RSS Распечатать

Исчезнувшие некрополи Омска: память и забвение

Как и почти все города мира, Омск имеет полное право претендовать на незавидный титул — «город на костях».

Как и почти все города мира, Омск имеет полное право претендовать на незавидный титул — «город на костях». Отдельные погребения на территории современного Омска относятся еще к эпохе бронзы (около II тысячелетия до н.э.), а непосредственно первым омским кладбищем можно считать захоронения строителей первой Омской крепости. Среди участников экспедиции Бухгольца было много пленных шведов, которых хоронили отдельно от православных. Так в крепости появилось Иноверческое кладбище. Это наименование можно объяснить лишь недоразумением (ведь католики и протестанты это тоже христиане), поэтому этот некрополь в литературе еще называют Немецким (слово «немец» в те времена — это своеобразный синоним слова «иностранец»). Находилось кладбище на территории нынешней восточной части сквера Борцов революции, и именно на нем был похоронен основатель второй Омской крепости Иван Шпрингер, но никаких обозначений захоронения до наших дней не сохранилось. Место могилы мы можем приблизительно вычислить по описаниям.

В XVIII-XIX веках на территории Омска было открыто несколько русских кладбищ, старейшим из которых можно считать Слободское (в границах современных улиц Думской, Пушкина, Лермонтова, Сажинской). Неподалеку от него (улицы Успенского, Почтовая и Учебная) находилось Ильинское кладбище. Отдельные надгробия можно было наблюдать на нем еще 1880-е годы, а затем на его месте была построена Вторая женская гимназия (ныне – Областная станция юных техников). Также в XVIII-XIX веках активно практиковались захоронения на церковных и монастырских территориях. В Омске хоронили на участках возле Воскресенского собора, Шкроевской церкви, а на месте современной Ленинской горки, где находилась Ильинская церковь, были погребены командир Отдельного Сибирского корпуса в 1777-1789 годах Николай Огарев, главный инспектор училищ Западной Сибири Николай Коншин.

Одновременно со строительством второй Омской крепости появилось в Омске Кадышевское (от названия форштадта) кладбище. Оно было приписано к Воскресенскому собору и хоронили на нем преимущественно военных и членов их семей. Кладбище располагалось в границах современных улиц Красный путь, Интернациональной, Орджоникидзе и Красногвардейской и успело побывать Санниковским садом и садом им. Куйбышева. Сегодня это и вовсе самый центр города с остановкой общественного транспорта и летними кафе, прилегающими к кинотеатру «Маяковский», который был построен на этом месте в 1950-годы. О том, что здесь когда-то было кладбище, напоминает лишь скромный крест, установленный позади кинотеатра осенью 2004 года по инициативе Омской епархии.

От Бутырского и Шепелевского кладбищ не осталось даже скверов, где можно было бы установить памятный знак. Территории этих некрополей были полностью застроены в годы Великой Отечественной войны и после нее: там расположились заводы им. Козицкого и им. Куйбышева («Омскагрегат»). На одном из корпусов завода им. Козицкого установлены мемориальные доски, сообщающие нам, что на Бутырском кладбище похоронены выдающийся русский металлург Павел Аносов и герой Отечественной войны 1812 года, генерал-лейтенант Михаил Булатов. О том, что на Бутырском кладбище находились могилы основателя Омского кадетского корпуса, генерал-лейтенанта Григория Глазенапа и опекавшего Достоевского коменданта Омской крепости Алексея де Граве, табличек, к сожалению, нет.

А на месте бывшего Шепелевского погоста вообще ничего не напоминает о его существовании, хотя это было самое крупное кладбище Омска – 24,8 га. На нем в разное время нашли последнее пристанище: настоятель Воскресенского собора протоиерей Стефан Знаменский, основатель Омского медицинского общества Иван Чуловский, первый ректор Омского мединститута Николай Иванов-Эмин, садовод Николай Штанин, преподаватель математики, отец композитора Виссариона Шебалина Яков Шебалин и др.

Печальным фактом до сих пор остается полная утрата Казачьего кладбища, которое фактически являлось первым мемориальным некрополем города. Погост заполнялся не стихийно, а был распланирован на участки: католический, братский, холерный, кадетский. На отдельных участках хоронили священнослужителей, представителей купечества и городской интеллигенции. На Казачьем кладбище нашли последний приют директор Кадетского корпуса Константин Линден, протоиерей Александр Сулоцкий, преподаватель и общественный деятель Леонтий Буланже, архитекторы Илиодор Хворинов и Эдуард Эзет, генерал-лейтенант и историк Георгий Катанаев, политический деятель и литератор Александр Новоселов, географ Александр Седельников, краевед Михаил Сиязов, садовод Павел Яшеров и многие другие выдающиеся люди Омска. Полностью ликвидировано Казачье кладбище было в начале 1970-х годов и на его месте были построены Омская детская многопрофильная больница и поликлиника.

Порой сложно объяснить приезжему человеку (особенно если гость приехал с территорий чуть дальше рубежей, обозначенных границами бывшего СССР): как же так вышло, что омичи не смогли сохранить ни одного старого кладбища в своем городе? Вопрос, разумеется, риторический, но все же заставляет задуматься о памяти и о беспамятстве. Не думать об этом, конечно, спокойнее, но последствия такого равнодушия весьма печальны. И история не раз доказала это.


Источник

Тематики: СправочниккладбищеОмскпамятьистория

21.03.2017


Делясь ссылкой на статьи и новости Полемики в соцсетях, вы помогаете нашему сайту. Спасибо!

Источник: http://polemika.com.ua/article-140548.html

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
 

Для профессионалов похоронной отрасли

Эпитафии

Опрос дня

  1. Хотели бы вы заключить прижизненный договор?
    1. А что это?
      139 (44%)
    2. Да, если бы мне предложили
      96 (31%)
    3. Никогда не задумывался об этом
      43 (14%)
    4. Ни в коем случае
      35 (11%)


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae