RSS Распечатать

Тайна архитектора: почему именно Щусев построил Мавзолей

Зимой 1929 года известный русский архитектор Алексей Щусев и не менее известный историк и археолог Фредерик Поульсен обсуждали задачу государственной важности – форму какой из погребальных языческих пирамид придать мавзолею вождя мирового пролетариата. Историки и по сей день не могут прийти к единому мнению о том, что за сооружение возвышается в самом сердце Москвы.
Зимой 1929 года известный русский архитектор Алексей Щусев и не менее известный историк и археолог Фредерик Поульсен обсуждали задачу государственной важности – форму какой из погребальных языческих пирамид придать мавзолею вождя мирового пролетариата. Историки и по сей день не могут прийти к единому мнению о том, что за сооружение возвышается в самом сердце Москвы.

По одной из версий, Щусев построил православный храм-часовню, символизирующий образ горы Голгофы. По другой, дерзкий архитектор возвел у стен Кремля копию ступенчатой пирамиды фараона Джосера и гробницы Кира Великого. Впрочем, иные видят в мавзолее шумерские зиккураты или же сооружения древних ацтеков. Щусев всегда радел за сохранение исторического наследия России. Почему же именно форма языческой пирамиды показалась ему наиболее оптимальной для древней площади древнего русского города?Об этом читайте в специальном сюжете телеканала "Москва Доверие".

Молодое дарование

Алексей Викторович Щусев родился в 1873 году в Кишиневе в семье надворного советника. В 18 лет поступил в Петербургскую академию художеств, где его наставниками были Бенуа и Репин.

"Конечно, Щусев был невероятно одаренный и счастливой судьбы человек. И судьба дала ему не только талант, но и множество шансов воплощения этого таланта, достижения какого-то профессионального и социального успеха. И надо сказать, что, наверное, Щусев не упустил ни одного шанса. Он все-таки был человек результата", - считает директор Государственного музея архитектуры им. А.В. Щусева Ирина Коробьина.

Щусев был талантлив во всем. В частности, помимо несомненного художественного дарования, природа наградила его редким обаянием и напористостью.

Однажды студент третьего курса Академии художеств узнал из газет о смерти генерала Шубина-Поздеева. И буквально через несколько дней, не имея за душой ни писем, ни рекомендаций, заявился к генеральской вдове с готовым эскизом надгробия. Пораженная и самим проектом, и обезоруживающей самоуверенностью двадцатилетнего архитектора генеральша согласилась.

"Действительно, молодым мальчиком он убедил свою первую заказчицу. И, очевидно, она еще не очень понимала, что хочет, а он это почувствовал и ей объяснил. Я думаю, что только так", - говорит Ирина Коробьина.

Так на кладбище Александро-Невской Лавры появилось первое творение Щусева – солидный памятник из кованого железа. Его автор вскоре заканчивает Академию художеств и начинает пробовать силы в архитектурной мастерской при Святейшем Синоде – он проектирует иконостасы и церкви.

"Первая его самостоятельная работа после того, как он отучился, – это иконостас собора Киево-Печерской Лавры. Ничего себе заказ для начинающего мастера!" - считает архитектор-реставратор Александр Можаев.

Храм Сергия Радонежского на Куликовом поле. Фото: wikipedia.org/Arssenev

Заказы множатся. Щусев восстанавливает уникальную церковь XII века в древнем Овруче, проектирует храм преподобного Сергия Радонежского на Куликовом поле.

Появляются клиенты и в Москве. В 1909 году Великая княгиня Елизавета Федоровна, вдова павшего от рук террористов четырьмя годами ранее генерал-губернатора Великого князя Сергея Александровича, распродав все свои драгоценности, покупает в центре города усадьбу – четыре дома и сад.

Так на Большой Ордынке появилась Марфо-Мариинская обитель милосердия – монастырь, благотворительное и медицинское учреждение. "Белым ангелом Москвы" называли эту обитель горожане.

Больница, амбулатория, бесплатная аптека и столовая, приют для девочек-сирот. Не хватало лишь главного – храма. Проект собора, который решено было освятить в честь Покрова Пресвятой Богородицы, поручили молодому, но уже известному архитектору.

Строитель храмов

Щусев построил храм в стиле, названном современниками неорусским. Настенной росписью Покровского собора занимался великий русский художник Михаил Нестеров.

"Конечно, до реставрации он представлял совершенно другую картину: были перегородки высокие, окна были завешены, поломаны решетки, оконные переплеты. Потрудиться здесь пришлось очень много, открыть и отреставрировать подлинные полы, которые помнят шаги Елизаветы Федоровны и других представителей царской семьи. Первое, что бросается в глаза, эта композиция с Христом и притекающим к нему людом. Вот как говорят искусствоведы, в белых одеждах с раненным солдатом изображена сама Елизавета Федоровна, она ведет раненного солдата к Христу", - утверждает архитектор-реставратор Сергей Демидов.

"Лавки по периметру собора предназначались для больных и убогих – ведь именно для них и строилась обитель. Долгие годы скамьи считались утерянными, но когда реставраторы вскрыли полы, под ними обнаружились заботливо спрятанные и каменные основания лавок, и даже центральное паникадило.

"Нашли центральный образ этого паникадила с херувимами, с декоративными накладками, которые во время закрытия храма какая-то добрая душа сняла, свернула рулончиком, все это дело было спрессовано, и положили под пол. Это пролежало 60-70 лет и дожидалось своего часа. И дождалось", - рассказывает Сергей Демидов.

Даже подземелья Покровского храма были спроектированы Щусевым по принципу древнерусских соборов. Великая княгиня предполагала, что это место, так называемая крипта, в положенный срок станет ее усыпальницей.

"И для этих целей по ее желанию Щусевым был спроектирован аркосолий, где должна была находиться могилка Елизаветы Федоровны", - говорит Демидов.

Собор Покрова в Марфо-Мариинской обители. Фото: wikipedia.org/Ludvig14

Но судьба распорядилась иначе. Елизавета в 1918 году вместе с другими членами императорской фамилии была расстреляна в маленькой уральском городке Алапаевске. Позднее ее останки перевезли на святую землю.

"Волею судеб тело ее сейчас находится в Иерусалиме в Горненском монастыре, а здесь, в этой резной деревянной раке, находится ткань, в которую было завернуто тело Елизаветы Федоровны при перевозке из Алапаевска в Иерусалим", - объясняет архитектор-реставратор Сергей Демидов.

Обитель милосердия в том же 1918-м закрыли. В храме Покрова обосновался кинотеатр, а затем реставрационные мастерские Игоря Грабаря, благодаря которому, собственно, и уникальный храм, и всю обитель удалось сохранить в почти первозданном виде.

"Я помню свое впечатление еще юности, когда, будучи студенткой, я шла по Ордынке и просто ахнула. Посмотрела сквозь забор и была поражена этой архитектурой – этот необычный совершенно храм белый с огромной главой. То есть новаторская архитектура Щусева просто поражала и современников, не оставляет никого равнодушным и сейчас", - утверждает главный архитектор "Моспроект-2" им. М.В. Посохина Людмила Тудоси.

Еще одно скрытое от людских глаз помещение Покровского собора – подземный храм во имя Архангела Михаила – великая княгиня построила для себя, чтобы молиться в уединении.

И сегодня эта традиция свято соблюдается. В подземном храме молятся настоятельницы Марфо-Мариинской обители, которая в середине 90-х вновь стала "белым ангелом Москвы". Здесь снова кормят и лечат неимущих, а в монастырском приюте по-прежнему заботятся о девочка-сиротах.

Зодчий государев

Храм-памятник на Куликовом поле и Покровский собор в Марфо-Мариинской обители делают Алексея Щусева знаменитым. В 1910 году 37-летнему архитектору присваивают звание академика.

Год спустя он получает крупнейший государев заказ – восточные ворота Москвы – Казанский вокзал. Правление дороги выделяет на строительство баснословную сумму – 3 миллиона золотых рублей. На подготовку ушло более двух лет.

В середине 1913 года Щусев представил в Министерство путей сообщения детальный проект, который венчала многоступенчатая конструкция, воспроизводящая башню Сююмбике, входящую в ансамбль Казанского кремля. На ее шпиле мифический змей Зилант – символ древней Казани.

"Архитектор пытался соединить мотивы восточного зодчества и древнерусского, и как бы он сравнивал свою работу, хотел достичь того же, что, может быть, Мусоргский достигал в опере "Шехерезада", то есть сочетание этой красочности", - считает Людмила Тудоси.

Казанский вокзал. Фото: ИТАР-ТАСС

Строительство вокзала продолжалось до 1940 года с понятными перерывами на революцию и Гражданскую войну. До наших дней от первоначального щусевского проекта дошло немногое, но то, что уцелело, поражает красотой и размахом.

"Для зала, который долгое время использовался для ресторана, первые эскизы Щусев, как бы прорисовки, делал сам, а к оформлению интерьеров привлек таких замечательных художников, как Репин, Серебрякова, Бенуа, Лансере. Их эскизы были утверждены правлением дороги, но ввиду перечисленных обстоятельств – война, революция – они не были осуществлены. Оформление зала уже относится к началу 30-х годов", - рассказывает Тудоси.

Сегодня в зале бывшего ресторана располагается VIP-зал Казанского вокзала. Здесь полным ходом идут реставрационные работы. Сохранились и светильники, изготовленные по эскизам Щусева, знаменитая лепнина и уникальные для того времени большепролетные арки на теплом перроне.

Однажды Щусев заметил: "Каждый архитектор должен надеяться на то, что ему удастся хотя бы раз в жизни сделать не только удачный проект, но и осуществить его в натуре в полной мере и во всю силу своего таланта". Такой творческой удачей он считал Казанский вокзал.

"Эта сказка, этот символ – символ и Москвы, и Казани, как бы символ всего нашего народа, то есть это очень важная веха в архитектуре Москвы", - говорит Людмила Тудоси.

На волне революции

Октябрь 1917 года. В России, ломая устои и судьбы, бушует революция, идут конфискации и аресты, русская аристократия спешно покидает страну. Как ни странно, богатый и известный Щусев остается.

Новая власть закрывает Марфо-Мариинскую обитель, замораживает стройку Казанского вокзала. Однако их создатель чувствует себя неплохо. Более того, уже в 1918 году по заданию советского правительства он приступает к проекту перепланировки Москвы.

Его основные тезисы – и Кремль, и весь исторический центр города должны быть сохранены, равно как и живописная асимметричность улиц. Городу предстоит развиваться концентрическими окружностями, которые будут рассекать вылетные радиусы. Частные сады следует соединять и превращать в парки и общественные скверы.

"Для огромного числа проблем современной Москвы, с которыми неизвестно, как выкручиваться, уже там было решение, как всего этого избежать", - утверждает архитектор-реставратор Александр Можаев.

Например, все правительственные учреждения Щусев предложил перенести из Кремля на Ленинградский проспект, тогда еще, разумеется, называвшимся Петербургским, а Кремль и прилегающие к нему все исторические постройки сделать музеем.

"Генплан не получил развития в 1923 году, хотя он был весь досконально разработан. Я думаю, потому что он хотел все-таки сохранить Москву, а это, наверное, не приветствовалось", - считает архитектор, профессор МААМ Марианна Евстратова.

Неудовольствие властей проектом "Новая Москва" могло бы доставить Алексею Викторовичу много серьезных проблем, но тут в дело вмешалась судьба. В январе 1924 года умер Ленин.

Храм коммунистического бога

Президиум ЦИК СССР постановил: захоронить вождя мировой революции у Кремлевской стены, а над могилой соорудить доступный для посещения временный склеп.

В ночь с 23-го на 24 января Щусева срочно вызвали в Кремль. Задача формулировалась просто и понятно – в считанные дни поставить на Красной площади временный мавзолей, чтобы потрясенный безвременной кончиной народ мог проститься с любимым вождем.

Трудно сказать, как знаменитый архитектор относился к вождю мирового пролетариата, но отказаться от государственного заказа такого масштаба он, разумеется, не мог.

"Щусев великолепно понимал, что жить в стране и работать творчески он может только в том случае, если он хорошо реализует проект государственной важности", - утверждает историк Ольга Баркова.

Деревянный мавзолей на рисунке Исаака Бродского

Щусев вышел из Троицких ворот и медленно пошел вдоль Кремлевской стены. О чем он думал в этот момент? Да, революция повернула жизнь страны в другое русло, но для него, по сути, ничего не изменилось. Ему снова поручено строительство храма, просто для иного бога.

"Нужна была какая-то идея бога, которым для многих тысяч населения был Ленин. А где еще можно было оставить останки вождя? Только на Красной площади. Мавзолей в данном случае являлся этим новым местом поклонения тысяч населения, которые должны приезжать и отдавать почести и уважение вождю", - объясняет Ольга Баркова.

Возведенный за четыре дня первый вариант мавзолея выглядел как куб, увенчанный трехступенчатой пирамидой. Его пришлось довольно скоро снести, так как при строительстве повредили канализационный коллектор, и вокруг деревянного мавзолея распространялся пренеприятный запах. Даже Патриарх Тихон не удержался от едкого комментария: "По мощам и елей".

Любопытно, что до сих пор не обнаружен ни один документ, фиксирующий, кому конкретно пришла в голову идея выставить тело вождя на всеобщее обозрение. Ближайшее окружение вождя – Крупская, семья Ульяновых, его сподвижник Лев Троцкий – были категорически против как бальзамирования, так и мавзолея, и предлагали похоронить вождя так, как он и хотел, на Волковом кладбище рядом с могилой матери. Крупская даже опубликовала 30 января 1924 года прочувствованную статью в "Правде".

"Она написала: "Если вы хотите оставить доброе имя Владимира Ильича потомкам, пожалуйста, постройте детские сады, школы, ясли – это будет лучшей памятью об Ильиче". Известно, что Троцкий выступил категорически против и назвал это событие безумием", - утверждает историк Баркова.

Однако уже 4 февраля председатель похоронной комиссии Дзержинский дает указание биохимику Збарскому и паталогоанатому Воробьеву разработать технологию бальзамирования.

Зиккурат с советским вождем

Как только рецепт бальзамической жидкости был найден, Щусев приступил к созданию проекта нового мавзолея. Второй мавзолей был все той же деревянной пирамидой, но более представительной.

По бокам основной конструкции смонтировали трибуны, тело вождя было помещено в саркофаг. Но дерево не вечно. Вскоре правительство объявляет всероссийский конкурс на создание постоянного мавзолея из камня. В Москву со всей страны полетели проекты.

"Маяковский, говорят, требовал вообще башню до неба ставить. Шехтель предлагал пирамиду. Там были и шары, и болты, и серпы с молотами. Слава богу, что мы всего этого избежали", - рассказывает Александр Можаев.

Именно тогда археолог Поульсен, специально прибывший в Москву, предоставил Щусеву чертежи египетских пирамид, персидских гробниц, пергамского алтаря и даже зиккуратов – храмовых построек древних шумеров. В конечном итоге получилось нечто среднее. Именно этот проект и победил в конкурсе.

Мавзолей Ленина на Красной площади. Фото: ИТАР-ТАСС

"В данном случае Щусев решал задачу организации этого сакрального пространства бессмертия. И когда мы приходим в Мавзолей, пространство организовано таким образом, что нам кажется, что это центр вселенной", - считает Ирина Коробьина.

Для многих Мавзолей и сегодня остается центром мироздания. И очередь желающих увидеть тело вождя неспешной рекой из года в год течет по Красной площади.

Наперекор строителям коммунизма

Как бы то ни было, с момента завершения строительства мавзолея Ленина в жизни Алексея Щусева начинается новый этап. Теперь он - официально признанный главный зодчий Страны Советов, а значит, может позволить себе многое, почти все.

Например, демонстративно не вступать в КПСС, носить на пальце массивный бриллиантовый перстень, с удовольствием говорить о прошлом и не стесняться в эпитетах в адрес советских порядков.

Щусев открыто помогал бедствующим аристократам и своим коллегам по цеху. Так, например, он добился строительства нескольких мостов, обеспечив тем самым работой большую группу инженеров и архитекторов.

Одним из них был его брат Павел. Вместе братья Щусевы соединили берега Москвы-реки вот этим всем нам знакомым мостом, который впоследствии был назван Москворецким.

В 30-е годы Щусев возглавил одну из самых известных в столице архитектурных мастерских. Отбоя от заказов не было, это было время поиска новых, авангардных архитектурных форм и решений.

"В это пятилетие, с 1925-го по 1930 год, был всплеск всех гениальных архитекторов конструктивистских. Когда Сталин набрал уже обороты, появились эти мощные здания. Но Щусев умудрялся и тогда строить все равно так, как ему подсказывал его талант", - рассказывает Марианна Евстратова.

Дань конструктивизму Щусев тоже отдал. Самый яркий его образец – здание на углу Садово-Спасской и Орликова переулка.

"Здание Наркомзема – один из самых ярких примеров таланта Щусева и умения его работать в стилях применительно к ХХ веку. Посмотрите на этот стакан, это закругление, как сделано ленточное остекление. В данном случае ему безоговорочно повезло, потому что он делался для министерства и по сей день (скоро век уже) у этого дома один хозяин", - говорит профессор МАРХИ Юрий Волчок.

Асимметричная гостиница

В 1937 году Щусева привлекли к строительству первого советского пятизвездочного отеля. Первоначально над проектом гостиницы "Москва", которую было решено возвести на месте старого "Гранд-отеля" на Манежной площади, работали молодые архитекторы Савельев и Стапран.

По сути, именно они построили прекрасное здание в стиле конструктивизма. Но от главной гостиницы страны ждали несколько иного: имперского размаха и пафоса. Фасад и интерьеры поручили воплотить академику Щусеву.

"Впервые я оказался в этом здании, когда мне было 12 лет. Отец поехал в командировку в Москву и, это было время школьных каникул, взял меня с собой. Тогда это меня потрясло своим величием. Размеры, очевидная толщина стен, блеск гранита, огромные пространства внутри, огромные холлы, люстры – все это потрясало детское воображение. И вы знаете, так для меня и осталась гостиница "Москва" символом советской империи", - рассказывает экс-депутат Государственной Думы РФ Петр Шелищ.

Гостиница "Москва". Фото: ИТАР-ТАСС

Впрочем, это здание знаменито не только исполинскими размерами и декором в стиле неоклассицизма, но и своей абсолютно неклассической асимметрией. Есть легенда, что два проекта гостиницы, выполненные на одном чертеже и разделенные вертикальной чертой, были поданы на утверждение лично Сталину, и что вождь, недолго думая, расписался ровно посередине. Так, мол, и построили.

"Всех смущает, почему дом асимметричный. Да потому что делал его профессионал. Смотрите, дом стоит не совсем по красной линии, он развернут по оси Тверской, он как бы к ней обращается. То есть, соответственно, понятно, что этот угол решен более дробно, более детально, более внимательно к пешеходу. А тот, который выходит к музею, он более канонический. Плюс, почему он еще такой? Это было абсолютно в характере московской архитектуры. То, что на этом месте стояло раньше, если это крепко, если это выносливо и может работать, надо включать в тело нового здания. Поэтому толстые стены "Гранд-отеля", который стоял по правому от нас фасаду, они, конечно, включены в дом, поэтому он шире, там толстая стена", - объясняет Юрий Волчок.

Новое здание, возведенное на месте прежнего, разобранного до основания, лишь на первый взгляд напоминает изначальный щусевский проект. Трудно сказать, что помешало московским властям сохранить этот уникальный архитектурный памятник сталинской эпохи. Неужели в столице катастрофически не хватает торговых точек?

"Когда я стал депутатом, то пришлось прожить в этой гостинице примерно полтора года. Но все же, каждый раз входя в вестибюль, я как-то внутренне замираю. Это величие впечатляло, излучаемое всем ее декором", - утверждает Петр Шелищ.

"Он внутри был устроен таким образом, что притягивал к себе людей. Это знаменитое кафе "Огни Москвы" – потрясающий в итальянском стиле променад на крыше. Я помню, что мы в молодые годы имели возможность там бывать в летние вечерние часы… Представляете, какой это вид на Москву!", - рассказывает Юрий Волчок.

"Огни Москвы" – самое романтичное, обожаемое всеми москвичами и гостями столицы кафе, расположенное под самой крышей гостиницы. Там назначались самые трепетные, судьбоносные свидания за бокалом шампанского, разумеется, "Советского".

Удар исподтишка

30 августа 1937 года в "Правде" под рубрикой "Письма в редакцию" появилась публикация под названием "Жизнь и деятельность архитектора Щусева". Авторы точно знали, куда бить.

"Являясь несомненным мастером в прошлом, архитектор Щусев пошел по скользкому пути беспринципности в архитектуре. В его проектах и стройках нет идейности, принципиальности и подлинного творчества". Письмо подписали Савельев и Страпан, те самые молодые архитекторы, которые посчитали, что Щусев попросту украл их проект.

А.В. Щусев. Фото: ИТАР-ТАСС

"Довольно грязная история, на мой взгляд. Когда я первый раз увидела эти документы, мне показалось, что это мелкая зависть к крупному мастеру, к безусловному лидеру", - говорит Ирина Коробьина.

В 1937-м подобная публикация была гарантированной путевкой на лесоповал, а то и расстрел. Однако ничего подобного с Алексеем Викторовичем Щусевым не случилось.

Скорее всего, НКВД покуситься на создателя Мавзолея все же не решился, но совсем уж без последствий статья в "Правде" тоже не могла. Щусева исключают из Союза архитекторов. Разгромные публикации в прессе следуют одна за другой. Тучи над головой академика явно сгущаются.

И в этот момент новая беда – арестован Михаил Нестеров, художник, вместе с которым Щусев когда-то создавал Покровский собор в Марфо-Мариинской обители. Весть об аресте старого художника потрясла опального академика. Всю ночь он метался по кабинету. Даже очень уверенный в себе человек не мог не понимать: он следующий.

Утром Алексей Щусев отправился на прием к Лаврентию Берии, недавно назначенному первым заместителем министра внутренних дел. Не для того чтобы каяться, он решил заступиться за друга, великого художника.

Берия оценил смелость архитектора. Нестерова выпустили, а Щусев получил новый государственный заказ. Его мастерской поручили реконструкцию здания НКВД на Лубянке.

"Я думаю, что он вызывал уважение у властей, поскольку они понимали, что он решает поставленные перед ним задачи, решает крупно, решает лучше, наверное, чем все остальные и при этом не поступается принципами. Это всегда вызывает уважение", - считает Ирина Коробьина.

Это наверняка так, но была и другая причина. В те годы Москва меняла облик. На смену всем прочим стилям приходила величественная монументальная архитектура, ставшая символом советской империи. И Щусев был одним из ее создателей.

"Причем он очень многим помогал, поскольку он строил Лубянку и не боялся никого, в общем-то. Он очень многих спас. Из мастерской очень много архитекторов арестовывали, он добивался их освобождения", - рассказывает Марианна Евстратова.

"Здание НКВД и потом КГБ очень хорошо нарисованы, этот великолепный вариант в сталинском стиле итальянского ренессанса очень хорошо сделан", - говорит Михаил Филиппов.

Музей архитектуры имени себя

После войны Щусев, не покладая рук, работал над восстановлением древних русских городов и параллельно приступил к осуществлению главной мечты своей жизни – созданию музея архитектуры.

"Музей архитектуры имени Щусева - это старинная московская усадьба, которая в результате сложной ее судьбы, в конце концов, стала музеем имени Алексея Викторовича", - рассказывает заместитель директора Государственного музея архитектуры имени А. В. Щусева Ирина Чепкунова.

Эта огромная усадьба на Воздвиженке имеет богатейшую историю. В XVII веке подворье боярина Милославского передали Аптекарскому приказу. Затем строение перешло к известному дипломату петровских времен Василию Долгорукому.

От него - к грузинскому царевичу Георгию Багратиони, у которого его выкупил царедворец Екатерины Второй, тайный советник Александр Талызин. Москва, никогда не любившая адресов, так и называла это место – дом Талызина.

Музей им. А.В. Щусева. Фото: m24.ru

"Усадьба много раз перестраивалась и в ХХ веке. Здесь, например, была приемная ВСНХ, здесь сидел Молотов, сидел Сталин, сюда приезжал Ленин. Но в начале 30-х годов главное здание полностью было отдано под общежитие", - объясняет Ирина Чепкунова.

Расселив общежитие сотрудников НКВД, Щусев приступил к реконструкции усадьбы. При этом он не просто создавал музей, ему удалось объединить под его крышей практически всех опальных архитекторов Москвы.

"Он давал им работу, он давал им жизнь, он давал им возможность мыслить, заниматься любимым делом, и здесь была потрясающая атмосфера творческая, интеллектуальная в Музее архитектуры при жизни Щусева", - утверждает Ирина Коробьина.

Такая же атмосфера сохранилась в музее и по сей день. В бывшем каретном сарае дома Талызина сменяют друг друга выставки.

"К выставочному залу нашего музея, который называется "Руина", мы относимся как к такой экспериментальной площадке, где можно выставлять любые проекты. И надо сказать, что этот зал пользуется огромной популярностью у нас, потому что здесь очень интересное пространство и здесь любят выставляться", - рассказывает Ирина Чепкунова.

Сохранилась и трапезная Аптекарского приказа. Здесь тоже проходят выставки. Например, здесь представлена коллекция деревянной скульптуры из русских разрушенных храмов.

Фигуры выглядят слегка необычно, поскольку когда-то были установлены на иконостасах, и люди смотрели на них снизу вверх. Директорский кабинет – тоже часть Музея архитектуры, ведь Щусев проектировал его для себя.

"Да, он сидел в этом кабинете, это кабинет Щусева. Это кабинет вообще всех директоров", - говорит Ирина Коробьина.

Но обжиться в директорском кресле Щусев практически не успел. "Он успел умереть до того, как музей открылся для людей на улице Коминтерна, на Воздвиженке, в усадьбе Талызиных", - объясняет Коробьина.

Последние творения архитектора-гения

Последней работой великого зодчего стала станция метро "Комсомольская" Кольцевой линии. Только что окончилась война, страна ликует. И 75-летний архитектор строит свой последний храм – храм Победы глубоко под землей. Щусев успел нарисовать лишь эскизы, часть из них сохранилась в доме его соавтора, архитектора Алисы Заболотной.

"В один прекрасный момент - мама мне рассказывала - она сидит и что-то рисует, какие-то детали, он к ней подходит сзади и говорит: "Все, все уходят, я буду работать только с Алисой". В результате они вдвоем работали над этим проектом", - утверждает Марианна Евстратова.

Алексей Викторович Щусев умер в 1949 году. За полвека творческой биографии им самим и при его деятельном участии было возведено более 40 объектов в разных городах СССР. Но историки архитектуры уверены, что самыми важными и самыми выдающимися его проектами все-таки были храмы.

"Есть гении национальные, они у каждой страны свои. Вот Щусев для нас – это национальный гений, он важен именно для России. Среди исследователей вообще существует такое мнение, что работы Щусева дореволюционные – он построил много церквей – именно эти работы лучшие в его творчестве", - считает Ирина Чепкунова.

А для обывателей главной работой Щусева был и остается мавзолей Ленина, для кого-то – храм божества новой эпохи, для иных – чуть ли не алтарь сатанинских месс, форма которого позаимствована то ли у древних шумеров, то ли у кровожадных ацтеков. Разговоры о его ликвидации идут уже 20 с лишним лет, а он как стоял, так и стоит. И государство тратит на его содержание около 2 миллионов долларов в год.

Станция метро "Комсомольская". Фото: ИТАР-ТАСС

"Уже надо успокоиться и относиться к Красной площади не как к символу бесконечно меняющейся государственной идеологии, а просто понять, что это музейное пространство совершенно гениальное, и так жить", - считает Александр Можаев.


Источник

Тематики: Мавзолейкрасная площадь

17.03.2015


 


Миртелс

Для профессионалов похоронной отрасли

НИКА

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae