начинают выходить перед закапыванием. Кто-то при виде «могилы», вспоминает похороны близких и случается истерика. Кто-то боится, как отреагируют родные.

— Родители тяжело переживают решение детей закопаться. Одной девочке мама запретила закапываться, чуть ли не истерики устраивала. Но та все равно втихаря закопалась. Я тоже папа, я бы офигел, если моя дочка закопалась. Только если бы не я ее закапывал, конечно, — говорит Антон. — Если не делать параллели со смертью, то нормально. Верующие люди тоже закапываются. Грех ли это? Я так скажу, грех — жизнь прожить скучно и бесполезно. А мы это расцениваем как тренировку. В этом году наша команда будет учиться на спасателей. В критических случаях, когда нам нужно будет помогать другим, мы не испугаемся, это нас не вгонит в ступор, сможем быстро отреагировать. А кому не нравится, пусть не пробуют, это же добровольно.

На закапывания люди идут, чтобы проверить себя и победить свои страхи. Фото: Валентина ВАГАНОВА


На закапывания люди идут, чтобы проверить себя и победить свои страхи. Фото: ВАЛЕНТИНА ВАГАНОВА


КОММЕНТАРИЙ

«Угрозы жизни нет, если процесс находится под контролем специалистов»

— Риск примерно такой же, как при любом экстремальном развлечении: будь то американские горки или прыжок с парашютом. Человек, например, может спускаться на горных лыжах, ему станет страшно, сердце екнет и все — умер. Такая же история может и тут произойти. Но это крайне редкая смерть, — говорит психотерапевт Андрей Коровин. — Могут активироваться интересные психические процессы, но у каждого они будут протекать индивидуально. Поднимутся экзистенциальные вопросы: для чего я живу, в чем смысл жизни, что я еще не успел сделать, вопросы добра и зла и прочие. Это серьезный стресс, но психическую травму человек вряд ли получит. Травма это переживание, связанное с абсолютной беспомощностью и невозможностью что-то изменить, например, угроза жизни. А здесь угрозы жизни нет.

По словам Андрея, закапывание практикуют психологи, как избавление от страхов, для борьбы с депрессией. Есть даже такое направление в психотерапии — танатотерапия — «лечение смертью».

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

— Как бы не получилось так, что это занятие сделало сердце окончательно черствым и равнодушным к смерти, — говорит священник Владимир Панарин. — Была такая субкультура готика. Но память о смерти, черепах никак не приближала неформалов к Богу. Не знаю, насколько религиозный этот вопрос. Я читал, что один фокусник решил себя закопать, земля обвалилась, и он кое-как выжил. Это очень рискованное занятие, нужно внимательно проверить организаторов, насколько они соблюдают правила предосторожности.

Автор ВАЛЕНТИНА ВАГАНОВА
                                                                                                  
Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика