RSS Распечатать

Смерть в психоанализе

Начиная работу над этой статьей, я в очередной раз прочитала работы Зигмунда Фрейда по психоанализу, в которых он огромное место уделяет психологии бессознательного. Что же может быть более бессознательным, чем смерть? В работах Фрейда большое внимание уделено именно ей. Итак, каким же образом жизнь и смерть представлены в психоанализе. Попытаемся ответить на этот вопрос.

«Нашему бессознательному, - считает Фрейд, - столь же недоступно представление о собственной смерти, оно столь же жадно до убийства чужака, столь же расколото (амбивалентно) по отношению к любимому человеку, сколь и бессознательное первобытного человека».

Попытаемся расшифровать эту формулировку.

В бессознательном смерть всегда была бы смертью я другого (кто-то, только не я). Предчувствие собственной смертности может быть доступно только в амбивалентном отождествлении с дорогим человеком, чьей смерти мы боимся, но одновременно желаем (кто-то только не я).

В 1920 году в психоанализе появляется новый термин «влечение к смерти». Его автор – Фрейд.

Тема деструктивности и влечения к смерти неоднократно поднималась и обсуждалась в психоаналитической среде. Открытие самого деструктивного влечения принадлежит Сабине Шпильрейн. Сам термин «влечение к смерти» в работе «Деструкция как причина становления» в качестве концепта не фигурирует. Однако уже в дневниках, письмах и других документах он уже употребляется именно как концепт. Так, например, в дневнике С. Шпильрейн есть запись о том, что она пишет работу о «влечении к смерти». Фрейд лишь придал известность этому понятию. К развитию этой концепции влечения к смерти послужили: сама Сабина Шпильрейн, Альфред Адлер, Вильгельм Штекель, Карл Густав Юнг. Однако заслугой Фрейда является то, что он сумел объединить эти разрозненные взгляды в одну связную теорию. Согласно новой теории влечение к смерти (агрессивность) противопоставлялось влечению к жизни, которое включало сексуальные инстинкты и инстинкты самосохранения. «Если мы примем как не допускающий исключения факт, — писал Фрейд, — что все живущее вследствие внутренних причин умирает, возвращается к неорганическому, то мы можем сказать: целью всякой жизни является смерть, и обратно — неживое было раньше, чем живое… Некогда какими-то совершенно неизвестными силами пробуждены были в неодушевленной материи свойства живого… Возникшее тогда в неживой перед тем материи напряжение стремилось уравновеситься: это было первое стремление возвратиться к неживому».

Задолго до Фрейда многие философы задумывались над тем, что именно определяет жизнедеятельность человека и какую роль в ней играют влечения. Фрейд также поставил задачей определиться в отношении того, что он назвал «первичными влечениями». В первых публикациях в качестве «первичных» он рассматривал лишь сексуальные влечения. Далее он приходит к выводу, что «первичные влечения» составляют полярную пару созидательной любви и влечения к деструкции. Эти размышления приводят к созданию концепции о том, что деятельность человека обусловлена переплетением сил «инстинкта жизни» (Эрос) и «инстинкта смерти» (Танатос). Эти полярные силы являются основными бессознательными влечениями, предопределяющими всю жизнедеятельность человека.

Но что произойдет со смертью, если жизнь вытеснит ее. Вывод, к которому приходит Фрейд, как нельзя лучше подчеркивает его гениальность: смерть на самом деле состоит на службе у принципа удовольствия. Этот изящный теоретический шаг возможен исключительно в рамках диалектической логики, подразумевающей слияние взаимных противоположностей, которые создают общее единство. В соответствии с законами психической экономики, принцип удовольствия представляет собой тенденцию либо полностью освободить психику от возбуждения либо, как минимум, уменьшить стимуляцию до терпимого постоянного уровня. Следовательно, окончательным условием удовольствия будет состояние, свободное от напряжения, потому что прекращение напряжения означало бы при этом и выполнение, и завершение задачи. В этой концепции бессознательного что может быть приятнее смерти и небытия? Ведь смерть – это состояние, лишенное напряжения, это абсолютный мир. Тем не менее, бессознательное хотя и стремится к смерти, но сознание способно выбирать свой собственный путь к саморазрушению. Только данное условие определенной свободы психики в выборе пути достижения своего конца включает смерть в динамический процесс жизни, в процесс, который одновременно включает в себя волю к саморазрушению и ограничивает ее. Мы видим здесь две противоположные силы, действующие в рамках единого принципа удовольствия: жизнь и смерть соединены онтологически, но все же отличаются одна от другой. Здесь дуалистическая классификация влечений Фрейда окончательно консолидируется.

Если верить Фрейду, то смерть – это окончательная цель жизни. Любое живое существо стремится к смерти в силу своей наиболее фундаментальной внутренней наклонности, и разнообразие жизни, каким мы наблюдаем его во множестве форм, всегда лишь воспроизводит серию установленных входе эволюции воплощений, случайных отклонений, вызванных той или иной травмой, тем или иным препятствием: организм не желает всего лишь умереть, но желает умереть «по-своему».

В противоположность этой «универсальности» смерти, выдвигается иной принцип – влечение к жизни или Эрос. Эрос объединяет, стремится постоянно создавать более сложные и более богатые единства – вначале на биологическом, затем на психологическом и социальном уровнях.

Так же, как и Танатос, Эрос является внутренней силой, присущей индивиду: атому, клетке, живому индивиду или психике.

К теме смерти в психоанализе в своих исследованиях активно обращался Даниэль Лагаш.


Для справки

Даниэль Лагаш (1903-1972) – французский врач, психоаналитик и психолог. Доктор медицины (1934), профессор (1947). Изучал философию в Высшей педагогической школе в Париже. После окончания школы (1924) увлекся медициной и занялся психиатрией. С

1937 г. преподавал психологию в Страсбургском университете. Во время Второй мировой войны занимался психокриминологией. С 1947 г. работал в Париже профессором Сорбоннского университета, где создал лабораторию социальной психологии и руководил кафедрой. В 1949 г. опубликовал программную книгу «Единство психологии». Стремился осуществить синтез психологического знания, в том числе теоретической и прикладной психологии. Сформулировал три основных принципа клинической психологии: тотальность, динамизм и генетическое исследование. Активно разрабатывал теорию личности. С 50-х гг. занимался психоанализом. Принимал психоанализ в качестве методологии современного человековедения и «ультраклинического метода исследования». Стремился модернизировать психоанализ. Разработал собственную версию психоаналитической психологии. Основал и возглавил «Библиотеку психоанализа и клинической психологии».


В своих исследованиях Лагаш, в частности, заявляет: «Тенденция к переходу от органического к неорганическому обнаруживает самые глубокомысленные и самые убедительные моменты в аргументации Фрейда. В психоаналитической клинике он использует ее на чисто описательном уровне: для обозначения чего-то вроде овеществления субъекта – в другом месте называемого психической инертностью или заторможенностью – в котором косность и дряхлость на долгое время или даже окончательно заменили обновление и созидание».

Теряющаяся в любом бессознательном, как в букете роза, смерть обнаруживает себя там как его наиболее радикальная, но также и наиболее стерильная логика. Но именно жизнь кристаллизует первые объекты, к которым желание устремляется еще до того, как на них останавливается мысль.


12.09.2014


Делясь ссылкой на статьи и новости Полемики в соцсетях, вы помогаете нашему сайту. Спасибо!

Источник: http://polemika.com.ua/article-140548.html

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
 

Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae