«Игра в смерть — это лучше, чем суицид по-настоящему»

09.04.2016
«Игра в смерть — это лучше, чем суицид по-настоящему»

В конце марта Следственный комитет возбудил уголовные дела по факту доведения до самоубийства двух подростков, которые состояли в «сообществах суицидальной направленности» в соцсети «ВКонтакте». Это было сделано после обращения сенатора Елены Мизулиной и Лиги безопасного интернета в МВД.

В связи с этим на сайте сенатора было опубликовано заявление о ведущей роли групп «ВКонтакте» в росте числа подростковых самоубийств в России. theRunet решил поговорить с психологами и интернет-экспертами, чтобы узнать, действительно ли соцсети являются виновниками детских смертей.

Подростковые фантазии о суициде — это нормально

В заявлении Мизулиной говорится:

«По данным ЮНИСЕФ, 45% российских девочек и 27% российских мальчиков хотя бы раз в жизни серьезно обдумывали возможность самоубийства. „Это — страшная статистика! Бездействовать больше нельзя!“, — отметила сенатор».

Вопрос в том, что значит «серьезно обдумывали». По словам семейного психолога Ольги Грузберг, мысли о суициде часто возникают именно у детей подросткового возраста, и в этом нет отклонений, если они не переходят в планы и поступки.


Ольга Грузберг
психотерапевт

«Фантазии о суицидах — это нормативное явление для подростков. Если доходит до поступков, попыток, планов — это знак, что ребенок не может переработать свои фантазии, что у него что-то сбоит в программе. Причиной этого могут быть внешние или внутренние запреты, жесткие ограничения для самовыражения, отсутствие человека, с которым подросток мог бы поделиться и т. д. Тогда, чтобы „не думать, не чувствовать“, человек может прибегнуть к реальному действию.

Именно символическое переживание снижает реальный суицидальный риск, а навязчивые запреты и обесценивание этих переживаний — наоборот, многократно усиливают. Почему вот все эти движения — эмо, готы, панки — так популярны? Это не только „группа по интересам“ для юношества, это еще и возможность символически переработать напряжение смерти, страх смерти и фантазию о неуязвимости. То есть вот эта вот игра в смерть — это хорошо для подростка, это намного лучше, чем суицид по-настоящему».

Получается, что группы о суициде в соцсетях могут играть не только отрицательную, но и условно положительную роль — служить каналом для выражения чувств, помогать подростку пережить свои фантазии о смерти в виртуальном, а не реальном мире.

Видимо, этим объясняется огромная популярность «подростков-самоубийц» в «ВКонтакте». В соцсети создано множество групп и страниц, посвященных, например, Ренате Камболиной (известной «ВКонтакте» как Рина Паленкова), студентке из Уссурийска, которая покончила с собой в возрасте 17 лет. Подростки восхищаются ее смелостью, пишут стихи и рисуют картинки в память о девочке.

Пиар-кампания самоубийств

Сенатор Елена Мизулина и Лига безопасного интернета считают, что информационная активность групп о суициде во «ВКонтакте» «является тщательно спланированной акцией и может привести к эпидемии подростковых самоубийств».

В качестве примера «эпидемии» авторы обращения приводят случаи гибели подростков Ренаты Камболиной из Уссурийска и Никиты Федорова из Орла. Они покончили с собой 23 ноября и 6 декабря 2015 года соответственно. Оба состояли в нескольких суицидальных группах во «ВКонтакте» и оба за сутки до совершения самоубийства разместили на своих страницах хэштег #НяПока, отмечается на сайте Мизулиной.

Сторонние эксперты считают, что произошедшее связано не только с информационной активностью указанных групп, а со многими психологическими и общественными факторами. Среди общественных медиа-эксперт Максим Макаренков указывает следующие: общее количество негатива в медиа, уровень тревожности в обществе, онлайн-продвижение с помощью вредных для психики пользователей моделей.


Максим Макаренков
медиа-специалист

«Соцсети это и среда общения, и один из каналов СМИ — а буквально все медиа сейчас соревнуются, кто выдаст заголовок погромче и пострашнее. Такой вал негатива действует на психику — раз.

Уровень тревожности и нервозности в обществе сейчас очень высок — на подростках все это отражается очень сильно — два.

Масс-медиа, включая и молодежные каналы, нацелены исключительно на продажу рекламы и маркетинг — как следствие, продвигаются модели поведения и взаимодействия для психики откровенно вредные — три.

Кто-то из владельцев популярных пабликов или их сммщиков решил получить трафика на горячих темах — и получил. Четыре».

С помощью данного уголовного дела сенатор Мизулина и Лига безопасного интернета рассчитывают создать судебный прецедент, который позволит в будущем можно не только блокировать группы о суициде в соцсетях, но и привлекать их администраторов к уголовной ответственности.

«До недавнего времени считалось, что довести до самоубийства можно только при непосредственном контакте с человеком, личном общении. В данном случае речь идет о дистанционном доведении до самоубийства и возбужденные уголовные дела являются, в этом смысле, очень важным прецедентом».

Психологи подтверждают, что человека действительно можно дистанционно довести до самоубийства, но скорее не через распространение информации о суициде, а через «кибербуллинг».


Ольга Грузберг
психотерапевт

«Если в интернете осуществляется намеренная травля подростка, (оскорбления, измывательства, угрозы), то психика может не выдержать, тогда будет попытка суицида, как „единственный выход“. Но если будет поддержка извне — родители, педагоги, родственники, друзья, — то подросток все равно будет какими-то симптомами показывать, что у него не все благополучно. Однозначно утверждать, что во всем виноват только интернет и социальные сети — похоже на попытку найти то самое Зло, которое за все в ответе. Суицид — это многофакторная проблема, многое влияет».

Психологи подчеркивают, что хоть соцсети и могут повлиять на ребенка, основная ответственность все равно лежит на семье. Поэтому эксперты советуют в первую очередь не запрещать детям соцсети, а объяснять, чем они могут быть опасны. К тому же, запрет может иметь противоположный эффект — подросток еще сильнее отдалится от родителей и будет искать другие, возможно, еще более опасные источники общения.


Ольга Грузберг
психотерапевт

«Поскольку в соцсетях родители практически не могут контролировать ребенка, появляется еще больше фантазий, что из интернета придет какой-то такой „монстр“ (человек, группа, сообщество) и утянет подростка в свой ужасный мир, в мир порно, сект, пропаганды наркотиков, пропаганды суицида, анорексии. Это опасность реально существует, но это не такой простой, прямой путь. Трудно себе представить подростка, у которого есть друзья и интересы, — и его вдруг вот так просто, хвать! — и втянули в секту».

Показателем психического здоровья подростка является в первую очередь не то, как он ведет себя в интернете, а его реальная жизнь. Если у ребенка нет хобби, если он не встречается с друзьями, а проводит все свободное время в соцсетях, то это, конечно, должно вызвать опасение. Особенно если он посвящает все это время подобным группам.


Вера Выроцкова
семейный психолог

«Соцсети помогают подросткам самоопределяться и иметь статус причастности к людям, которые тебя понимают. В такой форме ребенок пытается показать собственную взрослость и независимость от родителей. Запрещая ребенку быть с другими, ограничивая его в привычном общении, проверяя втихаря компьютер, родитель может только усилить этот протест, и ребенок закроется еще больше».

Соцсети как лакмусовая бумажка

Но при этом, конечно, не стоит обесценивать увлечение ребенка суицидальными сообществами, так же как и любыми другими группам с «опасным» или «взрослым» контентом, будь то порнография, информация о сектах, наркотиках. Одно дело, когда подросток разово интересуется этими темами, как и большинство детей в этом возрасте, другое дело — когда он начинает посвящать им слишком много времени.


Ольга Грузберг
психотерапевт

«Что могут сделать родители, если обнаружили, что подросток много времени проводит в тематической группе, при этом все остальные интересы куда-то исчезли, растворились, он весь — там. Принять как факт, что внутри у ребенка не всё благополучно. Постараться выяснить у самого ребенка или его окружения, что его мучит. Хочет ваш подросток говорить или даже кричать, что всех ненавидит и убьёт себя — пусть кричит, пишет вам сообщения, гневные смски, все что угодно. Он должен видеть, что родитель не развалился на части, что он слышит и понимает».

Все психологи в один голос говорят о том, что сами по себе суицидальные группы не могут стать причиной самоубийства. Но они могут стать убежищем от запретов и единственным местом, где ребенок чувствует себя понятым.


Мария Герасимова
психотерапевт

«Соцсети не могут довести подростка до самоубийства по одной простой причине — отношения с значимыми взрослыми больше всего и всех влияют на жизнь и психическое развитие ребенка подросткового возраста. Очень многое зависит от качества отношений между родителями и ребенком. От того, чем подросток может поделиться с близкими, с чем ему будет не стыдно прийти к маме или папе. Чем больше межличностная дистанция, тем больше влияет на подрастающую психику все остальное».

То есть, соцсети заполняют потребность в общении, если она не была удовлетворена в семье или школе. Можно заблокировать все группы о суициде, но это не решит проблему. Во-первых, подростки все время будут создавать новые сообщества. Во-вторых — искать «поддержку» в других, не менее безопасных местах. Решение проблемы лежит в первую очередь в руках родителей, которым стоит реагировать на интернет-увлечения детей не как на однозначное зло, а как на полезные для воспитания знаки.


Максим Макаренков
медиа-специалист

«Соцсети — инструмент. Созданный для того, чтобы приносить доход и показывать рекламу. Как и другие современные медиа. Инструмент не виноват. Виноваты люди».


Смотри также

Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика