RSS Распечатать

Страсти по крематорию

В феврале 2015 г. исполнилось ровно 2 года, как бизнесмен Виктор Суровцев начал ходить по кабинетам, комиссиям и сессиям депутатов с вопросом строительства крематория. Инвестор дошел до губернатора – Виктор Толоконский его поддержал.

По заданию инвестора Красноярский градостроительный институт "Гражданпроект" разработал Проект внесения изменений в Генеральный план города Красноярска, которым определил месторасположение будущего крематория. Проект прошел экспертизу в краевом правительстве, после чего был вынесен на публичное обсуждение в пяти районах города.

Комиссия по проведению публичных слушаний рекомендовала Главе города вынести Проект на утверждение депутатам Красноярского городского Совета, но народные избранники вместо конструктива оторвались и попиарились по-полной. С речами на сессии не выступал только ленивый, бывший коммунист-комсомолец Аркадий Волков устроил шоу с вручением «от чистого сердца» православной иконы Казанской Божьей матери Акбулатову. Для одних это выглядело забавно, для других, как глумление над православием. «Крематорий нужен!» - практически в один голос сказали депутаты. Но как дошло до голосования, голоса "сторонников" крематории почему-то разделились: "за" - 15 депутатов, «против» - 9, «воздержался» - 6, не участвовал в голосовании 1 депутат. В итоге для поддержки проекта не хватило 4 голосов. Результат нулевой. Проект опять стоит, как и 2 года назад.

Поборники православия в красноярском Горсовете рассказывают про пламя ада и гиену огненную. А в это время митрополит Пантелеймон благословил строительство погостного храма при крематории.

Наблюдатели недоумевают - что происходит? Ситуация парадоксальная: инвестор и деньги есть, место арендовано, спрос у горожан есть (90% красноярцев, опрошенных СМИ, за строительство крематория), потребность у муниципалитета также высока - территория для захоронений на городских погостах стремительно заканчиваются. Все знают, что по закону урну с прахом кремированного усопшего можно предавать земле в уже имеющемся захоронении, в том числе и на закрытых кладбищах. Проводить же захоронение тела в ту же могилу разрешается только по прошествии 20 лет с момента предшествующего погребения. Красноярцам не пришлось бы разрываться на Родительский день между несколькими кладбищами или даже выезжать в Емельяновский район. Но, увы и ах - благодаря депутатскому большинству, процесс так и не сдвинулся с мертвой точки.

А между тем, близится принятие Генерального плана города. Если решение об изменении функционального назначения участка будут откладывать снова и снова, то в Генплане не окажется места для крематория. А на процедуру внесения изменений в утвержденный Генплан уйдут годы. Не бросит ли инвестор социально-значимый проект при новом раскладе - большой вопрос. Красноярск запросто может остаться без крематория и с переполненными кладбищами.

Депутат Законодательного собрания Красноярского края Валерий Сергиенко видит в происходящем политический заказ: «Для меня вопрос абсолютно очевиден. Этот объект нужен городу, как аэропорт, очистные сооружения. В любом крупном мегаполисе должен быть крематорий. То, что вокруг него развернулась, я уверен, заказная полемика - это черта нашего времени. Есть люди, которые хотят работать, вкладывать собственные ресурсы. Но очень много тех, кто не хочет работать и не дает остальным».

Борцы за экологию заявляют, что крематорию не место в городской черте. Потому что в крематории есть труба, и из нее наверняка будет валить дым, а пепел от сжигаемых тел будут вдыхать жители Солнечного и Северного. Депутаты подняли такую шумиху, будто крематорий - это очередной ферросплавный или алюминиевый завод. Может быть, депутаты не видят разницы? Инвестор Виктор Суровцев не устает повторять: «даже при круглосуточной работе кремационной печи горожане не увидят клубов дыма, как на ТЭЦ, где без остановки закидывают уголь». В крематории будут установлены чешские печи фирмы «Tabo», работающие на пропан-бутане или природном газе. При температуре свыше 1000 градусов все органические вещества сгорают полностью. Двухкамерная конструкция печи предусматривает дополнительную ступень экологической защиты. В первой камере происходит собственно процесс кремации, а во второй – дожигание отходящих газов. Ни о каком «падающем на город пепле от трупов» не может быть речи. В составе отходящих газов – вода, азотистые соединения и углекислый газ. Экологический вред от одной печи крематория сопоставим с ущербом от работающих двигателей 50 легковых автомобилей.

Председатель Горсовета Красноярска Валерий Ревкуц: «Город нуждается в крематории, есть и инвестор, который готов вкладывать деньги. Этой возможностью нужно пользоваться. В целом депутаты выступают за строительство крематория. Однако некоторые ставят под сомнение целесообразность его строительства на территории, где сегодня находится мусороперерабатывающий завод. Но ведь именно это место отвечает тому функциональному назначению, для которого строится крематорий, и рядом кладбище, на котором предстоит проводить санацию. Полагаю, решение будет принято. После того, как депутаты утвердят проект решения, у инвестора появится разрешение на использование участка земли для определённых целей. Потом депутатам он представит полноценный проект строительства, заключения экспертов в области экологии и санитарии и т.д. Изучив всю документацию, мы будем решать, соответствует ли проект интересам красноярцев».

Депутат Горсовета Владимир Пястолов считает, что у горожан должен быть выбор: «Сейчас тела на кремацию возят в Новосибирск. Кроме того, кладбище Бадалык закроют уже в этом году, кладбища Шинников хватит на два года, а потом хоронить людей будет негде. Строительство крематория это насущная необходимость. Не надо забывать, что на его возведение потребуется еще не менее двух лет. Если мы откажем инвестору, согласному работать на своем участке, неизвестно, когда появится новый». Виктор Суровцев убеждает нас, что современные технологии очистки выбросов позволят работать без дыма и пепла. У кого-то есть опасения, что людей будет раздражать вид крематория. Но я видел проект: этот объект достаточно удалён от дороги, он не растянут, как кладбище и не привлекает к себе внимания.

Многие депутаты считают, что крематорий надо строить там, где предлагает инвестор. Тем более что проектом будет предусмотрено благоустройство территории.

Председатель постоянной комиссии Горсовета по городскому самоуправлению Виталий Дроздов назвал безответственным предложения некоторых депутатов построить крематорий вдали от города: «Выставить крематорий за пределы города - не решение проблемы, а ее перекладывание с больной головы на здоровую. Площадка у Бадалыка - не идеальное, но и не самое плохое место. Крематорий для города - насущная необходимость. Крематорий рядом с кладбищем - это удобнее, чем за чертой города. Пусть этот инвестор построит крематорий около Бадалыка, другой - возле Шинного кладбища. Волокитить и тормозить этот процесс бессмысленно». 


Источник

Тематики: инвесторкрематорийПроектэкология

03.03.2015


 


Миртелс

Для профессионалов похоронной отрасли

НИКА

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae