RSS Распечатать

Оперативная карта

Стратегические карты, исполненные в штабах армий и фронтов, не говоря уже о Генеральном штабе и Ставке Верховного Главнокомандующего, давно вошли в энциклопедии, справочники, юбилейные альбомы и мемуары крупных военачальников. Некогда имевшие высокие грифы секретности, они уже давно в открытом доступе.
Стратегические карты, исполненные в штабах армий и фронтов, не говоря уже о Генеральном штабе и Ставке Верховного Главнокомандующего, давно вошли в энциклопедии, справочники, юбилейные альбомы и мемуары крупных военачальников. Некогда имевшие высокие грифы секретности, они уже давно в открытом доступе.

А вот карты и боевые схемы низовых подразделений и частей - от роты, батальона, полка до бригады и дивизии включительно - получить для изучения не так-то просто. С запретом нередко сталкиваются даже серьезные исследователи и поисковики со стажем. Чем крупнее масштаб карты, тем больше ограничений на ее свободное использование.

Почему, спросите вы?

До недавних пор самым распространенным ответом был такой: на картах этого масштаба обозначены боевые позиции, в том числе ДОТы, блиндажи, наблюдательные и командные пункты, а также минные поля, другие инженерные заграждения и места складирования боеприпасов. Эти сведения, объясняли нам 30, 20 и 10 лет назад, опасно раскрывать. Такая, понимаете, трогательная забота о том, чтобы никто не подорвался…

А тем временем настырные пацаны из местных без всяких карт шли в окрестные леса, поля, долины, сопки и натыкались не только на нашу или немецкую "колючку". Несчастные случаи в тех местах, где пролегала линия фронта, происходили не только в первые годы после войны. В деревне Акатово, что у границы Смоленской и Московской областей, всей округой хоронили семиклассника Сережу Домнина в начале 70-х. Вместе с друзьями, такими же 14-летними следопытами, он нашел в обвалившемся окопе бутылку с горючей смесью и решил себе на беду, что это подходящее средство разжечь костер под холодным майским дождем. С химическими ожогами, которые получил мальчишка, врачи в районной больнице не знали, как совладать…

Подростки из тех, что поопытнее, да и взрослые мужики с баграми и проволочными щупами и до этого случая, и после прочесывали болота в тех местах на нейтральной полосе, где зимой 42-го и 43-го захлебывались под кинжальным огнем немецких пулеметов атаки наших стрелковых рот. Для охотников за военным "железом" походы сюда были особенно результативны: из-под болотной жижи и мха с его антисептическими свойствами извлекали на поверхность не только сапоги и солдатские ботинки с неразложившимися еще ступнями, но и вполне рабочие трехлинейки, подсумки с патронами к ним в промасленной бумаге, гранаты с запалами и без, противогазы, фляги, саперные лопаты, реже - автоматы ППШ, самозарядные СВТ или какой-нибудь пистолет...

Нам, как теперь становится понятно, и семидесяти лет не хватило, чтобы все эти места обезопасить. Проржавевшие мины - немецкие и наши - и сейчас еще встречаются по обочинам лесных дорог и на опушках. А вот следы боевых и санитарных захоронений на местности практически утрачены. В том числе в результате массового переноса таких разрозненных - одиночных и групповых - могил с целью их укрупнения, а также очистки лугов и пашен для проведения сельхозработ, прокладки дорог, линий электропередачи и нового строительства. Без должного в таких случаях документального оформления. Теперь, когда уходят из жизни последние очевидцы войны - деревенские старожилы, лишь военные карты остаются ориентиром в поиске погибших и пропавших без вести бойцов Красной Армии. И, если хотите, последней надеждой на то, что забытые останки обретут когда-нибудь достойное упокоение.

На родине Юрия Гагарина, в самом восточном районе Смоленской области, который объединяет два бывших района, Гжатский и Кармановский, теперь пытаются найти по таким картам, где погиб поэт Николай Майоров. Помните его пронзительное: "Мы были высоки, русоволосы, / Вы в книгах прочитаете как миф / О людях, что ушли не долюбив, /Не докурив последней папиросы…"

Где-то на штабной карте, возможно, и сейчас еще помечено особым значком место неравного боя в лесу у деревни Клячино, где мартовским днем 42-го пали смертью храбрых старший сержант Петр Лихачев и 18 бойцов его разведвзвода из 32-го полка 19-й стрелковой дивизии.

Уроженец Татарстана Петр Тимофеевич Лихачев был посмертно представлен к званию Героя Советского Союза. Стихи Николая Майорова читают наизусть все послевоенные поколения. Но увы: ни могилы поэта-пулеметчика, ни следов боя Петра Лихачева с товарищами или их останков до сих пор найти не удается.

Хотя случаются другие неожиданные находки. И даже там, где все, казалось бы, уже хожено-перехожено и многократно проверено…

Небольшую воронку с останками 13 погибших парни из московского отряда "Братство святого Георгия" обнаружили щупом. Дело было в ноябре, снег еще не выпал, но световой день короткий - как следует зачистить раскоп за субботу и воскресенье не успели. Решили вернуться в следующие выходные. А тогда нашли лишь маленький карандаш да горстку советской мелочи. Стало понятно, что эта яма, как и десятки других в здешних местах, - санитарное захоронение, возникшее после неудачных попыток выбить фашистов из опорного пункта в деревне Груздево. Этой деревни давно нет, а название перекочевало и воссоединилось с другой условно существующей дачной деревушкой - Клячино.

Настоящая память о деревне осталась лишь на военных картах, да такими вот заплывшими-запаханными воронками на подступах к ней. Уж сколько их нашли, обследовали, а конца-края не видно. Спустя неделю в том же ноябре рядом с первой нашли еще одну, поодаль - две. На помощь к Андрею Никулину и его ребятам из "Братства святого Георгия" приехал Юрий Иванович Борзов, один из старейших поисковиков и основатель этого отряда.

Такие карты-схемы с охватом 5-7 километров использовались в 108-й стрелковой дивизии, державшей фронт у Старой Смоленской дороги.

Ни его, ни других прибывших на подмогу уже не удивляло, что от места раскопа до крайнего дома в дачной деревне каких-то 100-200 метров чистого березового леска. А до полотна дороги и оставленных на ней машин и того меньше. Сколько сапог и башмаков прошагали над этими бойцами в мае 1990 года, когда тут развернули грандиозную по тем временам "Вахту Памяти" - более 1200 поисковиков собрали со всей страны в полевой лагерь у деревни Рыльково! Тогда здесь нашли и перезахоронили останки более двух тысяч погибших. А сколько отрядов приезжало сюда потом, в последующие двадцать пять лет?

Как и воронки, их никто не считал. С такой же очевидностью ясно другое: поиск изменился, все больше заметен уклон в экзотику, нас тянет вдаль - на недоступные ранее острова, высоко в горы, на дно морей, в Заполярье и Арктику, а то, что рядом, грубо говоря, под ногами, замечать уже не хотим. Но как можно такое не замечать?

Из Журнала боевых действий 352-й стрелковой дивизии

27.02.42 г. - дивизия перешла в подчинение 5-й армии и совершила марш к новому месту сосредоточения.

02.03.42 г. - передовой отряд на западной опушке леса перед Клячино. КП - Долгое, медсанбат - Щербинки.

04.03.42 г. - дивизия перешла в наступление в направлении Груздево - Красный поселок - Федюково. Немцы, оборонявшие рубеж Мотаево - Клячино, отступили, оставив передний край обороны. 1162-й и 1158-й стрелковые полки овладели Груздево. 1160-й сп овладел рощей ю-з Клячино. К концу дня части дивизии очистили Груздево и с тяжелыми танками наступали на Федюково. В боях за Груздево убит командир 1162-го сп майор Агафонов и ранен начальник штаба 1160-го сп старший лейтенант Павлов. Немцы потеряли две роты пехоты, уничтожено четыре станковых пулемета, разрушен ДЗОТ и несколько блиндажей.

05.03.42 г. - дивизия при прорыве обороны потеряла до 50% рядового состава и 80% командного состава. Дивизия не была поддержана соседями - справа 331-й сд и слева 64-й морской сбр, которые не наступали, оставаясь на местах. Немцы произвели артиллерийский и минометный налет на Груздево и при поддержке девяти бомбардировщиков перешли в контратаку с северо-запада и юга. Части дивизии отступили из Груздево.

06.03.42 г. - приказ Штарма-5: в 6.00 наступать на Груздево. В течение дня части дивизии дважды врывались в Груздево, но были выбиты противником. Положение частей дивизии:

1158 сп - западные скаты высоты восточнее Груздево, правый фланг у дороги Андрейцево-Груздево.

1162 сп - на высоте восточнее Груздево.

1160 сп - Ю-З скаты высоты восточнее Груздево.

Потери дивизии в боях за Груздево: 1158 сп - 447 человек, 1160 сп - 424 человека,1162 сп - 529 человек.

07.03.42 г. - дивизия наступает на Красный поселок, наступление на Груздево успеха не имело.

08.03.42 г. - также безрезультатно. Совместно с дивизией ведет бои 1-я гвардейская танковая бригада.

10.03.42 г. - по приказу Штарма-5 дивизия сдает свои позиции 1-й гв. тбр и выходит в район леса восточнее деревни Долгое в резерв командарма.

Груздево, а точнее то, что от деревни осталось, - перепаханное воронками и ходами сообщения поле, освободили только в марте 1943-го, когда противник начал отводить свои войска с Ржевского выступа. По воспоминаниям Юрия Борзова, в мае 1990-го недалеко от современного Клячино поисковики "Вахты Памяти" обнаружили в лесу большую братскую могилу - около двухсот человек. Результатом эксгумации стало прочтение лишь одного медальона…

К великому сожалению, медальонов и подписанных личных предметов в этих местах и сегодня попадается крайне мало. Одно из объяснений этому случайно сохранилось в бывшем краеведческом музее Гжатского района. Это копия машинописной справки-отчета о перезахоронениях, которые проводились в 1954-1955 годах и должны были контролироваться местными военкоматами. В справке есть такие сведения: "В течение 1955 года на кладбище перезахоронены братские и индивидуальные могилы павших воинов Советской Армии, расположенные в следующих населенных пунктах: д. Груздево - 90 человек; в р-не д. Груздево собрано на поверхности 303 человека; Андрейцево, Клячино - 20 человек".

По нынешним уточненным оценкам, в районе Груздево, Клячино и Андрейцево остаются не найденными останки не менее 500-700 воинов: ведь кроме 352-й стрелковой дивизии здесь вели кровопролитные бои и другие части. Где их погибшие и пропавшие без вести? В братских могилах, перенесенных к асфальту? Или все там же - в осевших окопах, блиндажах, воронках от бомб и снарядов, давно запаханных и успевших порасти густым березняком?
Теперь только поиск - упорный, с картой в руках - может на это ответить.


Источник

07.05.2015


 


Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae