RSS Распечатать

«Похороните меня из дома»

Корреспондент «15-го Региона» Алина Алиханова отправилась в дом престарелых, чтобы узнать, чем живут его подопечные.

Утро для Евгения Александрова начинается с занятий в хоровом кружке.

Он немного нервничает, но очень старается: играет на гармошке, фортепиано, поет. Еще он пишет стихи: о любви, войне и своих буднях в доме-интернате для престарелых «Забота». В них он ласково называет сотрудников интерната «земными ангелами», а сам дом - «спасительным причалом». Евгений Александров здесь уже давно. О том, как попал в дом престарелых, рассказывать не любит. Для него, как и для многих в «Заботе», эта тема слишком больная, а потому закрытая. В интернате он встретил свою любовь. «Мы долго встречались, он красиво ухаживал за мной. Я присматривалась. В декабре будет 3 года как мы женаты», - рассказывает смущенно прижимаясь к плечу супруга Тамара Мишина.

…В прошлом году в доме-интернате завершился ремонт в одном из корпусов. Теперь для 60 подопечных, из которых 7 колясочников и 7 лежачих, созданы все условия для комфортного проживания. После ремонта и перепланировки все комнаты в интернате оборудованы по европейским стандартам. До 2018 года планируется отремонтировать старый корпус, в котором не было капремонта с 1946 года. Также будет возведен пристроечный корпус. Это даст дополнительные 200 мест для проживания и поможет решить вопрос очередности.

Раньше в подобных учреждениях не был организован досуг, сегодня же этот пункт является обязательным. Психологами и социальными работниками интерната разработан ряд программ: «Антистресс», «Антитабак», «Социальный туризм», «Университет третьего возраста». Последняя направлена на обучение азам компьютерной грамотности. Для социальной реабилитации постояльцев обеспечивают работой на штатных должностях в качестве дворника, санитарки, банщицы. В трудотерапию входит помощь лежачим, уход за цветами в саду. Подопечные интерната занимаются в кружках, где вышивают бисером, поют и танцуют, играют на гармошке и фортепиано. Хор «Заботушка» с концертами выезжает в другие учреждения социальной сферы.

В «Заботе» есть своя мини-поликлиника: два терапевта, невролог, окулист, пульмонолог, психиатр, постоянно дежурят медсестры. Для удобства проживающих и обеспечения их безопасности в комнатах установлены кнопки три кнопки вызова: в прихожей, спальне и санузле. Для православных есть молельная комната. Пятиразовое питание продумано с учетом сезонности и возраста проживающих. Качество жизни регулярно проверяет культурно-бытовая комиссия дома-интерната из числа подопечных.За услуги в доме-интернате проживающие платят 75% от пенсии.

Большинство подопечных «Заботы» - люди старше 75 лет, но есть и молодые люди. Это инвалиды детства, бывшие воспитанники детского дома «Ласка». Директор интерната Ирина Закаева с гордостью говорит, что постояльцы живут полноценной жизнью.

«Они влюбляются, женятся и даже рожают детей. Когда в 1994 году родился первый ребенок, мы прогремели на всю страну. Нигде такого не было. Мама родившейся девочки воспитывалась в детском доме, и не хотелось, чтобы и ребенка отдали туда. Тогда мы взяли на себя ответственность и помогли маме вынянчить ребенка: отдали в ясли, в сад, потом в 29-ю школу, которую девочка с отличием окончила. После этого прецедента один за другим родились еще несколько детей. Самому младшему из них сегодня 8 лет. Недавно одна из наших воспитанниц вышла замуж за парня из Ардона, и мы отвозили ей приданое», - рассказывает директор Ирина Закаева.

В личных делах, как правило, отсутствует родственная база. Пожилые люди стесняются предательства близких и скрывают данные. О своем существовании родственники дают знать либо после смерти, либо в дни получения стариками пенсий.

«Жила у нас семейная пара, Борис и Анна. Мы ничего не знали об их родственниках. Как-то я застала Анну, читающей письмо сына, заинтересовалась и попросила разрешения прочесть. Оказалось, ее сын работал в Москве на хорошей должности, писал, что скоро заберет их, а пока просил выслать денег для внучки. Я ему позвонила и высказала все, что о нем думаю, - рассказывает Ирина Закаева. - После нашего с ним разговора вскоре умер Борис. Сына не было на похоронах, но он опять написал матери, что скоро ее заберет. Проходит год, два, три и умирает сама Анна. Сын тут же прилетел. Первым делом он собрал все старые вещи матери. Только после этого он мимоходом решил проститься с матерью, но ее тело уже увезли».

Родственники редко навещают стариков из любви к ним. Пожилые люди, имеющие детей и внуков, отдают последние копейки своим родным. Подопечные дома-интерната до последнего стараются защищать своих близких, пытаются хоть как-то их оправдать. «Одна наша бабушка долго рассказывала о своем «замечательном» сыне. Она верила, что он ее любит и обязательно заберет как только решит свои финансовые проблемы. Она говорила, что сама не хочет обременять их с невесткой, быть обузой. А потом вдруг призналась: если бы он меня позвал, то даже босой по снегу побежала бы к нему», - рассказывает Лиана Цибирова.

Судьба привела сюда и классика осетинской литературы, писателя и поэта Юрия Боциева. При наличии родственников его хоронили из дома престарелых. На похоронах Ирина Гурджибекова прочла посвященное ему стихотворение, последними строчками которого были: «Все бы в жизни отдал, чтобы дойти до родного порога и умереть там». Родственники в дальнейшем просили архив с творчеством Юрия Боциева, на что получили от сотрудников интерната ответ «его архив дома, здесь был его дом».

«Для наших подопечных интернат – это дом, и все они хотят быть похоронены отсюда. Последними их словами бывают: «Похороните меня из дома». Это не только их дом, но и наш второй дом. У нас нет разделения на проживающих и сотрудников. Все праздники мы отмечаем за одним столом», - отмечает Цибирова.

Иногда родственники все же забирают тела умерших. Не желая сознаться в том, что сдали родного человек в дом-интернат, они без зазрения совести обманывают собравшихся на похоронах, что тот лежал долгое время в больнице или сам хотел жить отдельно. Никто еще не сознался в том, что отправил своих родителей в дом престарелых.

Алина 15-Алиханова


Подробнее:http://region15.ru/articles/4104/

…В прошлом году в доме-интернате завершился ремонт в одном из корпусов. Теперь для 60 подопечных, из которых 7 колясочников и 7 лежачих, созданы все условия для комфортного проживания. После ремонта и перепланировки все комнаты в интернате оборудованы по европейским стандартам. До 2018 года планируется отремонтировать старый корпус, в котором не было капремонта с 1946 года. Также будет возведен пристроечный корпус. Это даст дополнительные 200 мест для проживания и поможет решить вопрос очередности.

Раньше в подобных учреждениях не был организован досуг, сегодня же этот пункт является обязательным. Психологами и социальными работниками интерната разработан ряд программ: «Антистресс», «Антитабак», «Социальный туризм», «Университет третьего возраста». Последняя направлена на обучение азам компьютерной грамотности. Для социальной реабилитации постояльцев обеспечивают работой на штатных должностях в качестве дворника, санитарки, банщицы. В трудотерапию входит помощь лежачим, уход за цветами в саду. Подопечные интерната занимаются в кружках, где вышивают бисером, поют и танцуют, играют на гармошке и фортепиано. Хор «Заботушка» с концертами выезжает в другие учреждения социальной сферы.

В «Заботе» есть своя мини-поликлиника: два терапевта, невролог, окулист, пульмонолог, психиатр, постоянно дежурят медсестры. Для удобства проживающих и обеспечения их безопасности в комнатах установлены кнопки три кнопки вызова: в прихожей, спальне и санузле. Для православных есть молельная комната. Пятиразовое питание продумано с учетом сезонности и возраста проживающих. Качество жизни регулярно проверяет культурно-бытовая комиссия дома-интерната из числа подопечных.За услуги в доме-интернате проживающие платят 75% от пенсии.

Большинство подопечных «Заботы» - люди старше 75 лет, но есть и молодые люди. Это инвалиды детства, бывшие воспитанники детского дома «Ласка». Директор интерната Ирина Закаева с гордостью говорит, что постояльцы живут полноценной жизнью.

«Они влюбляются, женятся и даже рожают детей. Когда в 1994 году родился первый ребенок, мы прогремели на всю страну. Нигде такого не было. Мама родившейся девочки воспитывалась в детском доме, и не хотелось, чтобы и ребенка отдали туда. Тогда мы взяли на себя ответственность и помогли маме вынянчить ребенка: отдали в ясли, в сад, потом в 29-ю школу, которую девочка с отличием окончила. После этого прецедента один за другим родились еще несколько детей. Самому младшему из них сегодня 8 лет. Недавно одна из наших воспитанниц вышла замуж за парня из Ардона, и мы отвозили ей приданое», - рассказывает директор Ирина Закаева.

В личных делах, как правило, отсутствует родственная база. Пожилые люди стесняются предательства близких и скрывают данные. О своем существовании родственники дают знать либо после смерти, либо в дни получения стариками пенсий.

«Жила у нас семейная пара, Борис и Анна. Мы ничего не знали об их родственниках. Как-то я застала Анну, читающей письмо сына, заинтересовалась и попросила разрешения прочесть. Оказалось, ее сын работал в Москве на хорошей должности, писал, что скоро заберет их, а пока просил выслать денег для внучки. Я ему позвонила и высказала все, что о нем думаю, - рассказывает Ирина Закаева. - После нашего с ним разговора вскоре умер Борис. Сына не было на похоронах, но он опять написал матери, что скоро ее заберет. Проходит год, два, три и умирает сама Анна. Сын тут же прилетел. Первым делом он собрал все старые вещи матери. Только после этого он мимоходом решил проститься с матерью, но ее тело уже увезли».

Родственники редко навещают стариков из любви к ним. Пожилые люди, имеющие детей и внуков, отдают последние копейки своим родным. Подопечные дома-интерната до последнего стараются защищать своих близких, пытаются хоть как-то их оправдать. «Одна наша бабушка долго рассказывала о своем «замечательном» сыне. Она верила, что он ее любит и обязательно заберет как только решит свои финансовые проблемы. Она говорила, что сама не хочет обременять их с невесткой, быть обузой. А потом вдруг призналась: если бы он меня позвал, то даже босой по снегу побежала бы к нему», - рассказывает Лиана Цибирова.

Судьба привела сюда и классика осетинской литературы, писателя и поэта Юрия Боциева. При наличии родственников его хоронили из дома престарелых. На похоронах Ирина Гурджибекова прочла посвященное ему стихотворение, последними строчками которого были: «Все бы в жизни отдал, чтобы дойти до родного порога и умереть там». Родственники в дальнейшем просили архив с творчеством Юрия Боциева, на что получили от сотрудников интерната ответ «его архив дома, здесь был его дом».

«Для наших подопечных интернат – это дом, и все они хотят быть похоронены отсюда. Последними их словами бывают: «Похороните меня из дома». Это не только их дом, но и наш второй дом. У нас нет разделения на проживающих и сотрудников. Все праздники мы отмечаем за одним столом», - отмечает Цибирова.

Иногда родственники все же забирают тела умерших. Не желая сознаться в том, что сдали родного человек в дом-интернат, они без зазрения совести обманывают собравшихся на похоронах, что тот лежал долгое время в больнице или сам хотел жить отдельно. Никто еще не сознался в том, что отправил своих родителей в дом престарелых.

Алина 15-Алиханова


Источник

13.04.2015


 


Компания "Студия Камня" - один из крупнейших поставщиков памятников из гранита на территории России.
Эпитафии

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae