Похоронный обряд кубанских казаков

02.01.2017
Похоронный обряд кубанских казаков
В данном материале речь пойдет о похоронно-поминальной обрядности кубанских казаков. Надо сказать, что казачье сословие – особое сословие в России, а потому и их обряды носят несколько отличающийся от общепринятых характер.
Для начала, кто же такие казаки?
Казаки – представители сложной этносоциальной культуры, сформировавшейся из военно-служивого сословия (приписное реестровое казачество), а также «людей гулящих» (вольное казачество). Казачество зародилось на окраинных землях Русского и Польского государств в XV-XVII веках.
В похоронно-поминальной обрядовой культуре кубанского казачества сохранились дохристианские представления и ритуалы, хотя в основе ее лежит православный обряд погребения.


Похоронная обрядность

Предопределение смерти
Казаки считали, что Бог дает судьбу при рождении, и изменить ее практически невозможно.
«Смерть да родины не ждут годины (часа)» - говорят в кубанских станицах, а потому люди среднего возраста, чаще женщины, начинают готовить предметы на смерть. В «смертный узел» складывают то, что может понадобиться при погребении: одежду, свечи, крестик в руки, полотенца, платки. Иногда, в качестве одежды для похорон хранили предметы венчального костюма. C конца XIX до середины XX века «смертную» рубаху шили вручную. На случай чьей-либо смерти собирали и берегли в течение года «троицкую траву» (ту, которая лежала во время праздника Троицы дома). Собирали волосы, для того, чтобы потом их положить в подушку, которую кладут в гроб. Подушку шилась вручную после смерти человека родственниками умершего.
О скорой смерти кого-то из близких могли свидетельствовать различные приметы: падение иконы, лопнувший стол, треск в стене, разбитое окно, вой собаки. Во время молебна перед уходом на службу конь казака, которому не суждено вернуться, стоит, опустив голову. У человека, близкого к смерти, заостряются черты лица, пальцы, синеют ногти. Пожилая женщина начинает часто поглаживать себе лицо, поправлять платок. О таких говорят: «домой собирается», «край подходит».
Если человек болел, и/или ожидали, что он скоро умрет, то к нему приглашали священника для исповеди и причащения.
Чувствуя приближение смерти, станичники старались испросить друг у друга прощение. Умирающий давал последние распоряжения и наставления по поводу распределения имущества и похорон.
Смерть понимается как разделение души и тела. При этом выход души ассоциируется с последним вздохом/выдохом. Для того чтобы облегчить человеку последние минуты, близкие зажигали свечу. Лучше, если это будет «четверговая» свеча, свеча, с которой присутствовали в церкви на службе при чтении двенадцати Евангелий в страстной четверг перед Пасхой. Бывало, умирающий просил, чтобы его положили на землю. Считалось, что на земле умирать легче.
День смерти
После кончины человека посылали кого-нибудь в церковь сообщить о смерти. В церкви начинали особым звоном звонить колокола, и по этому звону узнавали о новопреставленном.
Одежду, в которой умер человек, снимали, разрывали, а потом сжигали или закапывали. Если смерть была легкой, без болезни, то постель, на которой умер человек, стирали и после использовали или отдавали кому-либо; если смерть была тяжелой, постель сжигали.
Обмывают покойного, как правило, посторонние, но можно и родственникам. Раньше мужчину обмывали мужчины, а женщину – женщины, но сейчас допускается, что мужчину могут обмывать женщины. Воду после обмывания выливали там, где никто не ходит. Мыло и тряпочки, которыми пользовались при обмывании, либо закапывали там же, куда выливали воду, либо сжигали.
Усопшего одевали в то, что было приготовлено. Если же специально приготовленного не было, то одевали по принципу «лишь бы чистое». На казака одевали бешмет (кафтан со стоячим воротником) и черкеску (верхний кафтан). На женщину обязательно надевали платок. До сих пор в кубанских станицах сохраняется обычай хоронить девушек в свадебном наряде.
Когда тело было обмыто и одето, покойнику связывали ноги, руки и подвязывали челюсть, чтобы они не расходились. Перед тем как закрыть гроб все развязывали. За этим следили очень внимательно, чтобы усопший не оказался на том свете связанным.
Правую руку покойного кладут сверху - «чтобы мог креститься». В левую руку кладут крест, «рукописание», иногда свечу, освященную вербу. Если у покойного не были закрыты глаза, то это было приметой того, что скоро умрет кто-то из родственников.
Повсеместно на Кубани с покойным кладут деньги: «на дорожку», «грехи выкупать», «место выкупать». Мелкие монетки завязывают в платочек и кладут мужчинам в карман, а женщинам подмышку или цепляют к поясу.
В комнате усопшего укладывали на лавку вдоль стены головой к иконам, ногами к двери. У икон зажигали лампаду, которая горела до сорока дней. Приглашали человека для чтения Псалтыря. На стол ставили икону, клали хлеб, кутью, стаканчик с пшеницей и свечой, воду, мед. Псалтырь не читают над детьми, умершими до семилетнего возраста, т.к. «они безгрешные», а также в период от страстной пятницы до «родительского дня».
На Кубани над покойным также произносились причитания. Их тексты – импровизация. В них вспоминается умерший, описывается горе родных, присутствуют мотивы дороги, нового жилища.
Все время, пока покойный находился в доме, калитку оставляли открытой. Однако, если умерший покончил жизнь самоубийством, калитку не открывали. Зеркала в доме занавешивали, обязательно белым, например, простыней. Сейчас в станицах завязывают зеркала заднего вида на машине, на которой везут гроб с телом. Пока покойный в доме, полы не метут и не моют. В это же время, особенно во время чтения Псалтыри, запрещают бить и выгонять из хаты летающих насекомых – мух, мотыльков, бабочек и других, объясняя, что это может быть душа покойного.
Вода и мед стоят сорок дней, «пока душа в доме» - душа приходит воду пить. Потом воду выливают, а мед добавляют в кутью на сороковой день.
Погребение
Хоронят на Кубани, как и положено по православному обряду, на третий день. На похороны приходят без приглашения. Женщинам на похоронах не полагается быть в брюках и без платка. Категорически запрещено курить.
К двенадцати часам пополудни вычитывают 17-ю (поминальную) кафизму и канон. Во время чтения канона присутствующим раздают свечи с платочками, платочки люди забирают с собой.
Могилу копают непосредственно в день похорон хорошо знакомые родственникам усопшего люди. Если случается готовить могилу за день до дня погребения, то ее оставляют чуть-чуть недовыкопанной, и последние «три лопаты» выкидывают из могилы в день похорон.
Тем, кто копал могилу, родственники покойного на кладбище приносили завтрак, а их приход с кладбища означал, что могила готова, можно нести. В некоторых станицах те, кто копают могилу, понесут и тело.
На Кубани гроб имеет названия «труна» и «домовина». Он изготавливается по мерке, снятой с усопшего при помощи веревочки. Если вдруг гроб оказывался больше, чем необходимо, то это воспринималось признаком скорой смерти кого-то из родственников. Раньше гроб обязательно красился в белый цвет. Для этого разводили известь или белую глину. На крышке гроба обязательно рисовали крест, иногда и не один. Изнутри гроб выстилался стружками, оставшимися после его изготовления. В подушку тоже могли положить стружки, «троицкую» траву, волосы умершего. Набивать перьями такую подушку запрещалось. В некоторых станицах в гроб клали сухие васильки. Живые цветы если и оказывались рядом с покойным, то перед тем, как забить гроб, их обязательно вынимали. Если умершего перед смертью соборовали, то в гроб около ног ставили стаканчик с елеем, оставшимся после помазанья. Прежде чем положить покойного, гроб кропили свяченой водой. Часто бывало сложно занести гроб в хату из-за ее малых размеров и планировки. В этом случае тело усопшего выносили на простыне, и уже во дворе клали в гроб.
Тело выносили из дома после обеда, не ранее 12-ти часов пополудни, вперед ногами. Выносили тело со словами молитвы: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас». Эту же молитву пели на протяжении всего пути до кладбища. Если ждали кого-то из родственников, то вынос со двора могли задерживать, но так, что бы похоронить до захода солнца.
После прощания на дворе, покойного выносили в ворота. Сразу за ним ворота закрывались и завязывались рушником, «что бы больше со двора не выносить». Основная часть провожающих выходила через калитку. В доме оставались люди, готовящие поминальный обед и накрывающие стол.
На Кубани распространен запрет нести гроб и крышку прямым родственникам усопшего, а также запрет на присутствие беременной женщины на похоронах.
Впереди гроба несут крест, икону. К кресту и хоругвям привязывают полотенце или платок. Икону несут обернутую в полотенце или в платок. Если хоронят мужчину, то икону несут «мужскую» - Спасителя Николая Чудотворца, если женщину, то «женскую» - Богородицы или кого-нибудь из святых жен. Следом несут гроб, крышку, после идут родственники и провожающие. Раньше следом за гробом казака вели в поводу его подседланного коня.
Гроб с покойным несут на рушниках или на носилках четыре-шесть человек. Отпевание покойного в церкви ранее было обязательным, сейчас – по желанию родственников или воле усопшего. При выносе тела из церкви звучит колокол. Священник с певчими в составе похоронной процессии направляются на кладбище. На перекрестках процессия останавливается, к покойному подходят прощаться.
Во время движения похоронной процессии соблюдался и сохраняется до сих пор ряд запретов: переходить дорогу перед покойным, идти навстречу покойному, смотреть на процессию из окна. Нельзя надевать обувь на босу ногу. Для мужчин в любую погоду обязательны носки, для женщин – чулки или колготки.
Могила
Могила ориентирована по сторонам света. Гроб опускают в могилу ногами на восток, головой на запад, для того, чтобы «когда он будет вставать молиться, получалось лицом на восток». Опускают при помощи веревок или рушников длиной около шести метров, не вышитые. Затем их разрывают и отдают тем, кто опускал. Если казаки хоронили своего боевого товарища, то во время спуска гроба стреляли вверх. Первыми кидают землю в могилу родственники, за ними все остальные. После того как могила засыпана, раздают кутью.
Кладбища
Кладбища (по-другому «гробкы», «могилки») были освященной, огороженной и особо ухоженной частью станичного пространства, В зависимости от величины и расположения станицы кладбище могло быть не одно. Членов одной семьи хоронили рядом. Раньше могилы не ограждались, и на могиле обязательным был крест, сейчас – не всегда. Если крест падал, второй не ставили до тех пор, пока рядом не похоронят кого-либо из родственников.
Особо отличившихся казаков и казачьих офицеров могли похоронить в церковной ограде. Братская могила вне кладбища становилась памятником казакам, погибшим во время военных действий.
Кроме того, вне кладбища хоронили умерших «нехорошей смертью» - утопленников и самоубийц. Креста на месте такого захоронения не ставили. Самоубийцы лишались какого-либо церковного поминовения, хотя по народным представлениям таких умерших поминают в четверг или субботу перед Троицей. Сейчас их хоронят на кладбище, но отдельно от остальных – слева, с краю, в углу кладбища. Судя по описаниям, стремление хоронить самоубийц внутри кладбищенской ограды появилась в предреволюционные годы.
Особое отношение бытовало к некрещеному умершему младенцу. Если ребенок умер во время родов, и в это же время умерла роженица, то их хоронили в одном гробу. Если ребенок рождался слабым, и его не успевали окрестить, ответственность за происшедшее ложилась на мать. Для того чтобы искупить этот грех, мать умершего раздавала 40 крестиков и/или 40 рубашечек детям.
Раньше таких деток хоронили в огороде, на меже, в саду под деревом, под глухой стеной дома, под порогом дома, у входа на кладбище. В последних двух случаях считалось, что люди входящие крестятся и «выкрещивают» ребенка. Сейчас некрещеных младенцев хоронят на могилах кого-нибудь из родственников.
Возвращение с кладбища.
Для тех, кто возвращался с кладбища, во дворе ставили ведро с водой и вешали полотенце для мытья рук. Вместе со всеми с кладбища приходил священник. Он благословлял стол и, помянув усопшего, уходил. В настоящее время обед благословляется кем-нибудь из родственников или читалкой.
За столом для покойного отводится место в святом углу. Здесь кладут ложку, хлеб, ставят стакан с водой, иногда тарелочку с кутьей. Иногда ложку покойному кладут под скатерть. Кутью на поминках могут называть кануном. Эти названия бытуют параллельно, но кутью кануном называют только на поминках. Это первое блюдо и обязательное. После – «шо Бог дал», в зависимости от достатка семьи и календаря (постное/скоромное). Особо подчеркивается необходимость горячего: борща или лапши, «чтобы пар пошел». Начинают обед родственники. По традиции во время поминального обеда не пользуются вилками и ножами. Оговаривается запрет употреблять спиртное за поминальным столом, но соблюдается он редко.
В некоторых станицах на следующий день после похорон близкие родственники несут «завтрак» на кладбище. Среди продуктов обязательна кутья, остальное – по желанию поминающих. Эти продукты едят и раздают на кладбище или на обратном пути. Домой их не несут.

Смотри также

Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика