RSS Распечатать

Сергей Якушин: «Крематорий — спасение для малоимущих»

Сегодня в Барнаульском крематории побывал Сергей Якушин, танатопрактик и директор Новосибирского крематория. В ходе встречи с журналистами он рассказал о новосибирском опыте продвижения похоронных услуг, как кремация меняет культуру погребения и почему отказ от традиционного захоронения спасет малоимущих.

Аналогичные заведения в настоящий момент действуют в 23 городах России. По словам Якушина, одно из главных преимуществ кремации в условиях кризиса и сокращения реальных доходов населения — экономичность.

«Для любых игроков на рынке открытие крематория — благо. Кремация всегда стоит ниже, особенно если учесть мздоимство на кладбищах, где участки продают незаконно. Со всеми накрутками земельные захоронения обходятся дороже в несколько раз. Поэтому крематорий — спасение для малоимущих людей, чьи доходы находятся ниже среднего уровня», — отметил Якушин.

Цена кремации в Барнауле на сегодня — 6 680 рублей без учета стоимости всех похоронных принадлежностей и сервиса (эта сумма зависит исключительно от возможностей клиента). Так, для сжигания подойдет самый дешевый гроб из деревянных досок за 1-1,5 тысячи рублей. Главное, чтобы дерево было натуральным. В Новосибирске, к примеру, в режиме «эконом» кремация и полный пакет услуг обходится родственникам не дороже 20 тысяч рублей.

Экономичность и дефицит территории в перспективе продолжит стимулировать население к принятию альтернативного способа погребения, уверен новосибирский гость.

«Во всех населенных пунктах, где есть крематории первые 5-10 лет удельный вес кремации по отношению к традиционным обрядам захоронения составляет 30%. Далее — минимум 50%. В Москве доля превышает 55%, в Санкт-Петербурге — 65%, в Новокузнецке порой доходит до 80%. Там ситуация другая: владелец крематория — муниципалитет, и он легко может направлять потоки. Например, поднять стоимость копки могилы и таким образом сделать кремацию более дешевой. Кладбища разрослись там так же, как и в Барнауле, мест для захоронений нет. Чтобы спасать ситуацию, нужно поднимать удельный вес кремаций», — подчеркнул Якушин.

Еще одна ценность альтернативного способа захоронения, по заверениям эксперта, — экологичность.

«Любое мертвое тело опасно. Трупный газ и трупный яд, истекающая из тела жидкость (до 9 литров) опасны для живого человека. У нас же до сих пор продолжают хоронить тело из дома. Родственники дотрагиваются, целуют покойного. Между тем, от мертвого тела живому человеку передается 43 заболевания. В крематории предусмотрено все, чтобы не допустить проникновение инфекции, тело и гроб тотально дезинфицируют. Когда я начинал строить крематории, официальная статистика признавала, что от одного крематория выбросы в атмосферу ниже, чем от одного автомобиля. В прошлом году аналитики провели исследование и выяснили: одна шашлычница в центре города оказывает на экологию большее влияние, чем кремационная печь», — заявил директор Новосибирского крематория.

Напомним, Барнаульский крематорий официально открылся в январе этого года, но работать начал лишь в мае — после устранения законодательных препон. За это время было проведено 24 кремации, а имеющиеся мощности позволяют проводить до 100 таких процедур в месяц. Сам процесс кремации длится около 1,5 часов, температура сжигания достигает 1200 градусов.

Подробнее о том, что рассказал директор новосибирского крематория об альтернативном способе захоронения, практике продвижения услуг на новосибирском рынке и окупаемости бизнеса, читайте в новом номере «МК» от 24 июня.


Источник

18.06.2015


 


Яр

Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae