RSS Распечатать

Затопили мёртвых

60 лет назад при строительстве Куйбышевского водохранилища в Ульяновской области было затоплено 196 тысяч гектаров земель. Под воду ушли целые сёла, деревни, леса, пашни, памятники архитектуры и кладбища. Об одном из таких затопленных погостов – наш материал.
Неисчерпаемая тема О крупнейшем на Волге и третьем по величине в мире водохранилище «Молодёжка» писала неоднократно. Но тема эта, как видно, неисчерпаема. Со временем вскрываются новые, малоизвестные факты о той «великой стройке коммунизма». На днях к нам в редакцию обратился житель Ульяновска Виктор Фёдорович Осипов и рассказал о том, как при строительстве Куйбышевского водохранилища был варварски уничтожен погост, о существовании, а тем более осквернении которого мало кто знает. Виктору Фёдоровичу история захоронений известна, потому как его предки десятилетиями жили в доме, попавшем под снос при строительстве водохранилища. Недалеко от их дома и располагалось это порушенное кладбище. Дом, который построил дед Прадед Виктора Фёдоровича Иван Осипович Осипов, симбирский мещанин, занимался рыбной ловлей и торговлей. В начале 1870-х годов он приобрел в Подгорье – далеко не в центральной, но в весьма оживлённой торговой части города — землю, на которой построил большой деревянный дом. Располагался он на Набережной Чувича. В подгорной части почти весь скат Симбирской горы, от венца к Волге, утопал во фруктовых садах, и местные жители занимались в основном садоводством. Недалеко от Петропавловского съезда (сегодня он называется спуском Степана Разина или «легковой восьмёркой»), прямо на берегу Волги, и поселилась семья Осиповых. Жили там в основном люди небогатые. Впрочем, понятие «небогатый» в те времена и сегодня существенно различаются. К примеру, Константин Арсеньевич Осипов, двоюродный брат Ивана Осиповича, тоже живший в этом доме, был начальником (смотрителем) городской симбирской богадельни на Ярмарочной улице (сейчас в этом здании расположен корпус УВАУГА по ул. Можайского, 8). А брат Ивана Осиповича Лев Осипов был титулярным советником и служил начальником второго стола в Палате гражданского суда города Симбирска. После революции Осиповы по-прежнему жили в доме своих предков. Семья разрасталась, дети взрослели и жили там со своими семьями, так что под одной крышей, бывало, проживало 20 человек. Но места хватало всем. Высоких должностей в городе при новой советской власти Осиповы не занимали, были, что называется, простыми людьми. И жить бы их детям и внукам и дальше в этом дедовом доме, но… Приказано съехать В апреле 1954 года всем жителям улиц, которые находились на берегу Волги возле Петропавловского съезда, принесли распоряжение жилищной комиссии, что дома их попадают в зону затопления будущего Куйбышевского водохранилища и будут снесены. Людям приказано было собрать вещи и покинуть свои дома. Осиповым взамен их огромного дома дали домишко на улице Толбухина на севере города, где большое семейство буквально жило на головах друг у друга. Их соседей тоже расселили кого куда. — В архиве имеются сведения о том, что была целая программа переселения людей, чьи дома попадали в зону затопления, — рассказывает Вячеслав Николаевич Ильин, краевед. — Многим выплачивали денежные компенсации за утраченное имущество. Причем в опись попадало всё: от дома до кустов смородины, растущих во дворе. Если же семья хотела сохранить дом, его за государственный счёт разбирали и перевозили на новое место. Так, к примеру, улицы Одесскую, Волжскую на Верхней Террасе заселили жители затопленных заволжских слобод Часовня, Королёвка и Канава. Люди переезжали в Мирный, на север города (на улицы Толбухина, Ватутина), я находил сведения, что некоторых судьба забросила даже в дальнее Засвияжье. Дома, оставшиеся без хозяев, были в течение лета снесены, огороды срыты, и на их месте началось обустройство центрального городского волжского пляжа, где летом загорают ульяновцы. А на том самом месте, где 80 лет стоял дом Осиповых, построили большой бассейн. В советское время его ещё называли «лягушатником», там плескалась малышня, пока взрослые купались в Волге. Прах предков Но не только прибрежные дома были снесены возле Петропавловского съезда ради будущей большой стройки. Уничтожено было и расположенное неподалёку кладбище Сошествия Святого Духа на Апостолов, одно из старейших в Симбирске. Оно действовало на протяжении почти трёхсот лет — с первых лет существования города и до 1932 года. Хоронили там людей, не самых богатых и знатных. Пожалуй, самое известное захоронение на этом погосте – склеп с могилой знаменитого симбирского поэта Дмитрия Минаева. Деньги на памятник собирали горожане, а само кладбище даже иногда называли Минаевским, хотя чаще – Духовским. По воспоминаниям отца Виктора Фёдоровича Осипова, он сам видел, как уничтожали этот древний погост. — Ниже железнодорожной ветки (которая сохранилась до наших дней) энкаведешники никого не пускали. Построили шестиметровый деревянный забор, чтобы даже с горы не было видно, как на Духовском кладбище ломают уже тогда полуразрушенную часовню и сторожку. Рядом с Духовским кладбищем располагался ещё один погост – староверческий. Он тоже был уничтожен, — рассказывает Виктор Осипов. С могилами и склепами разобрались быстро. Несколько гробов родственникам похороненных позволили выкопать и перезахоронить на кладбище на улице Карла Маркса. — По свидетельствам старожилов, с которыми я общался, по Петропавловскому съезду, что вёл к Духовскому кладбищу, везли гробы – чтобы перезахоронить их на новом месте. Удивительно: для переселения людей, как я уже говорил, разработали целую программу, а о переносе кладбищ, что попадали в зону затопления, особо никто не заикался, — добавляет Вячеслав Ильин. Очевидно, вопрос о том, что будет с захоронениями, в то время не был столь уж значимым. «Отречёмся от старого мира, отряхнём его прах с наших ног…» В данном случае – отряхивали прах предков. Да, нескольким семьям удалось перезахоронить своих усопших родственников, но это были единичные случаи. У многих симбирян, похороненных на Духовском кладбище в XIX- начале XX века, к тому времени не было родных, проживавших в Ульяновске, и за них некому было похлопотать. А сроки строительства водохранилища поджимали, надо было поскорее избавляться от «проблемы». И придумали следующее. Оставили всё, как есть, в нижней части кладбища, где были самые простенькие могилы — эту часть всё равно водой затопит. — В конце 1960-х годов мы с отцом ходили на уже оборудованный в этом месте пляж, он нырнул метров за тридцать от берега и увидел на дне кресты и могилы, — вспоминает Виктор Осипов. В 1997 году в этой части водохранилища построили контрбанкет, предназначенный для защиты берега от размыва, а также полотна Куйбышевской железной дороги от разрушения. И всё засыпали. А вот с верхней частью Духовского кладбища решили по-другому. Всё металлическое (ограды, памятники, бюсты) собрали, погрузили на машины и увезли в переплавку. Всё деревянное (кресты, в основном) сожгли на месте. Но встал вопрос, что делать с каменными тяжелыми надгробиями, на которых написано, кто и когда здесь похоронен. Специальной техники тогда не давали, в основном применялся ручной труд. — Вот и придумали столкнуть ломами все надгробия в верхней части в находившийся там же, на кладбище, овраг. Потом засыпали их кирпичом от разрушенной часовни и сторожки, землей с могил. Вот и получилось, что до 1954 года там был овраг глубиной примерно 6 метров, а после 1954 года его не стало. Это место мне известно, — говорит Виктор Осипов. — Наверняка, многие надгробия расколоты, ведь столько лет прошло. Но как не думать о том, что их можно раскопать и посмотреть. Может, мы узнаем о своих земляках XVIII-XIX веков то, что никогда уже не найдем в архивах. К слову, тот самый памятник поэту Минаеву с верхней части погоста перенесли на Воскресенское кладбище (на ул. Карла Маркса), оставив круглое основание склепа и только засыпав его землей, которая, кстати, уже просела, и верхняя часть склепа видна из земли. P.S. В 1990-е годы стараниями тогдашнего председателя приходского совета Спасо-Вознесенского прихода Алексия Скала в Ульяновске начали восстанавливать Покровский некрополь. По крупицам собирали всё, что осталось от разграбленного после революции кладбища, что располагалось при древнейшем в городе Покровском мужском монастыре. Некрополь восстановили, он находится возле Спасо-Вознесенского собора на пересечении улиц 12 Сентября и Минаева. Большое дело сделано. Духовской погост, хоть и тоже древний, но всё-таки не центральный в городе, да и разрушенного, конечно, не восстановишь. Но нельзя же оставлять осквернённое кладбище, где были похоронены симбиряне с XVII века, чьи могилы со сбитыми крестами и поломанными надгробиями кое-как спихнули в овраг и присыпали землёй, без надлежащего изучения специалистов, без внимания тех, кто ответствен за сохранение культурного и исторического наследия региона. Нельзя отрясать прах своих предков. 12 фактов о Куйбышевском водохранилище • Общая площадь затопленных земель в Ульяновской области – 196 тысяч га (из них 23 тыс. га – пашни, 52,2 тыс. га – сенокосы и выгоны, 113,56 тыс. га — леса). • Основная часть затопляемых поселений (примерно 80%) располагалась в левобережной волжской пойме. • К 1956 г. из 87 попадавших в зону затопления населённых пунктов (полностью или частично) на новые возвышенные места переселились все. В итоге в Ульяновской области вместо 310 ранее существовавших осталось 259 населённых пунктов. • К 1 июля 1963 г. планы переселения и переноса были выполнены полностью. Всего из зоны затопления в Ульяновской области переселено около 130 тысяч человек, перенесено 12 876 жилых домов, 4 598 прочих сооружений. • Средняя стоимость переноса одного двора, установленная Куйбышевгидростроем в1955 году, составляла 7 100 рублей. • В зону затопления попало много старинных сёл, основанных в XVII-XVIII веках и раньше: к примеру, Крестово-Городище, Кайбелы и Архангельское в Чердаклинском районе, село Головкино в Старомайнском, Никольское-на-Черемшане. • Деревню Большое Пальцино переселили за полгода, начиная с марта 1953 года. Лес там полностью спилили, но в одном месте деревья не успели вывезти, и, чтобы комиссия приняла территорию, их просто закопали, но при затоплении они всплыли. После затопления образовался Пальцинский остров — это верхушка соснового бора. • Переселение людей и перенос объектов в меньших масштабах проходили в нашей области до 1965 года из-за начавшихся после заполнения чаши водохранилища обрушений берегов и оползней. • Перенос поселений был закрытой темой, официальной информации по этому поводу было крайне мало. Местные газеты скупо сообщали о строительстве Куйбышевского водохранилища как об очередной «великой стройке коммунизма». Без подробностей. • Первый агрегат ГЭС запустили 30 октября 1955 года. Заполнение первой очереди повысило горизонт воды в Волге у Ульяновска и Сенгилея на 5-6 метров. В начале апреля 1956 г. старейший водонаблюдатель Ульяновска И.И.Захаров после измерений отметил: «За сутки прибыло 13 см». • Окончательное заполнение водохранилища произошло весной и в начале лета 1957 г. • В мае 1957 г. выше Ульяновска берега Волги расступились на 40 километров, глубина увеличилась на 16-17 метров. Из наблюдений тех лет: «В шторм здесь, как на море, всё кипит и бушует, хлещут волны в 2-3 метра высотой». Для сравнения: до затопления ширина основного русла Волги около правобережных сёл Криуши и Шиловка составляла от 720 до 1144 метров, а между сёлами Ундоры и Старая Майна не превышала 1 километра. Около Ульяновска ширина Волги колебалась от 1200 до 2000 метров при глубине10 метров. По материалам книги Е.А. Бурдина «Волжская Атлантида: трагедия великой реки».


Источник

Тематики: ВолгаКуйбышевское водохранилищепогост

15.03.2015


 


Для профессионалов похоронной отрасли

Эпитафии

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

necropolist.narod.ru

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae