RSS Распечатать

Резонансный законопроект на крайне деликатную тему подготовлен в Госдуме.

Странная ситуация сложилась вокруг самостийных установок псевдомогил, мемориалов и прочей похоронной атрибутики на местах смерти.

Те, кому хоть иногда приходиться ездить по стране, не могли не заметить: в последние годы мода ставить обманки-надгробия, обелиски, возводить на месте трагедий беседочки для поминовения со столиками, вешать там самопальные картины и венки приобрела характер поветрия. Не надо забывать, что все это возводится, пусть и из лучших побуждений, но в местах, предназначенных совершенно для других целей, - вдоль дорог, у домов придорожных деревень, на улицах, перекрестках и мостах. Явление получило такой размах, что ученые-этнографы пишут о нем монографии, защищают диссертации. По-научному подобные памятные знаки называют "кенотафы". Кенотафами могут быть и незатейливые венки из искусственных цветов, и строгие стелы. Простенькие обелиски и помпезные, возведенные по специальным архитектурным проектам, мемориалы из мрамора и гранита. Ставят на месте гибели части машин, искореженных аварией, что однозначно пугает проезжающих мимо. Или же трудноописуемую лепнину, созданную фантазиями безымянных художников из ритуальных контор.

Общая черта таких разных знаков памяти в том, что под ними нет могил. Тела погибших, как и положено, захоронены на кладбищах. Очевидно, что над могилами, следуя традиции, родные ставят крест, памятник или полумесяц. Здесь же близкие погибшего увековечивают просто само место смерти.

Но есть еще одно сходство, объединяющее такие разные знаки памяти - и скромный обелиск, сваренный из листов металла, и пафосный гранитный мемориал. И тот и другой установили, не испросив разрешения ни у дорожных служб, ни у коммунальщиков, ни у тех, кого сподобило жить неподалеку, ни уж тем более у тех, чей путь пролегает мимо места, где когда-то произошла катастрофа.

Мы так привыкли к придорожным венкам, что уже и не помним, когда эта удручающая традиция так уверенно вошла в нашу жизнь. В лихие 90-е, поясняют ученые. Михаил Матлин и Евгений Сафронов из Ульяновска, совершившие три экспедиции по трассам разных типов - федеральным, административным, районным и сельским, на 670 км насчитали 278 памятных знаков погибшим. Не на всех из них сохранились посвящения, кому и когда они были установлены. Таких, безымянных и явно забытых теми, кто их ставил, была треть. Когда же исследователи проанализировали кенотафы, на которых дата читалась, они пришли к любопытному выводу. 1980-ми годами были помечены всего 3% от всех памятных знаков, 1990-ми - 28% кенотафов, 2000-ми - 53,5%, а с 2011 по 2013 год - 15,5%.

Понятно, что такое обилие, с одной стороны, вызвано резким увеличением количества автотранспорта. А, значит, и неизбежным ростом аварийности. Но это не единственная причина. Ученые считают: сам факт увековечивания именно места смерти связан еще и с потерей некогда существовавшей традиции похорон. Кроме того, надо учесть, что духовный вакуум, возникший за годы атеизма, в 90-е начал восполняться не только традиционными религиями страны - православием, исламом, иудаизмом, но и различными теориями языческого толка. Так, например, среди причин, по которым место смерти можно считать особенным, некоторые опрошенные учеными респонденты называли и такую диковинную: "Душа погибшего возвращается на место гибели, поэтому надо сделать так, чтоб ей там было хорошо. Пока на месте смерти не поставят памятник, душа не успокоится". Чувствуется, что Голливуд приложил руку к формированию мировоззрения многих наших современников.

Этнографы Анна Соколова и Анна Юдкина, исколесившие Тульскую и Владимирскую области и обнаружившие там 138 кенотафов, пришли к занятному выводу: "Практика установки памятных знаков на местах автомобильных катастроф стала настолько распространенной, что вышла за пределы тех рамок, в которых знаки на местах внезапной гибели людей существовали в традиционных культурах".

- Возможно, это связано с атеистическим наследием СССР, - объяснила корреспонденту "РГ" Анна Соколова, - когда во многом обычаи традиционного для русской культуры способа духовного переживания скорби, связанные с частной молитвой, с посещением храма, с заупокойными службами, стали менее привычными, и люди потеряли этот навык. А какие-то новые формы духовного переживания скорби не возникают. Мы наблюдаем сейчас именно материализацию скорби. Стремление близкими материально выразить горе по умершим. И такая материализация скорби приводит к интересным трансформациям похоронного и поминального обрядов, поскольку в традиционной культуре - и в нашей, и в глобальной культуре - траур, скорбь не могут быть вечными.

Интересно, что тут исследовательница вплотную подошла к принципиально важному моменту. Проблема смерти - проблема духовного ряда. А духовные проблемы можно решить только в духовной плоскости, а никак не материально.

На свете нет такого количества игрушек, цветов и венков, которые смогли бы утолить горе матери, потерявшей ребенка. Где бы она ни оставляла это все, на кладбище или у псевдомогилы на месте трагической гибели. Духовные проблемы, а проблема столкновения с кошмаром смерти, безусловно, проблема духовная, не решаются возведением самых-самых лучших могильных плит. Она решается только тогда, когда встретившийся со смертным холодом вырывается из материального вверх, в духовные выси. Вон из плоскости сугубо материального. Человечеству это известно давно. Оно давно выработало правила выстраивания внутреннего отношения человека к смерти. И предусмотрело специальные места для этого, места, освященные религией. Но материалистический дух веет над эпохой, старые правила подзабыты. Новые выглядят диковато и часто оскорбительно к памяти умершего. Так, суетимся, выясняем отношения. Ставим таблички, надгробия и памятники. Кто во что горазд.

Установка самостийных знаков, отмечающих место гибели, получила такое широкое распространение, что к процессу немедленно подключилась массовая культура: теме посвящаются не только научные труды, но и песни в стиле шансон. Как рассказывают работники ГИБДД, дошло до того, что в отдельных местах возник обычай, когда друзья погибших на псевдомогильниках включают во всю дурь записи с хитом Александра Черпакова "Вдоль дороги стоят кресты" - тоже, по-видимому, чтобы почтить память. Но ведь память и скорбь об умершем - так было всегда! - требует если и не благоговейной тишины, то хотя бы строгого молчания. А теперь представьте, каково тем, кому "посчастливилось" жить невдалеке от "веселенького" места.

Кстати, оставлять CD-диски под названием "Не скучай, браток" или с песнями в исполнении женской поп-группы "Воровайки", складывать рядом с мемориальным местом самодеятельную живопись, подходящую по сюжетцу, и туда же, в кучу, горящие лампады - тоже новая традиция. После этого не удивляешься тому, что ученые-этнографы проводят связь между нашей новой модой на установку псевдонадгробий и древним Египтом. Там, отправляющихся в долину смерти, тоже снаряжали вещами, которые, по представлению древних египтян, могли пригодиться усопшим.

И дорожники, и работники ЖКХ в городах, и сотрудники ГИБДД тоже люди. Без особой нужды, когда не надо, к примеру, расширять полосы дорог, никто такие самостийные псевдомогильники не сносит. И пылятся вдоль российских трактов выцветшие венки, обелиски с облупившейся краской, заброшенные мемориалы. Ученые Анна Соколова и Анна Юдкина во время одной из экспедиций стали свидетельницами того, как происходило посещение такого кенотафа. Наблюдать этнографам особо было нечего: мероприятие заняло ровно три минуты. Как отмечают ученые, чаще всего места смерти и посещают в день смерти. Хотя есть псевдонадгробия, за которыми ухаживают регулярней, и даже устраивают там периодически поминки и пафосные сходки памяти. "Тема болезненная. Понимаю чувства близких, - объясняет свою позицию депутат от ЛДПР Валерий Селезнев, работающий над проектом о запрете псевдомогильников. - Но ведь в России в дорожно-транспортных происшествиях каждый год гибнут десятки тысяч людей. И многие сочувствующие, в основном это друзья, считают своим долгом отметить место аварии искусственными цветами, похоронными венками, памятниками, импровизированными могилками с оградами. Причем могилы под такими сооружениями нет, это противоречило бы и закону, и нашим традициям. Это могилки-обманки. И все это сооружается вдоль дорог".

Но такие напоминания о смерти заставляют тяжело задумываться, погружаться в свои мысли, а это недопустимо во время езды за рулем - вождение требует максимального внимания и концентрации. И как следствие - все новые причины для аварий.

Что же предлагает парламентарий? Запретить размещение и установку венков, мемориалов, прочей похоронной атрибутики в границах придорожных полос автомобильных дорог.

Идея введения запрета на установку мемориалов вдоль дорог не нова. Положить конец траурной моде предлагали депутаты Законодательного собрания Ленинградской, Тульской, Тверской, Свердловской областей, Еврейской автономной области, Кабардино-Балкарии, Татарстана.

Сергей Канаев, руководитель общественного движения "Федерация автовладельцев России", рассказал, что венки и могильные композиции вдоль дорог, к сожалению, собранности водителей не помогают.

- Похоронная атрибутика, к сожалению, никого не спасает, иначе бы наши трассы не "украшали" вереницы пыльных венков, - считает автомобильный эксперт. - Дорога не должна превращаться в кладбище. Понимаю, что, убирая уже существующие мемориальные знаки, можно ввергнуть близких в отчаяние, но мы убеждены: нужно запретить ставить новые. Давно пора обозначить: это незаконно. А для того чтобы обратить внимание водителей на сложные участки дороги, имеет смысл поставить желтые знаки: "Внимание, опасный участок дороги, здесь погибло столько-то человек. Это не будет вносить излишнюю тревожность, не будет выбивать водителей из колеи, но предупредит - будь внимательным".

А вот какие любопытные данные приводят Анна Соколова и Анна Юдкина. Проезжая мимо подобных "памятников", 46% ничего не делают, 20% думают об умершем и обстоятельствах гибели, испытывая в этот момент эмоциональные переживания, с этим связанные, 17,5% сбрасывают скорость и становятся более внимательными к дороге, 10% просто рассматривают памятник, 6% молятся. Один респондент сообщил, что сигналит.

- Для поминания умерших существуют кладбища. Там особенное настроение. Горе требует уважения к себе, такта и тишины. Оно не совместимо с шумихой и показухой. У наших народов не было принято выпячивать свою скорбь и горе, навязывать их окружающим, - считает Валерий Селезнев. - А потом, нужно учитывать, что в стране переменчивый климат. Потому так ужасно, неопрятно и дико выглядят искусственные цветы и венки, которые крепят к деревьям и фонарным столбам. Они быстро приобретают неопрятный вид, теряя при этом свое назначение быть символом светлой памяти о погибших.

Священник Александр Ильяшенко,настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря:

- Никакого духовного смысла в том, чтобы как-то особенно выделять место гибели человека, нету. Ставить памятники, вешать венки, сооружать "вторые могилы" - ложные, где нет тела человека - вдоль дороги, на месте аварии или гибели людей, неправильно. Для могил существует специально выделенное место - кладбище. Важно, что это освященное место. Освященное молитвами священников и родных. И второй псевдомогилы или мемориала у одного человека быть не может. Никаких духовных оснований для того, чтобы организовывать почитание места смерти на дорогах, нет. Помочь тем, кто уже не с ними, могут только наши молитвы и добрые дела в память о нем. А памятник на дороге ничего не изменит. А если человек умер на детской площадке, мы что ему там мемориал ставить будем? А больницы? Абсолютно асоциальный подход! Когда не думают о живых людях и, по сути, не заботятся об усопшем. По дорогам машины едут, суета. Да никто и не вспомнит, кто там, где погиб. Место смерти не становится священным, это неоязычество. А вот на кладбище памятник уместен. Мы отмечаем, например, место гибели воинов в Бородинском сражении, но здесь мы чтим не само место, где они приняли смерть. Мы почитаем их подвиг, не надо путать. Люди осознанно вышли на поле боя, понимая, что придется пожертвовать жизнью - ради Родины. И мы чтим их подвиг.

Нельзя думать, что такая кладбищенская атрибутика вдоль дорог напоминает нам: Memento mori. Поговорку придумали в Древнем Риме - помни о смерти, помни, что ты человек и смертен. Но верующие продолжили ее: "Помни о смерти, и во веки не согрешишь". Это значит, что там, на том свете, ты ответишь за каждый свой шаг, за каждый свой грех. Поэтому наши усопшие в первую очередь нуждаются в наших молитвах за них, а не в мраморе.

Николай Попов, священник храма Пресвятой Троицы:

- Суета вокруг памятников умершим, как любая суета вокруг смерти, не просто неуместна. Она оскорбительна для памяти усопшего. Она ему не нужна и никак не поможет. Вспомним слова святителя Иоанна Златоуста: "Постараемся, сколько возможно, помогать усопшим, вместо слез, вместо рыданий, вместо пышных гробниц - нашими о них молитвами, милостынями и приношениями". Это наследие атеистической эпохи, когда вместо вековых традиций поминания искусственно насаждался культ смерти - вспомним мавзолеи вождям, мемориалы - советские. Но у наших народов было принято поминать тех, кто отошел в мир иной, молитвой, добрыми делами и снисканием мира. Знаю случай, когда бизнесмен, дочка которого погибла ночью на темной трассе, провел свет на этот участок дороги - вот проявление памяти. Обратите внимание, даже обелиск на Черной речке - месте дуэли Пушкина - поставили уже в советскую эпоху, на столетие гибели. Потому что традиции увековечивать место гибели не было. На пятидесятилетие гибели гения на Черную речку приехали священники, отслужили панихиду. В молитве мы высказываем свою любовь к усопшим.

 

ЭКСПЕРТЫ

Валерий Любомиров, начальник отделения пропаганды Управления ГИБДД УМВД по Курской области, подполковник:

- В каждой области есть своя "дорога смерти". И знаки там устанавливаешь, и фильмы снимаешь, а все равно люди бьются. По-человечески я понимаю родственников погибших. Но и они должны понять: траурная атрибутика мешает дорожникам. А для водителей это лишний фактор тревожности. Надо вести профилактику, чтобы не пили. Дисциплина нужна, а не дополнительное нервирование. Демонстративно превращать дороги в кладбища не дело.

Анатолий Тихомиров, председатель Законодательного собрания Еврейской автономной области:

- Для нас, в Еврейском автономном округе, вопрос этот далеко не праздный. Через всю территорию области проходит участок федеральной трассы Чита - Находка: на нем всегда интенсивное движение, и большая часть серьезных дорожно-транспортных происшествий регистрируется именно здесь. Как следствие, растет число памятников, самовольно установленных или родственниками, или друзьями погибших. Какие только мемориалы не увидишь: от роскошных мраморных до скромных деревянных. Но ведь дорога не кладбище, и способов заставить людей ездить осторожнее без этого достаточно. Может, правильнее строить хорошие дороги и обеспечивать постоянную безопасность движения по ним? А памятники на обочинах, по мнению большинства депутатов нашего Собрания, лишь отвлекают внимание водителей.


Источник

Тематики: Законопроектмемориалпохоронная атрибутиказапрет

19.08.2015


 


Компания "Студия Камня" - один из крупнейших поставщиков памятников из гранита на территории России.

Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae