История Дарьи Макаровой, мамы Максима Максимова, 8-месячного младенца который умер 12 ноября в реанимации детской клинической больницы №3. Дарья выражает благодарность врачам, пытавшимся спасти ее сына в нечеловеческих условиях, и обвиняет систему и чиновников в смерти ребенка.
" />

RSS Распечатать

История смерти 8-месячного младенца из новосибирского Акедемгородка

<font size='2'><font face='Tahoma'><span st='' yle='font-family: Tahoma;'>История Дарьи Макаровой, мамы Максима Максимова, 8-месячного младенца который умер 12 ноября в реанимации детской клинической больницы №3. Дарья выражает благодарность врачам, пытавшимся спасти ее сына в нечеловеческих условиях, и обвиняет систему и чиновников в смерти ребенка.</span> 
    <br />
   </font></font>

Памяти Максюши….

- Да?!

- Я мама Максима Максимова, как он?

- Без изменений…

 Часть 1. Скорая

    Утро 10 ноября, около 10 утра я проснулась рядом со своим сыном, он славно посапывал своим маленьким носиком, одна ручка была под розовой пухлой щечкой. Он весь излучал спокойствие и умиротворение, такая прекрасная и светлая картина.

Полюбовавшись на свое чудо, я решила сварить кофе, умыться…думала – Вот какой славный сынок, решил маме подарить спокойное утро. Минут через 10 я снова подошла к нему, потормошила, чтобы разбудить….и обмерла – все маленькое тельце было словно ватное – тряпичная кукла, безжизненное вялое тело. Несколько секунд ступора, потом попытка вспомнить, как вызвать скорую помощь с сотового телефона (оказалось – 033), потом мелькнула мысль – кома. Немного взяв себя в руки, лихорадочно соображаю, что он розовый, ровно дышит, значит, есть шанс. Кидаю все вещи в мешок, и уже стоят врачи на пороге.

    Беглый осмотр, решение – везем срочно в ближайшую больницу. Дрожащими руками пытаюсь втиснуть ватные ручки в комбинезон, хватаю его и бежим лифт. Врач скорой помощи говорит, что надо везти в Мочище – это 60 километров, на другой конец города, по единственной, забитой пробками дороге. По примерным подсчетам – около 2-3 часов езды. Фельдшер скорой говорит, что можем не успеть – надо искать вариант ближе, но по законам нашей страны они не имеют права привозить в ближайшую клинику – только в ту, к которой мы относимся (в Мочище). 

    Я в шоке, пытаюсь собраться и звоню всем врачам у кого мы были за ту коротенькую маленькую жизнь (8 месяцев). Везде отказ. Сначала звоню невропатологу из Областной (фамилии врачей я писать не буду) у которой мы лежали с подозрением на эпилепсию в мае 2010 года, она ничего не может для нас сделать – не имеет права нас принять, у нас городская прописка. Не имеет права и предлагает переговорить с главным невропатологом, телефон ее она не дает – звоню по телефону отделения. Опять отказ – примем только если разрешит начмед (кто это?). Номер начмеда никто не знает, как с ним связаться – тоже. Звоню главврачу областного роддома (он принимал Максимку), прошу, умоляю, он соглашается помочь. Перезванивает через 2 минуты – нет, начмед отказался и цитирует: «Везите ребенка в Мочище, пусть там в приемном покое оформляют перевод и тогда уже к нам». Я кричу, что он в коме, что мы в одну сторону его не довезем, не то чтобы туда и обратно…."увы, мне больно, но я не могу вам помочь..."

    Выезжаем из Академгородка, стоим на повороте к клинике Мешалкина. Врач скорой вызывает по рации:

- Примите срочно малыша, мальчик 8 месяцев, кома.

Поворачивается – отказ. Я набираю всем знакомым врачам этой клиники – кто-то забыл сотовый дома, кто-то в отпуске, кто-то не берет трубку. Едем дальше…

Пробки…светофоры…

11:45

- Дышит?

- Дышит…я слушаю его (врач с фонендоскопом, держит руку на пульсе)

11:55…Не дышит! Остановка. Интубируем!

продолжение в живом журнале Дарьи Макаровой


Тематики: Максимов МаксимМакарова Дарьясмертьмладенец

0 Комментировать 23.11.2010 funadm


 


Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

Уход за памятниками и захоронениями в Беларуси

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae