RSS Распечатать

Как Кишиневу не стать городом-кладбищем?

Одной из особенностей молдавской столицы стала площадь городского кладбища Святого Лазаря – 107 га. Многие даже с гордостью говорят, что оно – самое большое в Европе (кого-то разочарую – только третье в списке).
Одной из особенностей молдавской столицы стала площадь городского кладбища Святого Лазаря – 107 га. Многие даже с гордостью говорят, что оно – самое большое в Европе (кого-то разочарую – только третье в списке).
Под него отведены плодородные земли, часть из которых могла бы приносить пользу живым. Из-за своей огромной территории оно стало не удобным для посетителей, т.к. добраться без машины в его отдаленные кварталы очень проблематично. Но самое главное – резерв свободной земли остался примерно на один год захоронения.

Город мертвых

В Кишиневе всего 11 кладбищ, которые занимают 137 га. Из них одно действующее – Св. Лазаря (ул. Дойна, 189), полузакрытое – Центральное, или Армянское, (ул. Матеевича, 11), закрытые, где практически не хоронят, - Сфынта Треиме (Мунчештское шоссе, 46), Католическое (ул. Валя Трандафирилор, 11), Еврейское (ул. Милано, 11), Старо-Боюканское (ул. Бисеричий, 16а), Штефана Чобану (ул. Декабристов), Ново-Бачойское (ул. Бэчоий Ной), Петриканское (ул. Петриканская, 1а), Скулянское (ул. Кэлэраш, 12б), Чеканское (ул. Индустриалэ).

Как сообщила директор муниципального предприятия «Комбинат ритуальных услуг» Людмила Боцан, на Дойне находится порядка 280-300 тыс. могил. Хотя оно открыто в 1964 г., но учет захоронений ведется только с 1972 г. Последний раз оно расширялось в 1998-м, когда постановлением правительства для этого кладбища было выделено 36 га. Сегодня за его забором находятся земли примэрии с. Грэтиешть.

Учитывая, что ежегодно в столице умирают порядка 5 тыс. человек, и поскольку в настоящее время, в основном, хоронят только там, площадь захоронений увеличивается на 2 га в год. Согласно Положению о кладбищах, утвержденному постановлением правительства, резерв действующего кладбища должен составлять 0,06 га (6 соток) на 1000 жителей. На кладбище Св. Лазаря, резерв есть приблизительно еще на один год, хотя такие вещи сложно точно прогнозировать. Если кладбище будет расти такими темпами, то скоро оно «доползет» до Оргеева.

Армянское кладбище занимает 12 га, где размещены 11 тыс. могил. Его резерв свободной площади – менее одной десятой процента. Там, в основном, хоронят только родственников ранее умерших людей, в тех же могилах. В этом году муниципальный совет разрешил расширить площадь кладбища Штефана Чобану, потому что там была не занятая полоса земли около 50 соток, но для захоронений предусмотрено только 30, т.к. вблизи построены частные дома.

В целом нельзя не заметить, что существует проблема с землей для развития кладбищ. Кишинев не должен превращаться в город мертвых. Эксперты говорят о двух вариантах решения проблемы.

Повторные захоронения

Один из них - повторно использовать существующие захоронения. В Регламенте о функционировании кладбищ г. Кишинева, утвержденном столичным муниципальным советом в 2010 г., говорится о том, что если старые могилы не записаны в регистр кладбища, находятся в плачевном состоянии и не могут быть идентифицированы, разрешается повторная сдача в аренду этих участков.

А в прошлом году в этот пункт было сделано добавление: «Могилы, которые не представляют исторической ценности, им более 20 лет, по их поводу нет обращений со стороны родственников первой степени, и за них не оплачен сбор на содержание, могут быть распределены для резервации или захоронения». Если там есть останки, их перезахоронят в общей могиле (иногда не остается ничего).

«В настоящее время родственники (первой степени) умершего человека имеют право похоронить в его могилу еще кого-то через семь лет, - говорит Людмила Боцан. - Такая норма применяется во всех странах мира. И ничего страшного в этом нет. Пока у нас таких дозахоронений не так уж и много, т.к. данное положение действует только с прошлого года. Это делается для того, чтобы члены одной семьи были вместе. Также в какой-то степени экономят землю фамильные склепы. Но их доля невелика в общем числе захоронений.

Однако, когда было внесено изменение в Регламент о функционировании кладбищ, нашлись люди, которые никогда не были на могилах своих родственников, похороненных 50-80 лет назад, но стали ими интересоваться и искать. Спустя столько времени в могиле ничего не остается, только территория 1,2 на 2,5 м, за которой нужно ухаживать.

Несмотря на то, что муниципальный совет разрешил повторно использовать старые заброшенные могилы, нужно учесть то, что Молдова - многонациональная страна, и у представителей каждой национальности есть свои обычаи и традиции, в том числе связанные с захоронением. Поэтому этот вопрос, наверное, нужно обсудить на специальной комиссии, в которую должны войти все заинтересованные службы и стороны, в том числе по обеспечению санитарных норм, представители Национального агентства инспектирования и реставрации памятников, служители религиозных культов, и решить его на уровне законодательства. Дело в том, что постановление правительства №1072 (Об утверждении Положения о кладбищах), принятое в 1998 г., потеряло актуальность и требует пересмотра. А уровень решения Кишиневского муниципального совета ниже, чем правительства».

«Как содержать заброшенные могилы?

- Территория всех кладбищ уже лимитирована, но если мы будем использовать те кусочки земли, которые оставлены в запустении, то какой-то выход еще есть, - полагает Людмила Боцан. – Из 137 га, занимаемых столичными кладбищами, половина – просто заброшенная территория, но за ней надо ухаживать - убирать мусор, делать обрезку деревьев, чистить снег и т.д., что влечет затраты. И 150 человекам, выполняющим эти работы на всех кладбищах, надо платить зарплату. Кстати, этой численности мало. В связи с поминальными днями мы даже привозили дополнительно людей из Вадул-луй-Водэ, наш персонал работал по сменам, круглосуточно (и, несмотря на то, что ночью в субботу и воскресенье шел дождь). Уже в минувший вторник, 21 апреля, все кладбища были убраны. Только с кладбища Святого Лазера за неделю, начиная с предыдущего вторника, вывезли 780 куб. м мусора, а с Армянского кладбища – 105 куб. м.

Поскольку предприятие – на самофинансировании, как покрывать эти расходы? То, что мы тратим, не достаточно, ведь в содержание кладбища входит не только уборка, но и работы по благоустройству – нужно периодически заказывать скамейки, мусорные ящики, контейнеры, ремонтировать дороги и ограждения. Не на всех кладбищах даже есть заборы. Но, в основном, наши средства расходуются только на уборку, потому что необходимые расходы в два раза превышают наши доходы.

Только 7-10% родственников усопших платят сбор на содержание могил – 120 леев. К тому же ряд категорий с 2014 г. получили льготы по оплате - ветераны войн освобождены от нее, пенсионерам сделали скидку 50%, а инвалидам – 80%. Остальные затраты покрываем из услуг, которые оказывает предприятие. Если бы сбор оплачивался, этих денег было бы достаточно.

Еще одно решение - колумбарий

Во многих цивилизованных странах существует кремация (по желанию родственников усопшего или по его завещанию). Колумбарий, в котором покоится прах кремированных людей, позволяет существенно экономить дорогую землю в городе. Но даже в отсутствие в Кишиневе колумбария некоторые наши сограждане при жизни выражают волю быть кремированными, правда, урна с прахом хоронится в землю, часто в существующую могилу родственника. В ответ на такой спрос столичные бюро похоронных услуг предлагают кремацию в Одессе, обеспечивая туда доставку тела с оформлением необходимых документов для пересечения границы и привоз урны с прахом. В одном из бюро это стоит 450 евро.

Может быть, кому-то сама мысль об этом кажется дикой, но даже в соседней Украине крематории существуют также в Киеве, Харькове и Днепропетровске. И были в состоянии строительства (на момент публикации информации в 2012 г.) в Донецке и Мариуполе. По сообщению украинской прессы, услугами крематория в Одессе пользуются 30-40% родственников умерших, в Киеве – 40%, в Харькове – 70% (5-6 тыс. кремаций в год) и за 30 лет работы там сберегли почти 600 га земли. «В Одессу везут своих родных на кремацию из Крыма, Херсонской и Одесской областей и даже из Молдовы». В Англии, несмотря на то, что 75% усопших кремируются, земли под кладбища осталось лет на 20.

Можно во главу угла поставить религиозные соображения, а можно руководствоваться просто здравым смыслом. В большом городе много одиноких людей, к которым на могилу никто не придет даже спустя короткое время после их смерти. Если за могилой некому ухаживать и некому платить ежегодный сбор, зачем ждать, чтобы эти останки потом выкопали и перезахоронили в братской могиле? Не лучше ли сразу позаботиться о том, чтобы покоиться с миром в своей нише колумбария? А сколько на Дойне безымянных могил, где похоронены бездомные люди? За их могилами тоже никто не будет ухаживать. Это заведомое расширение заброшенных территорий кладбища, на содержание которых нужно тратить деньги.

С нормой все в порядке

При Советском союзе существовали нормы для такого строительства – нужно было, чтобы население города насчитывало около 1 млн человек. В Кишиневе проживают порядка 720 тыс. человек, а в муниципии, в состав которого входят пригороды, – около 1 млн. Людмила Боцан тоже поддерживает идею строительства крематория в Кишиневе, она высказывала свое мнение по этому поводу и на уровне столицы, и правительства.

В общении с обычными людьми мне приходилось услышать довольно много «за» и «против» строительства крематория. Эта тема активно обсуждалась и в социальных сетях. Многие удивляются, почему в госструктурах об этом даже не говорят. Некоторые участники дискуссии сошлись на том, что слишком много людей «кормится» на похоронных услугах, поэтому они будут активно мешать продвижению предложения строительства крематория.

Я нашла информацию о том, что в 1991 г. в Кишиневе начинали проектирование крематория, но потом прекратили. В 2013 г. в Тирасполе рассматривали возможность строительства крематория и колумбария, потому что многие жители региона пользуются услугами Одесского «предприятия».

По некоторым оценкам, стоимость крематория - порядка $5 млн. (для кишиневского бюджета многовато, хотя в нашей стране воруют и большие суммы). Но если бы у нас созрело предложение о строительстве небольшого такого объекта, наверняка доноры нас в этом бы поддержали и помогли, особенно, если средства на строительство освоит европейская компания.

У нас сильны обычаи и мало денег

Член муниципальной комиссии по строительству, архитектуре и земельным отношениям Вадим Кожушняну (фракция ЛП):

- Думаю, что в Кишиневе строительство крематория не имело бы смысла по религиозным мотивам. К тому же у нас сильны обычаи, связанные с прощанием и похоронами. Крематории больше получили распространение в странах, где преобладает католическое вероисповедание. Наши сограждане прибегают к таким услугам в основном, когда случается несчастье с родственником за границей и сложно транспортировать тело для похорон, поэтому привозят урну с прахом. Кроме того, строительство крематория стоит дорого.

Вопрос нехватки земли для кладбищ можно решить повторным захоронением в могилы родственников по истечении семи лет, что уже разрешается. Даже если примэрия построит крематорий, потратив три-четыре миллиона евро, а его услуги окажутся мало востребованными, то в нем не будет смысла. Если бы другие проблемы в городе были решены, ведь у нас не хватает инвестиций на дороги, школы и другие более важные цели, поэтому до строительства такого объекта за собственные средства дело не дойдет. Но если бы нашелся зарубежный донор, то было бы возможно реализовать не очень большой проект.

Общество не готово

Член муниципальной комиссии по строительству, архитектуре и земельным отношениям Валерий Павлов (фракция ПКРМ) считает, что наше общество для этого не готово. И не только по религиозным соображениям. В первую очередь по своему развитию и культуре. Мы в нашей стране и в столице не можем решить малейшие вопросы. Почти по любому вопросу у нас, как в анекдоте, два юриста – три мнения.

- Если поднять этот вопрос на муниципальном совете, такое развернется – не приведи Господь! Но этот вопрос, конечно, лежит на поверхности. Если мы хвалимся, что у нас самая дорогая земля в Европе, так давайте будем ее беречь. А беречь мы ее не хотим. Как строитель по профессии скажу, что стройка начинается с того, что даже в сметы закладываются суммы на то, чтобы собрать гумусный слой, перевезти его и складировать, а только потом можно вести строительные работы. Но нам земля не нужна. В состав муниципия Кишинэу входит сельхозземель больше, чем в среднем в одном сельскохозяйственном районе. Эту землю никто не обрабатывает. А тут предложить не хоронить, а кремировать, чтобы сберечь землю… Наш человек такой, что ему ничего не нужно.

В рамках цивилизованного подхода использования земли и с точки зрения экологии и многих других аспектов, это было бы правильно. Но общество к этому не готово. Тема строительства крематория – даже не щепетильная, она давно лежит на поверхности. Кладбище Святого Лазера развивается на черноземе, слой которого сантиметров 60. Между тем природе нужно от шести до десяти тысяч лет, чтобы выработать один сантиметр качественного гумусного слоя почвы. А мы его метрами губим, - считает муниципальный советник.

Церковь «против»

Секретарь митрополита Кишиневского и всея Молдовы митрофорный протоиерей Вадим Кейбаш так прокомментировал идею строительства крематория и колумбария: «Православная церковь не поддерживает такого рода, если можно так сказать, захоронение. Когда мертвые воскреснут во время второго пришествия Спасителя, все воскреснут в своих телах, поэтому Церковь не согласна с тем, чтобы кремировать тела».


Источник

29.04.2015


 


Новосибирский Завод Специальных Изделий

Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

necropolist.narod.ru

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae