«Недостроенный проект - это боль». Что не так с мемориалом в Тростенце, который открывали президенты

01.04.2021
«Недостроенный проект - это боль». Что не так с мемориалом в Тростенце, который открывали президенты
Все фото с сайта  https://news.tut.by/culture/724292.html



Части комплекса «Тростенец» громко открывали дважды: в 2015-м и 2018-м годах, на последнюю церемонию даже приезжали президенты Австрии и Германии. Но мемориал пока не завершен: не установлены все запланированные скульптуры, уже есть проблемы с благоустройством, а летом в охранной зоне жители округи загорают и жарят шашлыки. Недавно в Хатыни Александр Лукашенко сказал: «Иди и смотри!», предложив посещать места памяти. TUT.BY сходил на важные точки «Тростенца» с экскурсоводом и узнал, какие проблемы есть сейчас у этого мемориала.




Монумент «Врата памяти». Работа скульптора Константина Костюченко

Что такое мемориальный комплекс «Тростенец» и где его искать в Минске

— Бывший нацистский лагерь «Малый Тростенец» представлял собой целую инфраструктуру эксплуатации и уничтожения людей, — рассказывает историк Анна Богданова. Она наш гид по месту, о котором минчане знают немного.

В лагере уничтожали белорусских мирных граждан и военнопленных, узников минской тюрьмы, а также евреев, депортированных из Австрии, Германии и Чехии.


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY


Экскурсовод, магистр истории Анна Богданова

Напомним, мемориал состоит из нескольких частей. На территорию бывшего трудового лагеря смотрят окна многоэтажек по улице Селицкого (для ориентира: это напротив домов № 69 и 71); урочище Шашковка, где массово сжигали людей, находится по левую сторону улицы Селицкого, когда та резко сворачивает на северо-восток к свободной экономической зоне «Минск»; урочище Благовщина, где узников расстреливали и отравляли газом, — слева от Могилевского шоссе, если ехать из Минска. Мы нанесли на карту важные объекты комплекса.



© ООО ИТЦ «СКАНЭКС», © Airbus DS 2020, распространяется ООО ИТЦ «СКАНЭКС», © Earthstar Geographics, © Яндекс Условия использования


Историк Анна Богданова — специалист по лагерю «Малый Тростенец», на истфак БГУ поступала, чтобы заниматься этой темой. Признается, что это еще и личная история.

— Мои корни отсюда. Дед родом из деревни Большой Тростенец, его родители тоже. Правда, дедушка родился в 1942-м, сам лагерь не помнил, но помогал мне опрашивать местных жителей, которые все это застали. А старшая сестра деда была принудительной рабочей в «Малом Тростенце».

Анна водит группы сюда с 2017-го, а в январе 2021-го презентовала в Национальном агентстве по туризму экскурсию по мемориалу, ее контрольный текст теперь смогут использовать другие гиды.

По официальным данным, в Благовщине были убиты 150 тысяч человек, в урочище Шашковка — 50 тысяч, в бывшем колхозном сарае рядом с рабочим лагерем — 6,5 тысячи. Всего 206 500. К точности цифр у современных историков есть вопросы, но в любом случае это крупнейшее место уничтожения в Беларуси.

— За каждой цифрой стоит судьба конкретного человека — это важно понимать, — говорит историк.



Мемориал на Селицкого. У монументов — аккуратно, у реки — места для шашлыков


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY


Посетители мемориального комплекса «Тростенец»

Трудовой лагерь под Минском начали создавать весной 1942 года рядом с деревней Малый Тростенец, на бывших колхозных (а раньше — помещичьих) землях.

На улице Селицкого расположена часть мемориала, открывшаяся в 2015-м, за разработку проекта отвечала организация «Минскпроект». Во время войны здесь была зона принудительного труда с административными лагерными постройками и помещениями для содержания узников.

— При лагере были поля, к работе там принуждали и жителей деревни Малый Тростенец. Выбор для местных был такой: или соглашаешься, или убьют, — говорит Анна Богданова.





Охранная деревня Малый Тростенец

Территория у Селицкого выглядит досмотренной, сюда периодически приезжают официальные делегации, на прошлой неделе здесь устраивал субботник БРСМ.

Из примечательных точек — монументы «Врата памяти» и «Массив имен». Еще есть аллея в память о местах массового уничтожения людей на территории Беларуси.


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY


Над концепцией мемориала и архитектурным проектом работали архитекторы Анна Аксенова, Елена Постникова, Виктор Почечуев, скульптор Константин Костюченко

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY


Монумент «Массив имен» был открыт в 2019-м. Авторы — австрийский архитектор Дэниэль Санвальд и белорусский скульптор Константин Костюченко

Есть и законсервированные фундаменты лагерных построек. Вот некоторые из тех, которые выделяет наша собеседница:

— Интересен фундамент круглой башни, где размещался санитарный пункт. В последние дни существования лагеря, в июне 1944-го, узники пытались там спастись от смерти.
Это была попытка сопротивления, люди надеялись выжить, но ничего не вышло. Сопротивление подавили, а узников расстреляли.


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY


— Из важного сохранившегося — старая деревенская дорога, которая использовалась нацистами. Лучше всего ее видно на участке вблизи Партизанского проспекта. Там растут деревья — их высаживали военнопленные, когда строили дорогу к лагерю и яме-печи, — добавляет Анна Богданова.

Но аутентичного тут мало: уходя, нацисты сожгли постройки, а после войны (как и до нее) здесь были колхозные земли. Историк говорит, что мемориал поддерживает некоторые мифы.


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY


— Например, здесь есть «Поле погребения». Поясняется, что на пахотных землях во времена лагеря разбрасывали пепел из ямы-крематория. Я писала о Тростенце диплом, магистерскую, а теперь и кандидатскую диссертации, но нигде не встретила подтверждения такой информации. Скорее всего, миф возник из работы 1986 года, посвященной этой территории. Знаю, что некоторые экскурсоводы также рассказывают, что прямо к трудовому лагерю была подведена железная дорога — из-за вагонов, установленных в начале экспозиции. Но это не так, дорога была в удалении. Такие моменты приходится пояснять во время экскурсий по трагическому месту.

Несмотря на то, что мемориал молодой, некоторые объекты уже выглядят «уставшими» Например, с информационного стенда на фото отваливаются буквы и целые слова — элементы плохо закреплены.


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY


Стенд, на котором плохо закреплены строчки с информацией

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY


Часть памятника погибшим австрийским евреям

— Памятник погибшим австрийским евреям установлен меньше двух лет назад, но черное покрытие не выдерживает наших погодных условий, уже сдирается. Знаю, что сейчас авторы экспериментируют с материалами, — объясняет Анна Богданова.

Информационные стенды есть, но сориентироваться и верно оценить масштабы всего комплекса с их помощью непросто.

К реке Тростянка, а ее берег входит в охранную зону, летом приходят местные: жарят шашлыки. В марте отдыхающих еще нет, но с прошлого года остались проплешины от костров, есть и скамейки со столами.


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY


— Конечно, все это отсюда нужно убирать, — говорит Анна Богданова.

Во время репортажа мы встретили в мемориальном парке собачников с питомцами. Есть таблички, как на фото ниже, которые запрещают выгул, но висят они высоко, пиктограммы рассмотреть сложно.


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY


Чуть в отдалении, за территорией бывшего трудового лагеря, есть памятник на месте сарая, в котором убивали людей. На обелиске написано, что тут есть захоронения.

— Порой приходишь сюда с экскурсией, а прямо на ограждении сидят люди, выпивают. Конечно, это недопустимо. Я у таких иногда спрашиваю, почему бы не посидеть на могилах старого деревенского кладбища, оно неподалеку — будет равнозначно, — рассказывает историк.

Пока мемориальный комплекс фактически без охраны. В прошлом году здесь сожгли часть экспозиции — деревянную вышку.


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY


 Сторожевая вышка была частью экспозиции. По словам авторов проекта, ее восстановили по примеру той, что была в лагере, по мнению нашей собеседницы, вышки в «Малом Тростенце» не было. В любом случае она выполняла образовательную функцию, но кто-то ее сжег

Шашковка, где жгли людей. Только памятник родом из 1960-х

Урочище Шашковка находится рядом с территорией трудового лагеря, чуть дальше по улице Селицкого. Важное место, где уничтожено 50 тысяч человек, но гости комплекса сюда доходят редко.


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY


— Здесь в земле была примитивная яма-печь: 9 на 9 метров, обита жестью, сверху рельсы. На рельсы была брошена решетка, на которой и сжигали расстрелянных и задушенных газом. В начале истории лагеря людей убивали и хоронили в Благовщине, а этот крематорий стал основным местом уничтожения в 1944-м, — рассказывает Анна Богданова.

Памятник в Шашковке — еще советский, 1965 года. Здесь должен был появиться полноценный мемориал, но до сих пор ничего нет.


Планы: из архива Анны Богдановой


Планы местности, зарисованные чрезвычайной комиссией во время расследования преступлений в Тростенце, которое проводили в 1944-м году. Из архива Анны Богдановой

Благовщина. Места под скульптуры, которых нет до сих пор

В урочище Благовщина с Селицкого удобнее всего приехать на машине, это примерно в трех километрах. Если общественным транспортом, то автобусом — от станции метро «Могилевская» до остановки «Смиловичский тракт», а потом 700 метров пешком.

На месте подсказок о том, как добираться между частями комплекса, мы не нашли.

— На трассе указатель на Благовщину есть, хоть и неприметный. Как правило, люди туда заезжают, потому что «уже много раз ехали мимо», — Анна Богданова пересказывает услышанное от туристов.

Урочище находится прямо у высокой свалки, ориентир у шоссе — биогазовая установка, которая работает уже много лет.

Анна считает, что название Благовщина закрепилось в результате мифа, созданного нацистами.

— Евреев из Европы убеждали, что везут сюда осваивать новые территории: они якобы едут в город Благов. Некто пан Благов и местность Благовщина фигурируют в документах где-то с 1943 года. Потом и местные стали говорить, что этот лес принадлежит пану Благову, а позже Благовщиной территорию называли и в документах следственной комиссии. Название закрепилось.


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY


В двух шагах от мемориального леса — мусороперерабатывающее предприятие, вокруг которого крутится жизнь: люди ходят на работу, ездят грузовики

Долгое время территория урочища была закрытой: до войны здесь был учебный артиллерийский полигон, после войны — снова полигон, а потом появилась городская свалка.

Гид говорит, что экскурсия по всему мемориалу «Тростенец» занимает около трех часов, не всегда туристы это осознают. Однако ни какой-нибудь точки с чаем-кофе, ни туалета (несмотря на наличие указателя) на Селицкого или в Благовщине нет.


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY


— Когда мемориал в Благовщине открывали, здесь стояли биотуалеты — указатели на них. Потом туалеты увезли. Для экскурсоводов это проблема: как быть, если прогулка продолжительная, а у тебя целый автобус туристов?

Основа экспозиции в Благовщине — визуализация последнего пути людей, идея творческой мастерской Леонида Левина. Очень важная часть — сами захоронения.


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY


Экскурсия по Благовщине начинается с «Площади жизни», которая по проекту должна быть белой. Говорят, такой и была, но в 2021-м покрытие выглядит облезшим.

— Рядом с «Площадью жизни» — скамейки, которые символизируют вокзал, зал ожидания. Тут все продумано: показано, сколько места на человека приходилось в вагоне. Но ехали сюда семьями и даже воспринимали это как приключение. Здесь еще должна стоять композиция «Чемоданы», но ее до сих пор нет, — говорит экскурсовод.





Погрузка багажа депортируемых перед сборным пунктом в переулке Кляйне-Шперльгассе, Вена, 1942 год. Источник: архив документов австрийского движения Сопротивления, Вена

Дальше в экспозиции — четыре «вагона памяти», дорога ведет через них.

— В похожем пространстве оказывались люди. Сначала евреев везли в пассажирских вагонах, а на территории Советского Союза пересаживали в товарные. Тут у людей был первый шок. Авторы хотели написать здесь имена депортированных евреев — есть достоверный список. Но идею не реализовали, поскольку мы пока не можем назвать имена местных.


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY


Над проектом работали архитекторы Леонид Левин (автор и руководитель проекта до 2014 года), Галина Левина (главный архитектор проекта), Александр Копылов, скульпторы Максим Петруль, Константин Селиханов, Александр Шаппо, при участии конструктора Владимира Сусько и архитектора Анны Лукичёвой

Не появились запланированные скульптуры и на «Площади парадокса» — без них идея авторов о перевернутом с ног на голову мире и парадоксальной войне 20-го века не читается.


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY


Дальше — черная «Площадь смерти».


— Зимой она была не расчищена. А примерно там заканчивался путь многих тысяч узников, останавливались грузовики. Дальше уже — ямы, над которыми расстреливали и куда сбрасывали отравленных в душегубках. Люди понимали, что пути назад нет: ни один человек не смог сбежать отсюда и не выжил, — рассказывает Анна Богданова.

Открытие мемориала серьезно облегчило прогулку: дорогу подняли, а раньше весной сюда можно было дойти только в резиновых сапогах.

Дальше — знаменитый «Лес имен», который возник стихийно. Когда в урочище еще не было мемориалов, родственники депортированных стали вешать таблички с именами близких на деревьях.


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY


Теперь за «Лесом имен» присматривают. Перед открытием мемориала таблички централизованно заменяли представители австрийского фонда. Школьники из Тростенца оставляют здесь имена погибших белорусов.

Дальше — 34 ямы-могилы с останками уничтоженных людей. Там, где долго не сходит снег, различить все это непросто.


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY


Что говорят архитекторы «Тростенца» и директор центра, управляющего мемориалом?

Мы обратились с вопросами по «Тростенцу» к архитекторам мемориала, а также в Белорусский центр духовного возрождения, который управляет объектом.

Главный архитектор проекта Анна Аксенова, представитель «Минскпроекта», отмечает, что в первой очереди мемориала выполнены важные работы по увековечению памяти и консервации руин лагеря — и это хорошо.

А вот памятник образца 1960-х у ямы-печи уже «не соответствует трагедии места и современным решениям, принятым на остальной территории».

— По проекту на месте ямы-печи должна быть «Площадь скорби», интересное решение было одобрено монументальным советом и всеми экспертизами. Но Шашковка относится к Минскому району, так что есть какие-то проблемы с земотводом.

Главный архитектор проекта добавляет, что на «Поле погребения» так и не высадили деревья плакучих пород.

В урочище Благовщина осталась без логической точки часть с захоронениями.

— Там есть тропа с 17 пилонами, они символизируют обгоревшие балки, на которых сжигали людей. На холме должен появиться кенотаф, посвященный всем уничтоженным на этой территории. Это четыре белые колонны, которые будто бы уже превратились в пепел и растворяются в лесном массиве, а также книга с перечислением известных нам фамилий убитых людей. Надеюсь, кенотаф все-таки будет реализован.


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY


Тропа с 17 пилонами — это задумка архитектора «Минскпроекта» Анны Аксеновой. Внизу колонн материал, который отражает современность. Вверху колонны черно-серые, они символизируют обгоревшие балки, на которых сжигали людей — это разговор о прошлом

Анна Аксенова добавляет, что требует благоустройства в Благовщине и мемориальный парк, ведь захоронения есть не только в обозначенных ямах, но и просто в лесу.

— Ясно, что все зависит от финансирования, а сейчас непростое время. Но продолжить работы важно, ведь мемориал приобрел международное звучание. Все, в том числе стороны, принимавшие инвестиционное участие в увековечении памяти своих граждан, спрашивают, будут ли работы окончены. В этом мемориале — большая работа не только архитекторов, но и конструкторов, гидротехников, озеленителей, но недостроенный проект — это боль.

Главный архитектор проекта «Последний путь» Галина Левина отмечает важность того, что мемориал в Благовщине в принципе появился.

— Это стало возможным при большой поддержке Мингорисполкома, Дортмундского и Минского международных образовательных центров, религиозных, общественных организаций Беларуси и Германии, а также всех, кто помогал финансово.

Но Галина Левина, как и ее коллега, перечисляет важные недоработки.

— Скульптуры на «Площади парадокса» должны были отражать парадокс 20-го века, показывать, как человек оказался в перевернутом мире. Там должны появиться перевернутое дерево, перевернутый дом. В 2019-м Минский городской художественный экспертный совет по монументальному и монументально-декоративному искусству одобрил эти эскизы. Также, по задумке архитектора Леонида Левина, на «Площади парадокса» запланированы скульптуры: перевернутая Менора, символы религий Беларуси. Были одобрены эскизы «Чемоданов». Но скульптуры из бронзы, а это требует затрат, когда появятся — нет информации.


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY


Галина Левина рассказывает о проекте «Последний путь» в 2018 году

Сожалеет Галина Левина и об именах, так и не появившихся внутри залов памяти — вагонов.

— С другой стороны, активно запустился процесс поиска имен погибших в Тростенце белорусов, а это тоже важно.

Если где-то на мемориале появились дефекты, их надо устранять, считает архитектор.

— Важно, чтобы материалы были долговечными и таким образом также выражалось уважение к памяти погибших там людей.

Директор Белорусского центра духовного возрождения Александр Гостев рассказывает, что толчком для развития проекта должен стать информационный центр.

— Двухэтажное здание по Селицкого, 82 передано Белорусскому центру духовного возрождения, уже есть эскизный проект, и мы понимаем, сколько денег необходимо на создание современного инфоцентра. Ищем финансирование.

По мнению Гостева, на создание инфоцентра может уйти два-три года. Внутри будет музей с артефактами — вещами узников, электронная книга со списком жертв, а также возможности для заказа экскурсий, санузлы.

— При инфоцентре будет своя администрация — а значит, хозяйственное управление комплекса будет в одних руках, так что вопросы мемориала будут решаться быстрее. Это мировая практика для таких мест. Проблему, что у мемориала отдыхают люди летом, мы тоже видим. Чтобы этого не было, надо больше объяснять, что это за место. И, конечно, территория должна иметь какой-то законченный вид: возможно, иметь ограду из деревьев, кустарников — есть разные варианты.


Авторы Снежана Инанец / Инфографика: Антон Девятов / Фото: Вадим Замировский / TUT.BY



                                                                                                        

Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика