Наследство как форма утешения

29.03.2016
Наследство как форма утешения

Известнейший советский и российский адвокат Марк Коган любил задавать начинающим коллегам вопросы на сообразительность. Один из них я помню до сих пор: «Скажите, мой молодой друг, а какие гражданские и уголовные процессы являются самыми высокими по накалу страстей?» Вариантов ответа было много: разводы, раздел жилплощади, восстановление на работе незаконно уволенных… Но правильный был таким: наследственные споры.

Какие словесные битвы разворачиваются в судах! Какие обидные слова говорят родственники друг другу! Какие ненавидящие взгляды бросают, желая испепелить конкурентов!

Оплаченная память


В Москве немало состоятельных, богатых и очень богатых людей. Андрей Петрович К. тоже был человеком небедным. Когда-то занимал солидную должность в государственных структурах столицы, а потом и в коммерческих. К девяностолетию на его счетах было почти 82 миллиона долларов США, три квартиры, два престижных автомобиля, коттедж в Подмосковье.

Андрей Петрович каждое утро пешком спускался на первый этаж, чтобы забрать почту, и так же пешком поднимался обратно в свои 115-метровые пятикомнатные апартаменты. Однажды перед входом в квартиру у него закружилась голова. Сердце колотилось, пот заливал лицо. Накапал себе валерьянки, запил её двумя стаканами холодной воды. Когда приступ прошёл, набрал номер телефона. Нет, не врача, не кого-то из близких родственников и не соседей. Он позвонил адвокату. В эти минуты он почувствовал, что всё может закончиться мгновенно и нелепо, а родственники – дочь, два внука и тётя из Тамбовской области (мамина сестра), которая всего на шесть лет старше Андрея Петровича, – переругаются между собой и забудут о нём.

Приехал адвокат, с которым он был знаком два десятка лет, и дал совет: во-первых, побеспокоиться о месте упокоения, а во-вторых, пригласить нотариуса. На престижном столичном кладбище был куплен участок земли, который облагородили и оформили, и Андрей Петрович распорядился, чтобы на протяжении ста лет ежемесячно за могилой ухаживали, а в дни его рождения и смерти выставляли три корзины его любимых цветов и зажигали такое количество свечей, которое соответствовало прожитым им годам. Также были улажены и все вопросы по установке памятника. Эскиз лично утвердил Андрей Петрович.

В число наследников и одаряемых лиц по завещанию вошли дочь и внуки, тётя из Тамбовской области и все её родственники. Не были забыты ни участковые врач и медсестра, которые навещали Андрея Петровича, ни сосед, мастер на все руки, который чинил любые поломки в его квартире, ни узбек Надир, следящий за порядком на даче Андрея Петровича и ухаживающий за садом. Также в завещательном распоряжении было указано, что Надир со своей семьёй может проживать в гостевом доме на даче ещё в течение тридцати пяти лет. Был упомянут и Василий Николаевич, сосед по спаренному балкону, который два раза в неделю играл с Андреем Петровичем в шахматы. А ещё он вспомнил о первой учительнице своей дочери. Учительница уже давно умерла, но с её семьёй он сохранил отношения до сих пор.

Внукам по наследству досталось по квартире и машине.

Нотариус поинтересовалась: а как он распорядится денежными средствами? И тут Андрей Петрович поступил следующим образом: всем членам его семьи полагалось по двести тысяч долларов, кроме того, дочери он назначил пожизненную ренту в размере пять тысяч долларов ежемесячно, внукам – по три тысячи, а тёте из Тамбовской области – по полторы.

Завещательные распоряжения


Но это было ещё не всё. Наш наследодатель решил сохранить память о себе на ближайшие сто лет. На протяжении семнадцати последующих визитов нотариуса к нему домой он диктовал адреса, фамилии, имена, отчества и телефоны людей, с которыми он когда-то общался и которые были ему приятны. В список вошли сто шесть человек! Была упомянута даже внучка консьержки – шестилетняя Анечка, которая однажды, когда он отдыхал на лавочке у детской площадки, погладила его по руке и пожелала жить долго-долго.

А ещё он сделал завещательное распоряжение на доходы в будущем: положил почти пятьдесят миллионов долларов на спецсчёт под три процента годовых. Ежегодно помимо процентов с этой суммы дочь и внуки могли снимать до пятидесяти тысяч долларов в равных пропорциях. И это в дополнение к тем тридцати миллионам, которые находились на обычном расчётном счёте Анд­рея Петровича.

О сделанных им завещательных распоряжениях не знал никто, кроме нотариуса и адвоката. Через два с половиной года наступило печальное событие. В траурном зале собрались проститься сто тридцать четыре человека. Рядом с распорядителем стоял помощник нотариуса и в специальном реестре отмечал, кто из оповещенных пришёл. На выходе после церемонии каждому вручали конверт и просили расписаться в ведомости. Людей брала оторопь, но от конвертов никто не отказывался. Одновременно представитель нотариальной конторы объяснял, что тот, кто посетит кладбище и побывает на поминках, получит ещё два конверта.

На кладбище многие плакали, каждый стремился выступить. Одни скорбели искренне, другие, возможно, и лукавили. Зал в ресторане на 150 персон едва всех вместил. После традиционных речей нотариус сообщила, что если присутствующие посетят кладбище на 9 и 40 дней, а также на полгода, год и в последующие годовщины смерти, то будут регулярно получать вспомоществование. Пришедшие на открытие памятника единовременно получат по триста долларов.

Также предусмотрительно было отмечено, что если в будущем здоровье или обстоятельства кому-то уже не позволят приходить, можно оформить доверенность на детей или внуков. Распоряжение о выплате денег будет действовать в течение ста лет.

Тишина длилась несколько минут и по силе эмоционального воздействия, пожалуй, превосходила немую сцену из спектакля «Ревизор». Только на сцене талантливо играют актёры, а здесь гениально срежиссировал своё будущее бессмертие на земле на целый век Андрей Петрович К.

Я поинтересовался у нотариуса: зачем она взялась за дело, столетнее исполнение которого она вряд ли увидит?

– Во-первых, у меня дочь – помощник нотариуса; во-вторых, мой двадцатичетырёхлетний сын сейчас будет получать второе образование – юридическое; а в-третьих – мы и внучку приспособим к этому делу.

Мало того что нотариус получила авансом огромную сумму, так ещё и отдельные выплаты будут начисляться за каждое выполненное нотариальное действие. Это наследственное дело поможет семье безбедно существовать целый век! Человек своё накопленное и нажитое им инвестировал в память о себе. И все родственники, близкие и знакомые Андрея Петровича К. были довольны и сохранили друг с другом очень хорошие отношения!

Дети грехов молодости


Но рассказанная история для нашей страны, не изжившей правовой нигилизм, большая редкость. Только девять процентов населения до сорока лет составляют соответствующий документ и идут к нотариусу. К пятидесяти годам эта цифра увеличивается на четыре процента, после шестидесяти возрастает ещё на пятнадцать. Почти сорок процентов завещаний составляются тогда, когда человек начинает серьёзно болеть или находится в таком преклонном возрасте, что уже с трудом осознаёт характер осуществляемых им распоряжений.

Более трети населения России, завершая земной путь, завещание вообще не составляют, вольно или невольно провоцируя будущий наследственный конфликт. Иногда родственники договариваются между собой, но нередко идут в суды, выливают друг на друга ушаты грязи, споря, кто подал последний стакан воды умирающему или вынес судно. Порой при дележе наследства в «шкафах» умерших – прожитых ими судьбах – обнаруживаются такие «скелеты», которые повергают близких в шок. Вот одна из таких историй.

…Николай Иванович погиб в ДТП. Так нелепо в пятьдесят один год оборвалась его жизнь. Родные погоревали-погоревали, а после сорока дней пошли с заявлением к нотариусу. Та рассказала родственникам, что она отправит запросы в банковские учреждения, по месту регистрации его автомобиля, в негосударственные пенсионные фонды, если вдруг у него был с ними заключён договор. Потому что выплаченные им в Пенсионный фонд суммы (накопительная часть) подлежат возврату, так как он реально не смог ими воспользоваться. Также были посланы запросы в Росреестр – какая недвижимость в виде дачи и земельного участка могла быть у Николая Ивановича.

Через пять с половиной месяцев вдова обратилась к нотариусу, чтобы узнать о результатах, а также о дне, когда будут выдаваться свидетельства о праве на наследство. Новость, которую сообщила нотариус, огорошила вдову: с заявлениями обратились ещё двое незнакомых людей – двадцатисемилетняя девушка, проживающая на Камчатке, и тридцатилетний мужчина из Люберец. Оказалось, что Николай Иванович имел двух внебрачных детей.

И тут вдова, трое их общих детей и престарелые родители мужа сплотились: ведь на их наследственное имущество покушались!!! Полтора года длились суды, но… ничего изменить не удалось. Вдова, приходя на могилу супруга, горько выговаривала ему за грехи молодости, приведшие к уменьшению наследства. Когда у Николая Ивановича родились внебрачные дети, она ещё не была его женой. Почему он не рассказывал ей о них? Запамятовал, не хотел её огорчать?..

Что имеем, не храним


Гражданский кодекс Российской Федерации состоит из четырёх частей. Так вот, часть третья этого кодекса посвящена наследству – такова значимость этой темы. Наследственное право может возникать по завещанию или по закону. Когда завещание отсутствует, начинаются разделы по долям. Сначала призываются наследники первой очереди, затем – второй, третьей, четвёртой… Если родственники не могут между собой договориться, то идут, как правило, в суд.

Когда наследодатель не оставил завещания, недобросовестный «друг» может подсуетиться и использовать «рукоприкладчика» – человека, которому якобы тяжелобольной или находящийся при смерти наследодатель поручает расписаться в завещании за себя. Увы, эта форма удостоверения завещания чревата криминальными ситуациями – имущество может уйти к совершенно посторонним людям или к оборотистому родственнику.

Иногда в этом, к сожалению, участвуют и нотариусы. Априори нотариус воспринимается судами в качестве «священной коровы». И лишь в исключительных случаях с помощью очень опытных адвокатов удаётся признать завещание, подписанное рукоприкладчиком, недействительным.

Каждое шестое завещание в стране подписывается рукоприкладчиком. И этим пользуются как чёрные риелторы, так и те родственники, которые первыми успели к последнему вздоху умирающего. Если кто-либо из обделённых наследников – инвалид с детства, или находится на иждивении у наследодателя, или пенсионер, тогда он может претендовать на обязательную долю. Если нет, наследство достанется другим людям.

Как укусить локоток?


Эту поговорку знают в нашей стране все. Когда речь идёт об упущенных возможностях, говорят: «Близок локоток, да не укусишь!» Вроде бы получают люди весть о том, что открылось наследство, но когда впоследствии начинают претендовать на него, то хорошо, если из огромных деньжищ и имущества им реально достанется хоть какая-то часть.

Для одних родственников, потерявших близкого человека, наследство – форма утешения, для других – сладкое слово, которое сделает их состоятельными. Но очень часто у этого сладкого слова горький привкус: испорченные родственные отношения, взаимная ненависть и остающаяся на всю жизнь обида…

Смотри также

Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика