В своей глубокой скорби человек всегда стремился остановить время, увековечить па­мять об умершем. Это стремление, порожден­ное страданием и любовью, ищет выход и вы­ражение. Потрясающие музыкальные реквие­мы, поэтические эпитафии, прекрасные живо­писные портреты создавались в трагические дни жизни творцов. Само искусство портрет­ной живописи, для которого характерно ярко выраженное сходство с конкретным челове­ком, восходит к фаюмским портретам Древнего Египта. Эти заупокойные живо­писные портреты писались воском на до­ске (в ранний период, относящийся к пер­вому веку до новой эры, — на холсте), вставлявшейся затем в бинты мумии на месте лица.  " />

RSS Распечатать

Из истории бальзамирования

В своей глубокой скорби человек всегда стремился остановить время, увековечить па­мять об умершем. Это стремление, порожден­ное страданием и любовью, ищет выход и вы­ражение. Потрясающие музыкальные реквие­мы, поэтические эпитафии, прекрасные живо­писные портреты создавались в трагические дни жизни творцов. Само искусство портрет­ной живописи, для которого характерно ярко выраженное сходство с конкретным челове­ком, восходит к фаюмским портретам Древнего Египта. Эти заупокойные живо­писные портреты писались воском на до­ске (в ранний период, относящийся к пер­вому веку до новой эры, — на холсте), вставлявшейся затем в бинты мумии на месте лица. Благодаря малой химической активности воска, его влагоустойчивости эти посмертные портреты в течение дол­гих веков сохраняли свежесть цвета, плотность и фактуру красочного слоя. Впервые их нашли археологи в Египет­ском оазисе Фаюм более ста лет назад — в 1887 году. Несколько таких портретов хранится в Пушкинском музее, наиболее известный из них — "Юноша в венке", от­носящийся ко II веку нашей эры. Искусст­во древних художников и бальзаматоров, вместе работавших над сохранением об­лика современников, сберегло их черты. И спустя два тысячелетия можно уви­деть, каким был человек не вообще, а вполне определенный, конкретный.

Древние египтяне благоговейно относи­лись к телу умершего, они старались со­хранить его, сберечь от разрушения воз­можно дольше, "дабы душа не скиталась по свету", — такое представление соот­ветствовало их религиозным верованиям. В записках историка и этнографа графа Кайло говорится: "Египтянин был бы каз­нен смертью, если бы он мертвому учинил хотя бы малую обиду". Не только у егип­тян, но и у древних персов, ассирийцев, исконных народов Южной Америки в их культах поклонения предкам — знатным соплеменникам память о них была нераз­рывна с бережным, любовным отношением к их внешнему облику. Религиозно-мистическое проявление этих чувств воплотилось в искусст­ве бальзамирования умерших, кажущемся не­постижимым при отсутствии у древних анато­мических знаний. Поражает, как народы древ­него мира, не обладая нужными сведениями в области естественных наук, физики и химии, могли бальзамировать тела покойных таким образом, что они пролежали в каменных гро­бах в течение многих веков и сохранились до наших дней.

Первым бальзаматором, по древнеегипет­скому преданию, был Анубис (он же позже — Осирис) — бог покровитель умерших, царь загробного мира. Его имя упоминается во всей заупокойной египетской литературе, со­гласно которой одной из важнейших функций Анубиса была подготовка тела покойного к бальзамированию и превращение его в му­мию. Анубису приписывается возложение на мумию рук и превращение покойника с помо­щью магии в ах (в "просветленного", "блажен­ного"), оживающего благодаря этому жесту.

Особенности Египетской культуры удиви­тельны для европейцев. Даже древним гре­кам Египет казался страной чудес с ее мрачными святилищами, громадными каменным изваяниями богов, высеченными из скал, сфинксами, колоссами, огромными пирамидами, мавзолеями, гробницами, мумиями.

Первыми из европейцев попытались разгадать тайну египетских мумий французские ученые Шампольон и Рупе — участники Наполеоновской экспедиции. В многотомных трудах этой экспедиции находятся первые сведения о загадочных мумиях, найденных в египетских пирамидах, и о способах их бальзамирования. В конце 1799 года была понята письменность Египта, стоящая более чем из трех тысяч знаков. В руках ученых появился ключ, при помощи которого можно было проникнуть в глубь истории и читать надписи на гробницах и мавзолеях,

Знаменитый русский биолог Д. Выводцев, живший в прошлом столетии отмечает, что египтяне артистически бальзамировали тела умерших и ни один народ мира не мог соперничать с ними в этой области. Русский ученый указывает при этом, что, несмотря на многочисленные исследования, не известны все вещества, которые применялись египтянами для сохранения тел умерших. В своем стремлении противостоять разрушительным силам природы они обращались к природным же средствам, выискивая все новые возможности, совершенствуя в тече­ние долгих веков искусство сохране­ния нетленными своих дорогих покой­ников, бессознательно прокладывая путь современной анатомической тех­нике и способствуя ее развитию.

Процесс бальзамирования у древ­них египтян был очень длителен и сложен. Почти все исследователи описывают этот процесс по двум древним источникам: по Геродоту и Диодору Сицилийскому. Не всегда их данные сходятся как в самой технике, так и относительно применявшихся веществ и времени их воздействия (так, по Ге­родоту, погружение тела умершего в натрон — сложный раствор, содержащий азотнокис­лый калий, хлористый и сернистый натр, угле­кислый калий и известь, — занимало 70 дней, а по Диодору — всего 30). По одному источни­ку цена бальзамирования по первой катего­рии, к которому прибегали самые знатные и богатые называется более чем на треть дороже, чем по другому. В исследовании доцента Киргизского университета Б.Ярославцева сообщается, что способ бальзамирования по первой категории стоил в Древнем Египте дорого, что существовало четыре категории бальзамирования; вторая стоила уже вдвое дешевле, а четвертая была доступна даже для беднейших египтян.

Сговорившись о цене, родственники вместе с друзьями, знакомыми и плакальщицами вносили умершего во двор храма. Все этапы бальзамирования сопровождались ритуальными действами, плачами, церемониями. Бальзамирование первой категории происходило со вскрытием полостей, которые промывались пальмовым вином и квасией, наполнялись воском, писифальтом, асфальтом с берегов и со дна Мертвого моря. После погружения в натрон, просушивания, тело натирали магическими маслами, щедро посыпали порошком благовоний и помещали в раствор меда и смол на 20 дней. Затем надевали рубаху, которая зашнуровывалась сзади, и 15-20 раз бинтовали шелком, пропитанным смолами (для этого требовалось до 1000 локтей шелка, т.е. около 500 метров). Руки бинтовались отдельно, а ноги вместе. Лицо покрывалось целым, куском шелка и разрисовывалось. Очень богатым покойникам на лицо накладывалась золотая или серебряная маска-портрет. Для позднейшего периода был характерен порт­рет на досках на месте лица — так назы­ваемый "фаюмский" портрет.

Забинтованное тело лакировали при бальза­мировании как по первой, так и по второй кате­гории (вторая осуществлялась без вскрытия по­лостей). Для обертывания тел бедняков вместо шелка использовался холст, их мумии зарывали в пустыне без гроба (саркофага). Богатых егип­тян хоронили в мавзолеях или в специальной за­ранее приготовленной каменной могиле в дубо­вых или каменных саркофагах. Часто саркофаги вкладывались один в другой, иногда их было до восьми. Причем для самых знатных египтян, для фараонов их делали из чистого золота, украша­ли драгоценными каменьями. Например, сарко­фаг фараона Тутанхамона был золотым и весил 4,5 центнера. Саркофаги образовывали непро­ницаемый футляр, но это было, скорее, данью роскоши, а не необходимостью герметизации для сохранения останков. Природные условия Египта, с его сухими почвами, хорошо вентили­рующимися, содержащими минеральные и из­вестковые отложения, способствуют мумифика­ции. Искусство бальзамирования возникло и развивалось там по "подсказке" самой природы. В египетских пустынях, песчаниках, обвеваемых сухим ветром, часто наблюдалось образование мумий естественным путем. Так, обнаруживали высохшие нетленные останки людей из караванов, заблудившихся в пустыне и погибших без пищи и воды. Аскетическая жизнь египетских бедняков позволяла после их смерти бальзаматорам меньше усилий тратить для обеспечения сохранности их останков. Это на­блюдение подтверждает и такой факт, что пос­ле битвы римлян с персами через много лет на поле боя находили мумии персов, тогда как тела убитых римлян, более невоздержанных в еде, тучных, не сохранились.

Исследователи отмечали также, что в Егип­те не бальзамировали тела умерших детей, считая их безгрешными. Лишь однажды, как описывает граф Кайло, была найдена мумия маленького мемфисского принца.

Эти представления египетских жре­цов, врачей, бальзаматоров о взаимообусловленности греха и тлена близки рус­скому православному сознанию с его по­клонением святым мощам — нетленным останкам, богомольем с припадением ради исцеления к раке преподобных Сергия Ра­донежского, Дионисия Глушицкого, других особенно чтимых в народе святых, тра­дицией долгого прощании с почившими отцами церкви. Известно, что в течение восьми суток стоял гроб с телом преподобно­го Серафима Саровского в Успенском соборе Дивеевского монастыря. В ночь с 12 на 13 ав­густа 1783 года отошел епископ Воронежский Тихон Задонский, а отпевание и погребение свершилось 20 августа.

Древние римляне оставляли для оплакива­ния тела умерших на 8—9 дней, натирая их благовонными маслами и душистыми бальза­мами. У римлян был способ бальзамирования, который археологи и биологи находят доста­точно совершенным, но его секреты не дошли до наших дней.

Для древних греков бальзамирование по­койных не было характерным, однако и они прибегали к нему в исключительных случаях для очень знатных людей.

Но далеко не все народы стремились сохра­нить тела умерших, полагая это залогом их бу­дущего воскресения. Например, народы араб­ского Востока, Средней Азии, Индии, Кореи, Китая, Монголии, Калмыкии и др. (исповедую­щие ислам, буддизм, индуизм) совсем по-дру­гому понимали смерть и загробный путь чело­века. Коран и Шариат не одобряли бальзами­рования, считая этот обряд языческим. Нет бальзамирования и в иудейской культуре.

Понятно, что по своим религиозным воз­зрениям такие народы не могли создать сво­его направления в искусстве бальзамирова­ния. Но и эти древние народы тем не менее в некоторых случаях прибегали к нему, о чем свидетельствуют как книги, так и археологи­ческие раскопки. В главе 50-й книги Бытия: после кончины Иакова, нареченного Израи­лем, "Иосиф пал на лице отца своего, и пла­кал над ним и целовал его. И повелел Иосиф слугам своим — врачам бальзамировать от­ца его; и врачи набальзамировали Израиля. И исполнилось ему сорок дней; ибо столько дней употребляется на бальзамирование". (Здесь мы встречаемся с третьей, после Ге­родота и Диодора, библейской версией отно­сительно сроков бальзамирования). Перед смертью Иаков заповедал похоронить его с отцами своими в земле Ханаанской. Далее в этой главе подробно описываются похороны, 70-дневное оплакивание в Египте, долгий путь на родину, прощание — как нечто удиви­тельное, особенное, необычное, несвойст­венное данной культуре. Здесь обнаружива­ется сильнейшее влияние культуры египет­ской, которую Иосиф воспринял с юности, бу­дучи в семнадцать лет проданным братьями измаильским купцам, везущим верблюжьим караваном в Египет бальзам и ладан. В са­мом конце 50-й главы сообщается, что Ио­сиф тоже, как отец его, просил перед смер­тью: "Вынесите кости мои отсюда". И далее: "И умер Иосиф ста десяти лет. И набальзами­ровали его, и положили в ковчег в Египте" для отправки на родину.

У арабов в их письменных источниках, есте­ственно, нет упоминаний о бальзамировании покойных. Не содержится их в медицинских трактатах великого Авиценны, хотя философ­ское обоснование его "Канона врачебной науки" базируется на идеях Аристотеля и отчасти не­оплатоников. Однако ислам в те времена имел уже трехвековую историю и определяющее влияние в Иране и Средней Азии. Отсутствие сведений о бальзамировании в письменных ис­точниках мусульманских народов не означает, что на практике оно не осуществлялось. Так, в усыпальнице династии Тимуридов в самарканд­ском мавзолее Гур-Эмир при вскрытии в 1941 году гроба основателя династии Тамерлана, как свиде­тельствует известный антрополог, археолог и скульптор М.М.Гераси­мов, ощущался силь­ный запах камфары, ладана, канифоли, аро­матических смол, кото­рый присутствовал за­тем длительное время, что несомненно озна­чает — проводилось бальзамирование.

Могила сына Тиму­ра Шахруха находи­лась в таком месте мавзолея, которое дважды оказывалось водой. Несмотря на то, что затопление крайне неблагоприятно для сохранения останков, на них были обнаружены даже мышечные ткани.Известно к тому же, что Шахрух умер в1447 году в Герате. Долгий караванный путь из Герата в Самарканд к усыпальнице Тимуридов тело покойного не выдержало бы без бальзамирования.

Таким образом, в XIV—XV веках в Средней Азии бальзамирование тел умерших правитлей, хоть и далеко не всегда, но все-таки проводилось. В ту пору и ранее, весь период Средневековья редко осуществлялись попытки сохранения останков даже великих людей и в Европе, в частности, известно проводилось бальзамирование тел некоторых французских королей. Бальзаматоры называют этот период алхимическим, считая его вторым вслед за религиозно-мистическим. Причем, если к первому они и по сей день относятся с большим вниманием и ува­жением изучая его возможности, осваивая в современной практике все полезное, что удается перенять, то второй наименее интере­сен для науки и практического применения, так как средневековые алхимики искали но­вые способы бальзамирования без всякого логического и научного смысла, хотя и не ща­дили для этого ни сил, ни времени, ни средств.

С наступлением XVIII века искусство бальзамирования прочно становится на научную основу, опираясь ни достижения химии физики, биологии. В Европе в то время работали в этом направлении известные уче­ные Понтер, Палентано, Шассе, Гональ, Трончини Лясковский. Опыт первых русских ана­томов Щепина, Протасова, Мухина и других не сохранен, так как не осталось их записей.

В России точные описания по бальзамиро­ванию появились в XIX веке, это, в частности, руководство по хирургии бальзамирования академика И.Буша, написанное в 1831 году, труды основоположника топографической анатомии-профессора И.В.Буяльского. Ин­тересные, вносящие новый вклад в развитие науки монографии удавалось не всегда опуб­ликовать сразу, при жизни авторов. Так, од­новременно с И.В.Буяльским, В.Грубером, Спасским работал над созданием собствен­ных препаратов и приемов их введения про­фессор Харьковского университета А.Вене­диктов. Он применял скипидар, мед и воск, использовал в своей практике метод обмотки бинтами, смоченными в растворе воска, как у египтян. А трактат его удалось напечатать лишь в самом конце века профессору М.По­пову, который сам известен как один из ис­куснейших бальзаматоров своего времени, добившийся очень стойких длительных ре­зультатов. Многие медики, его современники, восхищались обликом прекрасной молодой девушки, наблюдаемой ими в витрине ка­федры анатомии: в волнах розового газа она походила на спящую красавицу.

Профессор М.Попов вместе с известным биологом Д.Зерновым бальзамировал тело покойного русского государя Александра III в 1894 году. Долгое время он применял раствор хлористого цинка в спирте и карболовую кис­лоту. Он по достоин­ству оценил новое бальзамирующее средство — формалин, открытый Блюмом в 1893 году.

Русские анатомы нередко работали вместе с европейскими. Так, А.Виноградов подробно описал бальзамирование умершего 27 мая 1840 года гениального скрипача Никколо Па­ганини (погребение его в земле римская като­лическая церковь позволила произвести лишь в 1896 году, то есть спустя 56 лет после смерти). Это показывает, что более чем за полвека до открытия формалина, определив­шего на долгие годы, вплоть до наших дней, новый этап в развитии анатомической кон­сервации, европейская медицина и, в частно­сти, русская школа имели весьма впечатляю­щие успехи.

В 1935 году в Москве была создана Лаборатория под руководством академика Б.И.Збарского, которая за полвека своего су­ществования забальзамировала тела многих исторических деятелей современности. Так, в 1945 году проводилась работа по сохранению тел Г.Димитрова в Болгарии и К.Готвальда в ЧССР. В Монголии — тела Чойболсана. В на­стоящее время их сохранение прекращено по причинам, не связанным с научными и практи­ческими возможностями, так же, как был пре­кращен уход за телом И.В.Сталина, забальза­мированным и помещенным в Мавзолей на Красной площади в марте 1953 года.

Большим успехом Лаборатории является сохранение тела первого президента ДРВ Хо Ши Мина в условиях тропического климата в саркофаге Мавзолея в Ханое. Более десяти лет в специальном временном саркофаге хра­нилось тело президента Анголы, председате­ля МПЛА партии труда А. Нето, умершего в Москве в 1979 году.

В 1994 году в Лабораторию обратились представители Сибирского отделения Акаде­мии наук с просьбой помочь в консервации останков мумий из Алтайского захоронения. К содействию московских бальзаматоров прибегают специалисты самых разных отраслей науки, культуры, а также судебно-медицинской практики, велик их авто­ритет, признанный во всем мире.


Тематики: бальзамированиеистория бальзамированиябальзамирующие растворыдревний египетбальзаматорскаясмертьпосмертный макияжприбор для бальзамированияформалинформальдегидинфекцииинфекционная опасностьбальзаматорАнубисфараон

01.03.2011


Делясь ссылкой на статьи и новости Полемики в соцсетях, вы помогаете нашему сайту. Спасибо!

Источник: http://polemika.com.ua/article-140548.html

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
 

Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

Уход за памятниками и захоронениями в Беларуси

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae