RSS Распечатать

Новосибирские вирусологи, вернувшиеся из Африки: Лихорадку Эбола вновь принесут дожди…

Сибирские ученые, боровшиеся в Гвинее с опасной инфекцией, дали эксклюзивное интервью
Сибирские ученые, боровшиеся в Гвинее с опасной инфекцией, дали эксклюзивное интервью «Комсомолке»

… До наукограда Кольцово, что находится в 25 километрах от Новосибирска, добираться одно удовольствие. Дорога тщательно вычищена от снега и льда: это фирменный кольцовский знак - отличные магистрали в любое время года. Как и центр вирусологии «Вектор», в хранилищах которого собраны самые опасные вирусы со всего мира. В действительности это длинная очередь серых корпусов, в одном из которых нам назначили встречу вирусологи Олег Пьянков и Артемий Сергеев. Они одними из первых среди российских ученых отправились в командировку в Гвинею, чтобы помочь тамошнему населению справиться с охватившей их страну лихорадкой. Сибиряки пробыли в Гвинее два месяца и в эксклюзивном интервью «Комсомольской правде» рассказали о том, с чем пришлось столкнуться ученым и врачам в Африке…

«ЖЕНА ДАЖЕ НЕ ЗНАЛА, КУДА Я УЕХАЛ…»

…22 августа 2014 года. Этот день два завлаба центра - Олег Пьянков и Артемий Сергеев - никогда не забудут. В этот день началась их командировка в самый опасный район мира.

- В России только мы работаем с этим вирусом, поэтому понятно, что Управление Роспотребнадзора в первую очередь обратилось именно в наш центр с просьбой отправить сотрудников в Африку, - комментирует Олег Пьянков.

Тех, кто поедет, отбирали чуть ли не как в отряд космонавтов: здоровье должно было быть отменным.

- Там стоит тридцатиградусная жара, а работать предстояло в защитных костюмах «Тайхен», которые сделаны из ткани, по структуре напоминающей пластик. Когда их надеваешь в такую жару, ощущение, что оказываешься в парилке, где температура как минимум градусов 50, - поясняет Артемий Сергеев. - Так что очень важно, чтобы у человека все было в порядке сердцем, сосудами…

Еще один важный критерий: ученый должен был иметь опыт работы с опасными инфекциями не менее трех лет. Под все эти требования наши герои идеально подошли. И 22 августа, кстати в день рождения Олега, ученые вместе с шестью саратовскими коллегами из института «Микроб» отправились в Гвинею на грузовом самолете Ил-76 МЧС России (такой борт был необходим, чтобы доставить в Африку еще и мобильную лабораторию, в которой ученым предстояло работать на месте. - Прим. авт.).

- Моя жена даже не знала, куда я улетел: у нее как раз был отпуск, и она отсутствовала, - вспоминает Артемий.

Мобильную лабораторию доставляли в Гвинею на самолете Ил-76.
Фото: предоставлено Олегом Пьянковым и Артемием Сергеевым

«ФРУКТЫ С РЫНКА ОТМАЧИВАЛИ В МАРГАНЦОВКЕ…»

Ровно через 10 часов самолет приземлился в столице Гвинеи - городе Конакри. Ученых разместили на территории российского посольства.

- Условия в наших номерах были отличными: главное - там был хороший кондиционер, благодаря которому температура в комнате составляла всего 20 - 25 градусов, - описывает Олег Викторович. - Нас сразу предупредили, что вечером выходить на улицу не рекомендуется: в это время на улице очень много комаров, от укусов которых можно заразиться малярией.

Еще один нюанс: ни в коем случае нельзя было пить воду из местных скважин. Так что сибирякам пришлось покупать бутилированную воду в магазинах.

- Еще мы покупали фрукты и овощи, - добавляет Артемий. - Но перед тем как их пробовать, отмачивали примерно час в марганцовке: только после такой дезинфекции их можно было есть.

А еще здоровье сибиряков каждое утро проверял врач: смотрел, какие у человека температура и давление, чтобы исключить заражение…

«ВРАЧИ ОТКАЗЫВАЛИСЬ НАДЕВАТЬ МАСКИ: ГОВОРИЛИ, ЧТО ЭТО НЕЭТИЧНО…»

Но все бытовые неудобства были цветочками по сравнению с тем, что ученых ждало на рабочем месте - в госпитале города Конакри. Именно эта клиника была главным центром в Гвинее по борьбе с лихорадкой Эбола.

- Для людей, заразившихся вирусом, на улице рядом с госпиталем огородили специальную территорию. Там стояли палатки, примерно такие, как у военных, в них размещали заболевших, - рассказывает Олег Викторович.

Сами сибиряки непосредственно с заразившимися не общались: у ученых была другая задача - оперативно проверять анализы людей, поступивших в клинику с подозрением на лихорадку. Делали они это в мобильной лаборатории - таком специальном грузовике, внутри которого находится все необходимое оборудование. Буквально «лаборатория на колесах».

- На жаре автомобиль нагревался настолько, что под костюмами с нас рекой лил пот, а аппаратура просто отказывалась работать, - говорит Артемий. - Приходилось машину сверху поливать водой, чтобы она немного остыла и оборудование снова могло работать.

Была и еще одна проблема: невозможно было забраться в автомобиль - железо нагревалось настолько, что при малейшем прикосновении к нему человек рисковал получить ожог. Так что этот трюк мог проделывать только человек в перчатках…

Кстати, в первый месяц находившиеся на месте зарубежные вирусологи не доверяли прибывшим российским ученым - сомневались в квалификации наших земляков и в том, что реагенты, привезенные новосибирскими учеными, могут точно определить, болен человек или нет. Если объяснить по-простому, то сибиряки разработали специальный набор реагентов, позволяющий по анализу крови уже через два часа точно узнать, болен человек или нет. Этакий экспресс-тест на лихорадку Эбола. В то время как результаты привычного анализа приходилось ждать 8 часов…

- Зарубежные коллеги тоже изначально привезли набор примерно того же назначения, но он не сработал, и им пришлось срочно все переделывать. Поэтому и в наш успех они сначала не верили, - оправдывает иностранных специалистов Олег Викторович. - Тем более что в такой совместной работе мы участвовали впервые, и они нас просто не знали…

Как не знали иностранные вирусологи и того, что сибирский центр с 1990-х годов занимается лихорадкой Эбола. Олег Пьянков пришел работать на «Вектор» еще в 1984 году и стоял у истоков всех исследований.

- В итоге мы месяц проводили анализы параллельно с иностранными вирусологами, пока они не убедились, что наши результаты абсолютно верны, - улыбается Олег Викторович. - Тогда мы начали работать посменно с лабораторией госпиталя и исследовать полученные анализы уже самостоятельно.

Кстати, как оказалось, в Гвинее работают очень много врачей, которые в свое время обучались в СССР, и они свободно разговаривают на русском языке. А вот с коллегами из ассоциации «Врачи без границ» сибиряки разговаривали на английском…

- Эти медики зачастую даже не надевали защитных масок, когда шли в палатки к больным лихорадкой. Говорили, что это не этично - так отгораживаться от больного, - недоумевает Олег Викторович. - Был у них и еще один довод: вирус не передается воздушно-капельным путем…

Увы, врачи не учитывали один простой факт: заразиться вирусом можно при соприкосновении с любыми выделениями человека. А больного Эболой постоянно рвет…

- Итог был печальным: заразились шесть медиков, - констатирует Олег Викторович.

На жаре лаборатория превращалась в настоящую баню, и зачастую аппаратура, находящаяся в ней, отказывала…
Фото: предоставлено Олегом Пьянковым и Артемием Сергеевым

«РОДНЫЕ КРАЛИ БОЛЬНЫХ ИЗ ГОСПИТАЛЕЙ…»

У местного населения реакция на прибывших медиков была, мягко говоря, неоднозначной.

- Люди не верили врачам: они несли больного не в клинику, где ему попытались бы помочь медики, а к шаману, чтобы он проводил какие-то обряды, - сокрушается Олег Пьянков. - Более того, были случаи, когда родные выкрадывали больных из клиник, чтобы они умирали дома.

В больницах охраны в тот момент еще не было, а врачи не всегда успевали среагировать… Кроме того, во время похорон родные обнимали и целовали умершего человека и заражались от него лихорадкой Эбола. Все это только способствовало распространению заразы…

- Чтобы объяснить всю опасность происходящего и необходимость следовать определенным правилам поведения, главный вирусолог Гвинеи лично ездил по деревням. Увы, в одной из таких поездок он сам заразился лихорадкой и погиб, - вдыхает Олег Пьянков.

Сейчас ситуация в Африке нормализуется: число больных уменьшается. Однако, по прогнозам новосибирских ученых, уже в ближайшее время все может измениться…

- Дело в том, что в Гвинее скоро начнется сезон дождей: а это самое неблагоприятное время для борьбы с инфекциями: тепло и влага - очень комфортные условия для распространения вируса. Так что вспышка может начаться с новой силой, - прогнозируют ученые.

ВАЖНО

Три мифа о лихорадке Эбола

1. Во вспышке виновата… природа

Очень много разговоров в СМИ ходило о том, что инфекция распространилась столь быстро из-за того, что во время вырубки лесов растревожили какой-то природный источник заразы.

- Все объясняется куда проще: в Африке врачи просто не были готовы к такой вспышке заболевания, не знали, как работать с подобными пациентами, - объясняет Олег Пьянков. - Плюс ко всему у медиков не было элементарных средств защиты: вся спецодежда доставлялась гуманитарными грузами.

И еще один момент: когда на определенной территории вводился карантин, люди, в том числе и больные лихорадкой, сбегали в другую местность. Так возникал новый очаг вспышки…

2. Вирус мутировал

Науке известно шесть видов вирусов, отнесенных к роду Эбола. В 1976 году, когда болезнь впервые обнаружили в Африке, медики открыли сразу два вида вирусов - в Заире и Судане. Смертность среди людей, зараженных вирусом Эбола-Заир, была около 88 процентов. Летальный исход у тех, кто заразился вирусом Эбола-Судан, регистрировался реже - умирали до 60 процентов заболевших.

Нынешняя вспышка лихорадки вызвана вирусом Заир. Однако некоторые вирусологи предполагали, что в нынешней ситуации он ведет себя не совсем обычно: мол, зараженных появляется намного больше, чем при привычном распространении болезни. Кроме того, ученые отмечали, что если раньше вирус передавался только через кровь, слюну, слизь больного (то есть человек заражался, если у него были микротравмы на коже и он при этом прикасался к носителям вируса. - Прим. авт.), то сейчас якобы опасно было даже просто прикасаться к поверхностям, которые раньше трогал больной.

- Мы провели множество исследований и смело можем заверить: никакой мутации вируса нет, - опровергает эту идею Олег Пьянков.

3. Американцы придумали вакцину от лихорадки

В конце 2014 года появилась новость о том, что американцы придумали вакцину от лихорадки на основе антител, которые содержатся в крови переболевших лихорадкой людей.

- Да, действительно, наши американские коллеги лечили врачей этим экспериментальным препаратом, и он показывал положительный эффект, - подтверждает Ольг Пьянков. - Однако запустить его в массовое производство как вакцину вряд ли получится - по одной простой причине: в крови перенесшего лихорадку человека, у которого делают забор, не должно быть никакой другой инфекции. А в той же Гвинее очень распространены и другие опасные заболевания: гепатит и ВИЧ, так что подходящих людей очень мало…

Кстати, предприимчивые местные жители, узнав о такой разработке ученых, стали торговать якобы «кровью переболевших»: продавали ее родственникам больных людей. Врачам долго приходилось объяснять местным жителям, что это - фальсификация…

ДОСЛОВНО

Вот текст Указа Президента РФ от 08.03.2015 № 115 «О награждении государственными наградами Российской Федерации»:

«За большой вклад в оказание гуманитарной помощи по организации комплекса противоэпидемических мероприятий и диагностики лихорадки Эбола на территории Гвинейской Республики наградить:

  • орденом Дружбы - Олега Викторовича Пьянкова, заведующего лабораторией отдела федерального бюджетного учреждения науки «Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор», Новосибирская область;
  • медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени - Артемия Александровича Сергеева, заведующего лабораторией отдела федерального бюджетного учреждения науки «Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор», Новосибирская область.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Новосибирский ученый борется с вирусом Эбола… на компьютере

Сибиряк разработал специальную программу, с помощью которой можно просчитать развитие любой эпидемии практически со 100-процентной точностью. И знает способ справиться с распространением смертельной лихорадки, а существенную роль в борьбе с ней может сыграть… математика

Ученые Новосибирского центра вирусологии и биотехнологии «Вектор»: Готовой вакцины от Эболы у нас нет. Пока

Российские ученые делают сейчас то, что и их коллеги во всем мире - ищут вакцину от страшной болезни. Александр Агафонов, заместитель генерального директора по научной работе научного центра «Вектор», сразу же предупредил:
- Готовой вакцины, которую можно вводить людям, у нас нет. Пока. Говорить о ее появлении преждевременно. И вот почему. Все, что открыто учеными, но не опробовано на людях, нельзя назвать лекарством. Вакцина должна пройти все стадии, обязательные для исследования, иначе она никому не будет нужна. Иными словами, сейчас мы как раз и занимаемся этими доклиническими исследованиями
СООБЩАЕМ ПОДРОБНОСТИ
Дневники сибирского ученого, погибшего от разновидности вируса Эбола, бесследно исчезли 26 лет назад
«Комсомолка» выяснила, кто такой ученый Николай Устинов, в честь которого назван штамм опасного вируса, и почему его предсмертные записи были так важны.
...Вирус Марбург, штамм У… Далекому от науки человеку, возможно, эти названия вряд ли что скажут. Но для любого вирусолога это как таблица умножения: Марбург - опаснейшее заболевание, от которого умирают более 70 процентов заразившихся, штамм У - разновидность этого вируса, названная в честь новосибирского ученого, Николая Устинова, который изучал это опасное заболевание. Причем тут тогда вирус Эбола, о котором сегодня не говорит только ленивый? Да все очень просто: две заразы - «родственники», входят в одно семейство. Оба передаются через кровь, слюну... У больных резко повышается температура, и один за другим отказывают все органы 


Источник

Тематики: эбола лихорадкасмертельная болезнь

23.03.2015

Читайте также (1)

 


Для профессионалов похоронной отрасли

Эпитафии

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae