RSS Распечатать

Профессия палача

Люди никогда не жили в мире и согласии. Для урегулирования конфликтов они сами себе придумали суд. Если в древности вершить правосудие могли хозяева или феодалы, то с развитием судебной системы потребовалось расширение штата служащих. Так появляется новая профессия – исполнитель приговора. У него много названий: латинское «carnifex», греческое «speculator», литовское «kat», русское «мечник». Но чаще всего специалиста подобного рода называют «палач».
Люди никогда не жили в мире и согласии. Для урегулирования конфликтов они сами себе придумали суд. Если в древности вершить правосудие могли хозяева или феодалы, то с развитием судебной системы потребовалось расширение штата служащих. Так появляется новая профессия – исполнитель приговора. У него много названий: латинское «carnifex», греческое «speculator», литовское «kat», русское «мечник». Но чаще всего специалиста подобного рода называют «палач». Само это слово имеет две версии происхождения. По одной, от тюркского слова «пала», означающего большой нож или кинжал. Согласно другой, палач происходит от русского «палата» (имеется в виду царская палата, царские покои), и, таким образом, изначально является телохранителем царя.

Первое упоминание о палаче, как о профессии, относится к 13 веку. Средневековый палач – это сильный, физически развитый мужчина. Изображения палачей, скрывающих лица под масками, - это преувеличение. В небольших городах палач был личностью известной, и даже гордой. Известны целые династии палачей, которым удалось скопить немалое богатство. И все-таки, отношение людей к палачам всегда было неприятельским. Иной раз случались целые скандалы. Дворяне не принимали палачей в своих домах, а разбушевавшаяся толпа могла избить палача. Многим палачам приходилось выполнять и другие обязанности в городе: следить за чистотой общественных уборных, отлавливать бродячих животных. Палачу было трудно найти себе жену, поэтому нередко представитель одной династии сватался к дочери представителя другой. Женами палачей становились также проститутки.

Хорошо относились к палачам в средневековой Германии, о чем свидетельствует история мастера Франца. Франц Шмидт, сын палача, унаследовал от отца профессию и стал известным исполнителем приговоров в Нюрнберге. Он женился на дочери другого зажиточного палача, и жизнь его протекала в достатке и спокойствии. Мастер Франц был ответственным и добросовестным, и порой даже просил заменить мучительные казни заключенных быстрыми, безболезненными. После смерти Франц был удостоен пышного погребения на именитом кладбище.

Французские палачи не пользовались доброй славой. Люди попросту боялись их. Наиболее выдающаяся династия французских палачей – Сансоны. Шарль Сансон исполнял приговоры парижского суда, причем прямо в своем казенном особняке. Он пользовался немалыми привилегиями. Например, его слуги ежедневно могли брать для хозяина необходимое количество продуктов у торговцев бесплатно. Брали они предостаточно, так что избытки провианта распродавались в лавочке Сансона. Здесь же любой алхимик мог приобрести части человеческих тел, оставшихся от казненных.

Английские палачи были самыми неумелыми работниками. Все потому, что платили им мало. Завербовать человека на должность палача было нелегко. Например, граф Эссекс отменил смертный приговор преступнику Томасу Деррику только для того, чтобы тот согласился на работу палача. Деррик так и не научился владеть топором. Впоследствии граф Эссекс сам был осужден на смерть, и Деррик только с третьего раза смог отрубить ему голову. Другой лондонский палач, Джон Кетч, привел в ужас толпу зевак, когда не сумел одним ударом убить приговоренного лорда Рассела. Не убил его и второй удар. Пришлось палачу писать объяснительную, в которой он утверждал, что казненный сам неправильно положил голову на плаху. Чтобы убить другого заключенного, герцога Монмута, Кетчу понадобилось пять ударов топором, а затем он отпилил голову от тела ножом.

В Испании палачи носили знаки отличия. Они облачались в черный плащ с красной каймой и желтым поясом. На их шляпах был изображен эшафот. Дом палача красили в красный цвет.

В России в палачи, или заплечных дел мастера, завербовать было трудно. Во многих малых городах и вовсе не было своих профессиональных исполнителей приговоров. Но те, что были, должны были не только казнить, но и исполнять пытки и телесные наказания. В основном палачами насильно становились сами же преступники. Да и то, против воли работать палачом более трех лет запрещалось законом. Наемные палачи обучались профессии, получали жалованье и жили при тюрьмах.

В 18 веке революция во Франции больно ударила по кошельку палача. Мало того, что светлые умы взывали к отмене жестокой смертной казни, так еще и все привилегии палачей были упразднены. В то время в Париже работал представитель все той же династии Сансонов – Шарль-Анри. Как-то раз он узнал о хитрой машине для отрубания головы – творении Игнаса Гильотена. Задумка пришлась по вкусу палачу, которому теперь приходилось терпеть немалые расходы на содержание своих инструментов. И гильотина заработала. Многие люди даже были огорчены тем, что машина легко и просто рубит головы всем подряд, не создавая никаких представлений или конфузов.

Теперь казнь преступников приобрела вид конвейерного потока. В 19 веке профессия палача утратила свою уникальность. Если раньше этому ремеслу нужно было учиться, осваивая малейшие тонкости, то теперь управиться с гильотиной мог каждый. Отношение к палачам также изменилось. Они выглядели в глазах толпы диким и стыдным средневековым обычаем. Сами палачи стали тяготиться своим трудом. Последний представитель профессиональной династии Сансонов, Анри-Клеман, поставил жирную точку, разорив семейство и продав гильотину за долги.

Смертные казни во второй половине 19 века чаще всего представляли собой расстрел. Когда несколько солдат стреляло в осужденного, ответственность за происходящее вроде как не лежала на одном единственном палаче. Тем не менее, в ходу оставался и другой способ казни – повешение. Для этого дела можно было использовать метод длинной веревки. Такая казнь не безболезненна для жертвы, так как она сразу сворачивала шею. Но для проведения данной процедуры необходимо выполнить расчеты длины веревки, учитывая вес и рост осужденного. Понятное дело, что многие палачи предпочитали не заморачиваться на эту тему.

В связи с этим известна история одного из английских палачей (которые по-прежнему поражали профнепригодностью) Уильяма Калкрафта. Этот человек торговал пирожками рядом с тюрьмой, когда старый палач предложил ему стать преемником. Калкрафт выработал огромный стаж, но всегда использовал короткую веревку на виселице. Его жертвы страдали от долгих агоний. Когда же у палача не было сил ждать, он повисал на жертве, стараясь удушить ее поскорее.

С началом двадцатого века истории палачей становились все мрачнее и мрачнее. Они спивались, страдали неврозами и психическими расстройствами. К примеру, британец Джон Эллис был парикмахером и палачом. Его вторая профессия доставляла немало душевных травм. Когда очередной инцидент (повешение беременной женщины) ранил Эллиса, палач ушел в отставку. Он пытался застрелиться, но не сумел. Позже Эллис перерезал себе горло бритвой. Немецкий палач Лоренц Швайтц в 1923 году потерял все свои сбережения и застрелился. Через год его преемник Пауль Шпаете сделал то же самое.

К середине двадцатого века свой вклад в развитие профессии палача внесли нацисты. Йохан Райнхарт, будучи главным палачом Третьего Рейха, ездил на вызовы на машине, оснащенной гильотиной. Райнхарт одевался в парадное: черный костюм, белая рубашка, бабочка, цилиндр. Даже после войны он нашел себе выгодное место, помогал американскому палачу Джону Вуду казнить нацистских преступников. А вот его сын, удрученный происхождением, покончил с собой.

Сегодня смертная казнь отменена практически повсеместно. Но кое-где профессия палача до сих пор востребована. К примеру, в Саудовской Аравии, где практикуется отсечение головы преступнику. Мухаммад Аль-Беши работает палачом с 1998 года. Он мастерски, одним ударом меча отсекает голову или любую другую конечность, и считает себя уважаемым человеком. Аль-Беши верит, что исполняет волю Божью.

Каждый смертный приговор в США обходится налогоплательщикам в 2,3 миллиона долларов. Даже пожизненное содержание преступника в заключении стоит дешевле. Тем не менее, сторонники смертной казни не сдают своих позиций. А покуда есть работа, профессия палача остается востребованной.

А вы способны работать палачом в наше время и приводить смертный приговор в исполнение?


Тематики: палачсмертная казньпреступлениесмерть

07.07.2014


Делясь ссылкой на статьи и новости Полемики в соцсетях, вы помогаете нашему сайту. Спасибо!

Источник: http://polemika.com.ua/article-140548.html

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
 
Миртелс

Для профессионалов похоронной отрасли

Эпитафии

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae