RSS Распечатать

100 лет назад скончался великий русский экономист, опередивший время

Конец XIX — начало XX века были для России чрезвычайно «урожайным» временем на великих-ученых экономистов. Многие из них (в основном, посмертно) признаны фигурами мирового значения. Это неудивительно: в стремительно модернизировавшейся стране с высоким уровнем развития науки потребность в таких умах, да и способность их производить, была велика.

Конец XIX — начало XX века были для России чрезвычайно «урожайным» временем на великих-ученых экономистов. Многие из них (в основном, посмертно) признаны фигурами мирового значения. Это неудивительно: в стремительно модернизировавшейся стране с высоким уровнем развития науки потребность в таких умах, да и способность их производить, была велика. Одним из первых крупных представителей русской экономической мысли стал академик Иван Янжул, посвятивший бОльшую часть жизни эмпирическим исследованиям статистики, а также экономического устройства передовых стран мира.

Иван Иванович Янжул родился в 1846 году в семье небогатых дворян Киевской губернии. В 18 лет он поступил на юридический факультет Московского университета. Несмотря на выбранное направление, практически с самого начала учебы он посвятил себя экономике. Уже на следующий год после поступления Янжул был вынужден отбыть в Ржев, где давал уроки — нужны были деньги для поддержки семьи, оставшейся без кормильца.

Во Ржеве студент впервые применил статистические методы в своих исследованиях. Он внимательно изучил местные метрические книги и по их итогам написал труд «Статистика браков и рождений», который, по словам самого ученого, профессора даже не удосужились прочесть, поставив, однако, пятерку за труды. Столь прохладный прием, тем не менее, не помешал увлечению Янжула скрупулезным статистическим анализом.

Россия в 60-70-е годы XIX века переживала время масштабных перемен. После отмены крепостного права и существенных изменений в законодательстве старый патриархальный порядок постепенно разрушался. Промышленность развивалась быстро (во многом благодаря созданию сети железных дорог, соединивших основные города страны). Новые предприятия росли как на дрожжах. Со временем приходило понимание, что новой экономикой нельзя управлять по-старому.

Естественно, взгляды как политиков, так и ученых стали привлекать другие страны, прошедшие куда больший путь в формировании рыночной экономики. Самой передовой из них была Великобритания, которую тогда называли мастерской мира. Английская экономическая модель вызвала интерес и у Ивана Янжула. Для подготовки своей диссертации магистра он решил отправиться в Лондон и изучить объект исследования своими глазами, без посредников.

При всем высоком интересе к Англии, изучение этой страны представляло в тогдашней России существенную проблему. Число людей, знающих английский язык, в отличие от немецкого или французского, было сравнительно невелико. Соответственно и переводной литературы, в особенности, экономической, по Британским островам было мало. Янжулу помогло его знание английского, которое он приобрел в детстве самостоятельно.

Сам Иван Иванович рассказывал о том, что заставило его изучить немодный тогда в России английский. Когда он еще учился в рязанской гимназии, в Россию с гастролями приезжал негритянский трагик Айри Олдридж, который, в частности, играл Отелло. Потрясенный его выступлением, юноша и пообещал себе выучить английский. Технология была проста — каждый день Янжул заучивал 50 новых слов. Эта целеустремленность дала ему возможность в скором времени не только читать литературу, но и свободно изъясняться на английском.

В Лондоне Янжул большую часть времени посвятил изучению английской налоговой системы, начиная от XVII века. Перелопатив тысячи документов, ученый пришел к любопытным выводам. В своей магистерской работе «Опыт исследования английских косвенных налогов. Акциз» он пишет, что в Англии всегда устанавливались именно те налоги, которые были выгодны наиболее сильной в экономическом плане страте общества. Так, в XVII-XVIII веках доминировали акцизы, которые играли на руку землевладельческой аристократии. В XIX веке ситуация изменилась кардинально: на первый план вышла финансовая элита, которой была выгодна отмена акцизов, а заодно и таможенных пошлин. В результате вся страна перешла на систему свободной торговли с минимальными фискальными ограничениями.

В 1893 году Янжул поехал еще в одну длительную командировку, на этот раз в США на Всемирную выставку. Тем самым он стал одним из первых русских экономистов, изучивших американский опыт развития экономики (а на тот момент США демонстрировали самые высокие темпы роста в мира) на месте. Ученый исследовал систему американских монополий-трестов, которые стремительно развивались именно в этот период времени. Несмотря на то что впоследствии тресты чрезвычайно жестко критиковались, а американское государство занялось их искусственным разукрупнением, Янжул нашел в их деятельности и положительные эффекты.

Впрочем, ученый не ограничился этим довольно узким историческим наблюдением. Он выдвинул другую, более общую идею, оказавшуюся по-настоящему революционной для своего времени (многим она и сейчас кажется неочевидной). Суть ее в том, что одни и те же методы в управлении экономикой, даже показавшие себя сверхэффективными, не могут являться универсальными для любого государства и исторического периода. «Универсальных рецептов и чудесных панацей нет», — говорит Янжул, предлагая вместо этого как можно более внимательно изучать статистические данные на месте, уже исходя из них принимая решения как в налоговой политике, так и любых других сферах экономики.

Иван Янжул часто и жестко критиковал налоговую систему Российской империи. По его мнению, упор на косвенные налоги, который делался в стране, был недопустим, так как наносил ущерб среднему классу и беднякам. В результате последние были вынуждены платить больше в процентном отношении, чем высшие классы общества. Ученый считал, что в стране следует ввести подоходный налог, причем ставка должна быть прогрессивной. Подобного рода дебаты актуальны и в наши дни: долгое время в России велась дискуссия, стоит ли отменить или хотя бы снизить НДС. Многие экономисты считают этот косвенный налог злом, ибо он бьет как по потребителю, так и по инвестору, препятствуя развитию бизнеса.

В 1893 году Янжул отправился в США вновь. И опять на Всемирную выставку. На этот раз в Чикаго. И снова задержался надолго, занявшись изучением американской системы монополий. Хотя тресты, активно формировавшиеся тогда в Северной Америке, довольно жестко критиковались, ученый нашел плюсы в их деятельности. По его мнению, кооперация помогла уцелеть многим мелким производителям, иначе не выдержавшим бы конкуренции с гигантами, постоянно укрупнявшимися.

Будучи ученым-эмпириком, Иван Янжул, тем не менее, постоянно искал возможности применить свои знания и методы на практике. В 1882 году его утвердили на должности фабричного инспектора, который должен был отслеживать соблюдение рабочего законодательства, только-только возникавшего в империи. На этой должности он проработал пять лет, но вынужден был уйти. В качестве причины увольнения он назвал постоянное лоббистское давление на высшие круги власти со стороны владельцев предприятий. В самом начале деятельности Янжула тысячи фабрикантов пошли под суд за несоблюдение элементарных норм безопасности на заводах, а также сверхжесткой эксплуатации рабочих. Лоббисты, обивавшие пороги министерств, довольно быстро превратили жизнь Янжула и его ведомства в форменный ад.

Уволившись с госслужбы, Иван Иванович тем не менее остался ярым ревнителем прав рабочих, стараясь оградить их от беспредела со стороны некоторых нечистоплотных бизнесменов. Сам же бизнес он постоянно призывал к тому, чтобы не экономить на рабочей силе, обеспечивая людям достойную зарплату и условия работы. За это его постоянно клеймили как правые, так и левые. В 1904 году, накануне первой русской революции, левая общественность устроила ему обструкцию за лекцию «Великаны промышленности», где он наглядно показывал американский опыт прочных социальных связей между работниками и предпринимателями и усилия последних по благотворительности. Радикалы в многочисленных памфлетах называли Янжула прихвостнем капиталистов, тайным врагом рабочих и современным фарисеем за отстаивание своих позиций. Впоследствии он сетовал на то, что такие настроения проникли даже Госдуму, что не сулило принципам «социального мира» ничего хорошего.

Помимо экономических исследований, Янжул также активно занимался развитием педагогики в стране. В 1866 году немецкий профессор Оскар Пешель пришел к выводу, что австро-прусскую войну выиграл «прусский школьный учитель». Янжул повторил его выводы, но уже в отношении всей экономики Германии. По его мнению, немцы смогли опередить англичан в мировой экономике на рубеже веков из-за более высокого качества немецкого образования, в особенности технического.

Иван Янжул умер в 1914 году, через несколько месяцев после начала войны, которой предстояло похоронить Российскую империю. Из-за революции и смены строя его труды, исключительно глубокие и значимые для русской экономики, так и не были востребованы в будущем. Тем не менее вопросы, которые он ставит (и отвечает на них), актуальны и спустя столетие — в некоторых смыслах в России не так много изменилось. Хотя сам ученый считал себя социалистом, его позицию можно определить как борьбу за преобладание чувства меры, как раз того, чего многим современным экономистам и политикам не хватает.


Источник

Тематики: смерть

11.09.2014


 


Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae