RSS Распечатать

Образование завтра: 10 поводов для разочарования

Олег Смолин, член-корреспондент Российской академии образования, профессор бизнес-школы «МИРБИС», первый заместитель председателя Комитета по образованию ГД РФ рассказал о том, почему сегодня развитие образования в России идет по пути не модернизации, а деградации. E-xecutive.ru публикует тезисы его выступления на ХII «Международной школе преподавателей», прошедшей 3 октября 2014 года в «МИРБИС»

1. Самые выгодные долгосрочные инвестиции – инвестиции в образование. В первой половине XIX века более половины факторов, которые обеспечивали успех американской экономики, были связаны с образованием. К сожалению, доля расходов государства на образование в России сокращается. Берусь утверждать, что это не путь модернизации. Ни одна страна до сих пор не была успешной в модернизации при затратах менее 7% от валового внутреннего продукта. В России сейчас около 4,3% – и далее предполагается сокращение до 4,1 – 3,5% от ВВП. В 2012 году Бразилия приняла программу по повышению расходов на образование с 5,5 до 10% от ВВП. Сейчас наше образование лучше, но чье будет лучше в 2020 году, если они будут вдвое увеличивать финансирование, а мы сократим и без того недостаточное – это уже серьезный вопрос.

2. Сегодня основа современной экономики – это человеческий потенциал, превращающийся в человеческий капитал. Фактором этого развития человеческого потенциала и превращения является образование. Россия находится на 65 месте по развитию человеческого потенциала в мире, тогда как в 1992 году мы еще были на 34 месте. В новую стадию развития цивилизации войдут те народы, у которых среди работников будет минимум 60% лиц с высшим образованием. В 2012 году Международная организация экономического сотрудничества и развития(OECD) опубликовала данные «Взгляд на образование 2012», по которым Россия заняла первое место по числу людей с высшим образованием в определенных возрастных категориях – 54% россиян в возрасте от 25 до 64 лет. Но при этом дипломированных людей у нас становится все больше, а специалистов – если не меньше, то, по крайней мере,мы точно все больше испытываем в них дефицит.

3. В развитом цивилизованном мире все большее значение приобретают частные усилия по развитию образования.Элвин Тоффлер – известный футуролог современности – утверждает, что именно из вклада частного образования в систему образования придут наиболее важные инновации. Он объясняет это тем, что не только в России, но и в других странах государственный сектор образования забюрократизирован – то есть недостаточно свободы для того, чтобы создавать новые системы, выдвигать новые идеи. Как сделать образование выгодным бизнесом для частных лиц и организаций? Равный доступ к бюджетным ресурсам. Некоторые шаги в этом направлении были сделаны, когда частные учебные заведения получили возможность принимать государственное задание на подготовку специалистов, однако доля бюджетных мест, которые получает частный вуз, составляет ничтожную часть от их общего объема.

4. Условием успешного развития образования является равенство системы налогообложения. Пока мы о нем можем только мечтать. Объем налоговых льгот для образования в России ниже, чем в большинстве стран мира, и это сказывается на цене образования. Условия для государственных и частных вузов неравные. Первым возвращается земельный налог и налог на имущество, а вторым не возвращается ничего. Я часто слышу критику в адрес частных вузов из-за того, что они не создают собственной достаточной материальной базы. Отчасти она справедлива. В то же время стоит отметить, что те вузы, которые создают, - наказываются дополнительным налогом.

5. Одним из способов повышения качества образования в России стал мониторинг высших учебных заведений. Напомню историю, когда с признаками неэффективности были объявлены более 100 вузов Москвы. Я вижу у России проблемы в инструментарии мониторинга. Как оценивать научную деятельность вузов? Индексы цитируемости (в частности, индекс Хирша) не всегда применим для нас (например, на Западе больше цитируют тех, кто критикует Россию, чем тех, кто проводит объективное исследование). Но это меньшее зло по сравнению с другим критерием, который используется в России: по затратам на науку в рублях. Это переворачивает элементарное представление теории управления. Обычно мы эффективность затрат измеряем результатами – здесь эффективность результата измеряется затратами.

6. Довольно спорным является критерий: выделение 14 квадратных метров на студента (данные по Москве и Санкт-Петербургу). Это выглядит так: чем больше у вас пустых площадей – тем вы более эффективный вуз.

7. Критерий трудоустройства выпускников кажется мне одним из наиболее осмысленных критериев в мониторинге, но не в том виде. Официальные показатели трудоустройства в вузах могут составлять 99,5%. Хотя на самом деле в большинстве стран мира безработица среди молодежи в первый год после окончания обучения составляет 20-25%.

8. Мне кажется, что правильная идея повышения качества вузов в России подменяется другой идеей – искусственным сокращением их количества. Да, наверное, в России есть вузы, которые работают некачественно и которые следовало бы закрывать. Однако американская статистика говорит о том, что Америка в последнее время только открывала вузы. Количество вузов на душу американца сегодня вдвое выше, чем количество вузов на душу россиянина. Норвегия недавно объявила свою национальную идею: открывать университеты. Неужели нашей национальной идеей станет прямо противоположная: Россия закрывает университеты?

9. Количество человек, которые пытаются получать высшее образование в России после окончания школы, примерно такое же, как в США, странах Скандинавии и др. – 80-90%. Разница в том, что в развитых странах отсев студентов происходит не столько на стадии поступления в вуз, сколько в процессе обучения. До выпуска доходит чуть более половины. В России, как только государственный вуз отчисляет студента, он теряет часть подушевого финансирования. От этого сокращается контингент, и преподаватель, который не ставит ученику положительную оценку, рискует сам, в конце концов, быть уволенным. Я считаю, что нам следует следовать принципу наших зарубежных коллег: если студент не усваивает программу – с ним надо прощаться. В противном случае у нас растет число «дипломированных неспециалистов».

10. Российское образование нуждается в максимальной дебюрократизации. Вспоминая шутку 1930-х годов, можно выразиться так: «Полстраны работает, полстраны ее контролирует». Лицензирование, государственная и общественная аккредитация, контроль со стороны Роспотребнадзора и т.д. Декан исторического факультета Омского государственного педагогического университета сравнил количество документов, которые ему приходилось заполнять в эпоху застоя и сейчас. По его словам, количество документов увеличилось ровно в 22 раза. Как отметилЕвгений Ямбург, теперь школы и вузы превратились в место, где дети, студенты и педагоги мешают администрации работать с документами.

Теме дебюрократизации вузов было посвящено мое последнее выступление в Госдуме. Также мы с коллегами внесли на рассмотрение несколько законопректов, направленных на: увеличение числа бюджетных студентов (по новому закону к 2020 году оно должно быть сокращено примерно на треть); ограничение платы за общежитие для студентов в государственных вузах; затруднение ликвидации вузов; возвращение к полноценной процедуре выбора ректоров.

Анна Солдатова, E-xecutive.ru


Источник

Тематики: образованиевысшее образование. выпускники

31.10.2014


 


Инструмент Студия Камня

Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae