Сфера ритуальных услуг действительно криминализирована, признал заместитель руководителя Департамента потребительского рынка и услуг города Москвы Алексей СУЛОЕВ. И касается это в первую очередь продажи информации о смерти.

" />

RSS Распечатать

Смерть по расписанию

 
<p st='' yle='margin-bottom: 0.0001pt; text-align: justify; line-height: normal;' class='MsoNormal'><font size='2' face='Tahoma'><span st='' yle='font-size: 12pt; font-family: "Tahoma","sans-serif";'>Сфера ритуальных услуг действительно криминализирована, признал заместитель руководителя Департамента потребительского рынка и услуг города Москвы Алексей СУЛОЕВ. И касается это в первую очередь продажи информации о смерти.</span></font></p>

   Сфера ритуальных услуг действительно криминализирована, признал заместитель руководителя Департамента потребительского рынка и услуг города Москвы Алексей СУЛОЕВ. И касается это в первую очередь продажи информации о смерти.

    Начинается все с момента, когда человек только умер. Когда это происходит дома, информация о его смерти продается в ста процентах случаев. Существует не менее десяти категорий людей, имеющих доступ к такой информации: участковый, врач поликлиники и скорой помощи, трупоперевозка, операторы служб 02 и 03 и др. Они продают похоронным агентам и сотрудникам всевозможных частных ритуальных служб адрес умершего, номер его домашнего телефона, номера телефонов его родственников, все их контакты, нарушая федеральный закон, защищающий персональные данные. Всего за один звонок «продавец» получает не менее 10 тысяч рублей. В европейских странах закон предусматривает уголовное наказание за подобное. В нашем законодательстве зияет в этом вопросе «дыра», которую и использует откровенный криминал.

    Закон «О погребении и похоронном деле», продолжает г-н Сулоев, был принят в январе 1996 года и на сегодняшний день устарел. Сферу похоронных услуг необходимо кардинально реформировать. В этом году Федеральная антимонопольная служба (ФАС) подготовила отчет, где анализируется рынок ритуальных услуг и содержатся предложения по его реформированию. Предложения вызвали возражения у специалистов и участников рынка. Например, в Москве благодаря ГУПу «Ритуал», по словам г-на Сулоева, сохраняется порядок и сдерживается рост цен в сфере собственно кладбищенской. ФАС предлагает пустить всех желающих еще, так сказать, и на кладбища. Обсуждается предложение заменить государственные учреждения (ГУПы) на бюджетные учреждения. Подсчитано, однако, что для Москвы реорганизация крупнейшего в России ГУП «Ритуал» в бюджетное учреждение – это сотни миллионов рублей.

    Опыт показал, что многочисленные похоронные конторы, скупающие информацию о смерти и рвущиеся в похоронный бизнес, строят свою деятельность исключительно на корысти и рвачестве. Тут главное первым купить заказ и отбить деньги, потраченные на его покупку. О профессионализме и качестве речь уже не идет. Например, когда президиум Высшего арбитражного суда по предложению ФАС изменил похоронную систему в Красноярске, вместо четырех компаний там возникло несколько десятков фирм и частных похоронных контор. У большинства не оказалось ни материальной базы, ни навыков в организации похоронного дела, ни знания этики поведения в этой сфере. Результат «эксперимента» оказался катастрофическим: цены на ритуальные услуги в Красноярске взлетели, а качество резко снизилось. Кстати, через неделю Президиум Высшего арбитражного суда по другому субъекту федерации в аналогичной ситуации принял совершенно противоположное решение, не поддержав позицию ФАС.

    Предоставление места с копкой могилы на кладбище в Домодедовском районе Московской области стоит 50 тысяч рублей. А эта же услуга на московском кладбище, где работает «Ритуал», – 4400 рублей. Сейчас в Москве кремация стоит 2050 рублей, а в Екатеринбурге, Новосибирске и других городах – 10-15 тысяч рублей. Мы держим эту цену специально, говорит г-н Сулоев, покрывая расходы за счет других доходов. Если пустить эти услуги на свободный рынок, цена в любом случае увеличится, так как рыночная стоимость этих услуг в других субъектах федерации уже выше в разы.

    Практически нигде в мире кладбища не принадлежат коммерческим структурам. Ведь кладбище с точки зрения прибыли интересно лишь пока оно новое и на нем есть места. А потом места кончаются, и остаются лишь огромные расходы: по уборке, содержанию, ведению информационной базы. Такое может осилить лишь государство.

    Не может быть частного кладбища еще и потому, что кладбище – это не только собственно могилы, но и архивы, документы, дела о наследстве, свидетельства о смерти. Уже есть горький опыт работы подобных контор. Это, например, ОАО Ритуальная православная служба (РПС), в число акционеров которой входило до последнего времени и правительство Москвы. Ее учредителем была Московская Патриархия, но пять лет назад, когда в моде были рейдерские захваты, некая авантюристка решила украсть акции Патриархии и других соучредителей. После этого нарушения пошли косяком: развернулась скупка информации о смертях, пошел обман заказчиков, даже морг злоумышленники фактически монополизировали, перестав пускать туда другие организации с уже оформленными документами на захоронения, отказывались отдавать тела умерших в положенные сроки, если заказ был оформлен в конкурирующей фирме. Обманывали пенсионеров, которым были положены бесплатные похороны. При этом, прокручивая через свои счета миллионы долларов, имея ежегодный оборот 152 миллиона рублей (это данные за 2008 год), фирма фактически не платила дивиденды городу, своему крупнейшему акционеру. Нельзя оставлять такую деликатную и социально значимую сферу деятельности без контроля государства и муниципальных образований, руководствуясь только принципами коммерции.

    Россия – едва ли не единственная страна в мире, отмечает г-н Сулоев, где земля на кладбище отдается в вечное пользование. В той же Европе участок сдается в аренду: на 15, 20, 25 лет. Благодаря этому в кладбищенском хозяйстве существует оборот земли, чего нет в нашей стране. Криминальные структуры прежде нередко подторговывали заброшенными могилами. Не без труда удалось ввести систему опеки над такими захоронениями. Эта система существует в Европе уже почти сто лет: «бесхозная» могила отдается в опеку, «опекуны» ее обихаживают, сохраняя, например, на оборотной стороне данные о прежнем захоронении, и т.д.

    Подобную практику ввели в Москве, а также внедрили систему инвентаризации кладбищ при помощи системы GPS. Теперь все могилы зафиксированы с точностью плюс-минус один сантиметр, все в электронном виде внесено в программу, все сфотографировано. И все это введено в четыре электронные базы данных. Это система, разработанная по заказу правительства Москвы, теперь также действует в Италии, Испании, у нас она внедрена в десяти субъектах Федерации.

    Нет ни одной страны, где бы сфера ритуальных услуг была отпущена на волю волн свободного рынка, заключил г-н Сулоев. Надо адаптировать мировую практику к российской действительности. Например, в Испании и Италии вообще запрещено оформлять ритуальные услуги дома. Клиенту необходимо прийти в магазин, увидеть и выбрать товар. А у нас: прибежал агент, показал фотографии. А потом выясняется, что гроб выписали дубовый, но он оказался фанерным. В Испании вообще четыре пятых похорон оформляется при жизни. Чтобы, как говорится, помереть можно было спокойно.

ГУП Ритуал


Тематики: СулоевГУП Ритуалсмертностькладбищапохоронная отрасль

01.12.2010 Кошляков Алексей


 


ООО "Кировский похоронный дом" ищет инвесторов для строительства крематория

Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae