Исповедь сердобольной челнинки: как не стать жертвой лжезавещания

26.09.2015
Исповедь сердобольной челнинки: как не стать жертвой лжезавещания

Когда он умер, его квартира ей не досталась, хотя завещание было оформлено на сердобольную челнинку. Эта ситуация уже была описана на нашем сайте, и многие читатели задавали один вопрос: как такое вообще могло произойти? Челнинка попыталась на него ответить.

«Муж был уверен, что дед обманет»

Героиня этой грустной истории, 62-летняя женщина, хочет, чтобы люди извлекли урок из ее ситуации и не повторяли ошибок.

– Петр Иванович жил в нашем комплексе, и я с ним частенько встречалась в магазине,- рассказала Надежда Семеновна (имя изменено – прим. ред.). Он ходил, опираясь на палку. Видела, как ему тяжело, и как-то помогла донести сумку до подъезда – мой дом был подальше. Он был приветливым человеком и по-старомодному, красиво благодарил – снимая шляпу и кивая седой головой. Как-то зимой увидела его в аптеке и услышала, что ему совсем худо: он уже с трудом выходит на улицу.

Женщина прониклась проблемами пожилого человека и по доброте души принялась опекать Петра Ивановича. Время позволяло – она работала посменно. Сначала только покупала и приносила ему продукты и лекарства, потом раз в неделю стала прибираться в квартире, оплачивала счета за коммунальные услуги. Между ними сложились дружеские отношения, и как-то пожилой человек разоткровенничался. Оказывается, он всю жизнь проработал на шахте, а выйдя на пенсию, переехал с женой в родные края. Купил в Челнах двухкомнатную квартиру в пятиэтажном доме. Когда жена умерла, из родни у него остались два племянника. «Они в меня – тоже шахтеры!» – с гордостью говорил он.

– Меня расположило, что Петр Иванович всегда во всем мне доверял, не был жадным, – делится Надежда Семеновна.- Больно было слышать, как он говорил: «Помру, ты, дочка, уж проводи меня по-человечески, а я тебя тоже не обижу».

Обещание «не обижу» вскоре приобрело реальные очертания: мужчина заговорил о завещании на квартиру. Когда Надежда поделилась этим с мужем, он скептически отнесся к щедрому подарку совершенно чужого человека и заявил: «Вот увидишь, он тебя обманет!». Но Петр Иванович все-таки оформил завещание и передал его своей добровольной помощнице. Увидев документ, муж промолчал. А Надежда, положив завещание в шкатулку – к другим бумагам, больше им не интересовалась.

Пенсионер стал членом семьи

– Мы вчетвером жили в «двушке», у нас подрастали два сына, и я втайне надеялась, что в будущем квартира деда может пригодиться одному из них, – вздыхает Надежда Семеновна. – Денег у нас не было, и вряд ли мы бы смогли купить им отдельное жилье.

Когда она вышла на пенсию, ее подопечному было 75 лет. К этому времени он стал членом дружной семьи, которого здесь звали «наш дедушка». Вместе встречали Новый год, летом ездили на дачу.

Спокойная жизнь закончилась, когда здоровье Петра Ивановича резко ухудшилось. Не раз лежал в больнице, требовались дорогие лекарства. Когда, казалось, поправился, случилась новая беда – во время прогулки зимой на скользкой дорожке упал и сломал ногу, месяц лежал в наложенном до бедра гипсе.

– Сыновья меня жалели, помогали, к примеру, дедушку в ванную они водили, – делится женщина. – Никто из родни или знакомых не приезжал к нему. Единственный раз племянник позвонил и поздравил его с 80-летием. Но после этого Петр Иванович совсем загрустил, и весь вечер сидел молча, уставившись в одну точку. Я чувствовала: его что-то тревожит, он мучается. А племянник опять пропал, и я даже адреса его не знала, чтобы сообщить о смерти дяди.

Петр Николаевич скончался в 83 года. Похоронами занимались Надежда Семеновна с мужем. И вот, убравшись в опустевшей квартире, она пришла домой и достала из шкатулки завещание деда. Только тогда и пригляделась: оформлено, как полагается, с печатью и подписью. Но, когда она обратилась в нотариальную контору для оформления наследства, неожиданно выяснилось, что квартира Петра Ивановича была продана еще…18 лет назад! Хозяином жилья был другой человек, но кто – она так и не смогла узнать.

– Не понимаю, как это могло случиться? – пожимает плечами Надежда Семеновна. – Больно, что доверилась пожилому человеку, ставшему для нас почти родным, а он так жестоко со мной обошелся. Прав муж – сама виновата, ни разу не проверила документы на квартиру.

Точка зрения

С этой неблаговидной историей мы познакомили челнинского адвоката Валерия Гуляева, и вот как он ее прокомментировал:

– На мой взгляд, пожилой человек осознавал свои действия и изначально вел двойную игру. Продав квартиру своим людям, он выполнял их умелые указания и таким образом смог усыпить бдительность женщины. Провести куплю-продажу в те годы было легче, чем сейчас, в 1997 году жилье еще не регистрировали в Регпалате. В настоящее время, имея на руках завещание, женщина могла подстраховаться и обратиться с заявлением в Регпалату на предоставление свидетельства на объект недвижимости, имущества по адресу квартиры. По этой выписке можно было увидеть, кто собственник жилья.

На мой взгляд, в подобных случаях лучший вариант - не завещание, а оформление договора ренты с пожизненным содержанием. По жестким правилам, нотариус обязан проверить все документы на квартиру, и неожиданности могут быть исключены.

Смотри также

Делясь ссылкой на статьи и новости Похоронного Портала в соц. сетях, вы помогаете другим узнать нечто новое.
18+

Яндекс.Метрика