RSS Распечатать

Молодая уфимка умерла на операционном столе


24-летней девушке должны были удалить варикозную вену. По заключению судебной экспертизы, смерть наступила из-за аллергической реакции на обезболивающий препарат.

Аделина Минеева (имена изменены) решила проверить сосуды на ногах – боялась ухудшения варикоза после рождения ребенка. Диагноз частной клиники, в которой ей в середине апреля удаляли бородавки, поверг девушку в шок: если не сделать операцию на сосуды сейчас, ампутация обеих ног в ближайшем будущем неизбежна. В другой больнице, куда в ужасе обратилась Аделина, удалять больные вены запретили - прописа- ли медикаменты для укрепления сосудистой стенки и утягивающие чулочки. Однако напуганная женщина все равно решила оперироваться: кому же охота в расцвете лет остаться безногим инвалидом? К тому же в августе молодая мама собиралась свозить полуторагодовалого сына к морю.

Муж долго отговаривал Аделину. И дело было совсем не в деньгах, хотя операция не из дешевых – эскулапы запросили за лечение 35 тысяч.

- В другой клинике провели обследование и сказали, что все сосуды проходимы, клапаны работают, вены в хорошем состоянии. Зачем лишний раз ложиться под нож, если можно обойтись? – Айдар до сих пор жалеет, что уступил уговорам супруги и не остановил ее: утром перед операцией он чувствовал необъяснимую тревогу.

«УПАЛО ДАВЛЕНИЕ. МОГУ БЫТЬ НЕАДЕКВАТНОЙ»

В назначенный день Аделина на такси приехала в клинику. Чтобы не было скучно, ей разрешили взять с собой на процедуру телефон – операция была под местным наркозом.

10.22. Мне страшно, - Аделина отправляет мужу первое тревожное сообщение.

10.24. Знала бы ты, как мне страшно, - отвечает Айдар. Утреннее беспокойство возрастает.

10.47. Я уже в операционной.

10.58. Жена, я боюсь! – Айдар с трудом сосредотачивается на работе – его мысли с женой в операционной.

После непродолжительной паузы Аделина присылает супругу еще одну весточку:

12.11.Обезболивают ногу, куча уколов. У меня упало давление, могу быть неадекватной, – на этом связь с девушкой обрывается.

Айдар бросает все и в 12.55 приезжает в больницу. У входа стоит машина реанимации. Не останавливаясь, он забегает в клинику - в коридоре рыдают женщины. Айдар отталкивает единственного вышедшего к нему навстречу мужчину и влетает в операционную…

РЕАНИМАЦИЯ ОКАЗАЛАСЬ БЕСПОЛЕЗНОЙ

- Аделина лежала на столе, все ее тело было покрыто коричневыми пятнами. К сожалению, - Айдар с трудом подбирает слова, - она была уже неживой.

Его вместе с бригадой скорой помощи вытолкали на улицу. Дверь заперли на ключ, и больше в клинику никого не впускали – толпы пациентов, пришедших на прием, разворачивались и уходили ни с чем.

Шокированный и оглушенный, Айдар подошел к врачам «Скорой»:

- Они сказали, что не знают, от чего умерла Аделина: прибывшей по вызову бригаде оставалось только лишь констатировать смерть.

К концу дня клиника вновь распахнула двери. К Айдару вышли уже двое (!) мужчин, проводивших операцию, и рассказали, что после того, как женщина легла на операционный стол, ей ввели лидокаин. После этого у нее начались судороги, резко упало давление: приборы показывали 80 на 50. Врачи начали экстренную реанимацию - ввели в вену 60 мг преднизолона, 0,6 г коргликона, вызвали бригаду «Скорой». Затем делали искусственное дыхание «рот-в-рот», чтобы привести ее в чувство, и непрямой массаж сердца. Тут подоспела «Скорая», но их совместная борьба за жизнь пациентки была тщетной.

- Но вот что странно: в заключении судебных экспертов сказано, что никаких других препаратов, кроме лидокаина, в организме Аделины не было. Получается, что реанимацию они не проводили, и просто смотрели, как она умирала? - недоумевает муж.

Теперь Айдар Минеев воспитывает полуторагодовалого сына один:

- Аделина была прекрасной матерью, постоянно с ребенком занималась – сын пошел в 9 месяцев и заговорил чуть ли не в год… Мне так ее не хватает… Чистое безумство – прийти своими ногами на пустяковую операцию, а уехать на катафалке…

ОПЕРИРОВАЛИ ВРАЧИ ИЗ ДРУГОЙ КЛИНИКИ

Клиника, куда девушка обратилась за помощью, работает на рынке медицинских услуг уже более семи лет, причем постоянно меняя название. Специализируются они, в частности, на сосудистой хирургии. Операция, которую собирались делать Алелине Минеевой, - эндовенозная лазерная коагуляция. Это серьезная хирургическая манипуляция, которая проводится сосудистыми хирургами в специализированных клиниках и сосудистых центрах. Однако ни одного флеболога - специалиста по сосудам, в коллективе клиники нет. И поэтому варикоз Аделины «степени 2а» (кстати, далеко не самый безнадежный для консервативного лечения) взялись «чинить» специалисты несколько иной направленности.

- Девушку оперировали кандидат медицинских наук из кардеодиспансера и профессор клиники БГМУ – оба специализируются в области сердечно-сосудистой хирургии, - с корреспондентом «КП» согласился побеседовать заместитель главврача, хотя в день трагедии его в клинике не было.

Руководитель клиники дать комментарий корреспондентам «КП» не смог – оказался в отпуске. Официальная позиция медиков такова: анафилактический шок – это одно из часто встречающихся осложнений, и умереть от него в клинике, а тем более во время операции, - дело вполне обычное: ежегодно в миллионной Уфе он возникает у 50 пациентов.

- Подобные операции мы проводим вот уже два года, - говорят в клинике. – Врачи сделали все возможное, чтобы спасти молодую женщину, но, к сожалению, она умерла. Приносим свои искренние соболезнования родным и близким покойной.

ОПЕРАЦИИ МОЖНО БЫЛО ИЗБЕЖАТЬ?

Действительно ли эта операция была необходима Аделине? Ведь в другом медучреждении ложиться под нож девушку отговаривали. Лечащий врач Аделины, который назначил ей операцию, уверяет, что лечение пациент вправе выбирать сам:

- При второй степени варикозной болезни показано хирургическое лечение, профилактика не приводит к стопроцентному результату. Если больную вену не удалить, в будущем могут возникнуть осложнения вплоть до варикотромбофлебита (закупорка вены тромбом, лечится только ампутацией – Прим. ред.) или трофических нарушений в виде язв (омертвление тканей. –Прим. ред.). В конечном итоге каким будет лечение – хирургическое или профилактическое, пациент выбирает сам.

КОМПЕТЕНТНО

Пациент может не знать об аллергии

- Существует так называемая молниеносная форма анафилактического шока, от которой не всегда удается спасти человека. Но такие ЧП происходят редко, не чаще одного случая за два года, - рассказала Ольга Кучер, врач аллерголог-иммунолог. – Анафилактический шок - тяжелая форма аллергической реакции на медикаменты, она не прогнозируется. Причем при первом попадании аллергена в организм острая реакция не развивается - к нему повышается чувствительность, в теле накапливаются антитела. Она возникает, когда аллерген попадает в организм вновь (другими словами, пациент может и не знать, что у него есть аллергия на какой-либо препарат. – Прим. ред.). Поэтому перед назначением лечения врач должен выяснить у пациента наличие в прошлом реакции на препараты и правильно подобрать медикамент. Если есть подозрение на непереносимость местной анестезии, ее заменяют общим наркозом.

ЗВОНОК СЛЕДОВАТЕЛЯМ

- По факту смерти пациентки после проведения доследственной проверки возбуждено уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности», -сообщили в Следственном управлении СК по республике. Виновному в смерти девушки медработнику, если, конечно, таковой будет установлен, может грозить до трех лет лишения свободы.


Источник

Тематики: смерть на операционном столенесчастный случаймедицина

25.06.2014


 


Криорус

Для профессионалов похоронной отрасли

Эпитафии

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae