RSS Распечатать

Вся ценность образования не в том, чтобы чего-то достичь, а в том, чтобы получить социальный статус, дифференцировать себя от бомжей и люмпен-пролетариата.

Наблюдал за ходом X съезда ректоров России и на ум приходили невольные ассоциации: ни дать, ни взять – съезд победителей. Позади трудные годы – а нынче одни победы: зарплату подняли, индексы Хирша растут, «фабрики дипломов» вот-вот одолеем (как-никак 350 вузов уже закрыли). Остались, конечно, отдельные проблемы (рейтинги, поиск талантливой молодежи, патриотическое воспитание), но это все так, мелочи.
Мне происходящее напомнило какой-нибудь съезд ассоциации торговцев. В зале не уважаемые ученые, цвет интеллигенции, а лавочники, лабазники, каждый из которых радеет не столько об общем деле, сколько о своей провинциальной вузовской лавчонке или об огромном столичном центре по оказанию образовательных услуг. Хотя чему здесь удивляться – дело в нашем образовании поставлено так, что ответственность за деятельность вуза в полном объеме лежит не столько на учредителе, сколько на руководителе, на ректоре.
Не знаешь, с чем и сравнить ту управленческую модель, которая насаждена государством в последние годы в вузовской системе. Не то местничество, не то и в самом деле система торговых точек, этих самых лабазов.
Вообще, Минобраз – это удивительная структура, структура, которая сама себя с явным удовольствием поедает, занимаясь самозакрытием и самосокращением. Сколько лет смотрю, все не могу надивиться на подобное самоедство. Хотя само ли себя? Если бы себя, тогда бы, хоть какое-то чувство боли или утраты было. Вся суть как раз и состоит в том, что Минобраз и Рособрнадзор, государство в целом, все последние годы позиционируют себя как нечто внешнее по отношению к реальным, действующим образовательным структурам.
Руководящие образованием органы совершенно отделены от самого образования, поставлены над ним, как нечто стороннее, их функция - надзирать и наказывать, а не помогать и обеспечивать. Минобраз и Рособрнадзор, подобно налоговой и людям в масках, ходят в вузы со шпицрутенами и гильотиной – вот и все «взаимодействие». Проповедуемая же ими рыночная идеология «конкуренции» образовательных учреждений - и вовсе абсурд: это как если бы печени ставили задачу конкурировать с сердцем, а желудку с мозгом. Конкурировать могут только частные структуры. Отсюда естественность складывающейся у ректорского корпуса психологии лавочника, лабазника, который должен все время крутиться, для того, чтобы его конторка, его вуз оставались на плаву, в то время, как тонут и разоряются конкуренты.
Впрочем, по нынешним временам, даже лавочники и лабазники – это было бы еще ничего. Есть опасение, что большинство нынешнего ректорского корпуса в силу обстоятельств перешло уже в разряд внешних управляющих, занимающихся ликвидацией прогоревшего бизнеса. Собственно, так все поставлено. Ведь нынешние цели (даже благие, если брать их абстрактно), поставленные перед вузами, так или иначе только подталкивают их к ликвидации. Принимать только сильных студентов, чтобы иметь уже на старте сильный контингент обучающихся – разве не благое пожелание? Да любой преподаватель, натыкающийся в аудитории на полное отсутствие интереса к базовым, необходимым для данной специальности дисциплинам, поддержит предложение почистить ряды абитуриентов, от тех, кто приходит в вуз на четыре года протирать штаны и вести так называемый студенческий образ жизни. К чему же это ведет на практике? К сокращению и закрытию вузов, особенно провинциальных, по той простой причине, что других абитуриентов, кроме плохих, у нас просто нет. А плохи они, потому что у нас плоха школа, да что там, по большому счету, ее почти что и нет.
Кто-нибудь встал на съезде, сказал об этом? Поднял эту тему?
Не прозвучал на съезде и главный вопрос, который мучает наверняка не только Минобраз, но и всякого здравомыслящего человека, критически воспринимающего окружающую российскую действительность. Зачем? Зачем нынешней России высшее образование?
Понятно, почему вопрос этот не задается ректорским корпусом. Потому что уже сама открытая постановка его будет одним махом проинтерпретирована в бухгалтерской чиновничьей логике: «Да, зачем нам такие траты на российское высшее образование? Давайте закроем». Понятно, что в чиновничьей голове, воспитанной на примитивной версии рыночной логики не укладывается общий нынешний принцип построения: образование дается за бюджетный счет, а результат уходит частнику. Из этой нехитрой логики вытекают постоянные разговоры о целевом поступлении, целевых стипендиях, частно-государственном партнерстве – общий смысл которых - спихнуть образование с государственного довольствия.
Но «зачем?» - это еще и глобальный вопрос. Нужно ли «экономике трубы» такое разнообразие специалистов с высшим образованием? Гуманитарии вот точно не нужны, а теоретики, математики, биологи тоже - зачем они? Где бы они пригодились, что бы стали делать?
Поэтому, мне признаться, странно слышать о вузах-драйверах экономики. Драйвер, он на что-то ставится, он к чему-то прилажен. А зачем нужен драйвер, когда нет ничего? Образование если и воспринимать в качестве драйвера развития, то именно вот так, абстрактно, что оно требует уже созданных условий, для того, чтобы выпускать специалистов, а не само создает условия. Если вы выпустите сотню гениев, не создав для них рабочие места, то вы получите всего лишь сотню безработных гениев, и не более того.
Нынешний выпускник, несмотря на активный промыв мозгов, кстати, знает, что диплом рабочего места ему не гарантирует. Это знает и вуз. Поэтому ценность нынешнего образования в том, что оно продает само себя, и должно просто оправдывать сам факт своего существования, не более того. Ни о каком обеспечении «народного хозяйства» специалистами говорить не приходится, потому что существование «народного хозяйства» сомнительно.
Вуз заинтересован в том, чтобы всеми правдами и неправдами удержаться на рынке сбыта такого залежалого и не слишком нужного товара как образование. Студент заинтересован в том, чтобы приобрести этот товар со скидкой, с меньшими затратами сил, желательно вовсе бесплатно, потому что в большинстве случаев он ему совершенно не понадобится в будущей жизни. Вся ценность образования не в том, чтобы чего-то достичь, а в том, чтобы получить социальный статус, дифференцировать себя от бомжей и люмпен-пролетариата. В итоге философия современного вуза и сводится к лабазной философии, а сам он к лабазу и конторе по выдаче дипломов.
Нет, не услышал я на съезде откровенного делового разговора, не услышал обсуждения проблем по существу, взволнованного отношения к проблемам вузовского образования, обращения к глубокому разговору по существу. Всех проблем-то: мы проигрываем в мировом рейтинге торговых точек образования, как продвинуть наш лабаз повыше? Звучал набор рыночных пошлостей и лавочных стереотипов, перехлестывающих настолько, что даже президенту пришлось в заключительном слове остужать не в меру горячие головы.
Ну и в заключение. Ректор МГУ Владимир Садовничий не зря на съезде посетовал на нехватку фундаментальных математических знаний. Знания и в самом деле необходимы. Без них трудновато ректорам будет разрешить вот такую задачку: «Ради подъема зарплаты преподавателям на 25 % пришлось сократить количество преподавателей на 25 %. Спрашивается, сколько преподавателей следует сократить, чтобы поднять зарплату до 200 % от средней по региону к 2018-му году?».
Задача сложная. Способов решения несколько. Возможны нестандартные. Может быть, мы узнаем ответ и способ решения годика через три-четыре после этого «съезда победителей».


Источник

Тематики: высшее образованиереформа

06.11.2014


 


Яр

Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

necropolist.narod.ru

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae