RSS Распечатать

Ожившая «похоронка»

В Челябинске в рамках прошедшей Недели конкуренции за круглым столом собрались представители похоронного бизнеса, власти и антимонопольного ведомства региона. Сфера, как уже не раз отмечали эксперты, сегодня чересчур проблемная и конкурентная не в очень хорошем смысле этого слова.

Конкурировать здесь, по словам юристов и личным наблюдениям тех, кто хотя бы раз сталкивался с тяжелой утратой и знает, сколько стоят похороны, привыкли по-черному. Антимонопольщики всерьез озадачились такой ситуацией. Представители ведомства и сами предприниматели настаивают на реформировании сферы ритуальных услуг и выведении ее в чистое правовое поле.

Предыстория вопроса

Еще до кризиса 2008 года на рынке ритуальных услуг Челябинска разразился конфликт между муниципальным предприятием «Мемориал» и частными похоронными фирмами. Причиной тому стало то, что администрацией города был принят ряд нормативных актов, которые кардинально изменили условия работы для частных компаний. Монопольное право на оказание ритуальных услуг, в том числе копку могил и проведение похорон, было предоставлено МУП «Мемориал». История, которую челябинские предприниматели окрестили «монополией на мертвых» длилась до 2010 года, когда было принято решение о ликвидации МУПа. Через суды удалось отстоять права предпринимателей. Сегодня в погребении могут участвовать любые заинтересованные в этом коммерческие структуры, а «казенка» в городе только одна — Служба кладбищ, которая выдает разрешения на захоронение.

Нет МУПа — нет проблем?

— Антимонопольные органы уже на протяжении десяти лет сталкиваются с недостаточным регулированием органами местного самоуправления сферы оказания ритуальных услуг, — отмечает Наталья Сапрыкина, заместитель руководителя Челябинского УФАС России. — Мы видим ряд проблем, о чем нам сигнализируют сами представители бизнеса.

В числе таких проблемных замначальника надзорного ведомства отметила, в первую очередь, доступ на кладбища.

— Копка и закопка могил — это рынок конкурентный, — продолжает Наталья Сапрыкина. — Еще в 2005 году у нас было дело, которое фигурировало в судебных инстанциях. Во многих муниципалитетах была такая ситуация, когда кладбище как земельный участок передавался в ведение специализированной организации. На примере Челябинска, это был МУП. Естественно, владея кладбищем, это предприятие получало определенные преимущества и дискриминировало другие хозяйствующие субъекты. Основы этому были заложены соответствующим положением Гордумы. Позже проблема была снята. В настоящее время МУП не владеет объектами захоронения, а услуги по копке и закопке могил может оказывать любой хозяйствующий субъект.

По мнению экспертов, рынок после ликвидации МУПа оживился. Но тенденция к монополизации опять появилась.

— Торги, которые были проведены по ликвидации МУПа, показывают, что участниками являлись, по сути, бывшие директора ликвидируемого предприятия. Они и были признаны победителями. Сейчас торги отменены, и наше решение проходит стадию судебного обжалования, — уточняет Татьяна Соболевская, начальникотдела контроля торгов и органов власти Челябинского УФАС России.

По ее словам, сейчас ситуация такова, что с 2010 года МУП «Мемориал» находится в стадии ликвидации. А ООО «Мемориал-Сервис» — это отдельное юрлицо, никак не связанное с «тезкой». Но фактически его владельцы работают в том же здании, где и находилось ликвидируемое предприятие. Занимают его они на праве аренды.

— Определенная поддержка этого общества, думаю, есть, — считает Татьяна Соболевская.

— Да, мы — крупное предприятие, которое занимает более 30 процентов рынка, и не стесняемся этого, — прокомментировал ситуацию Радик Ибатулин замдиректора ООО «Мемориал-Сервис».

Самое же главное в вопросе конкуренции между похоронными организациями — это конечная стоимость услуги, где монополизация, конечно, на пользу не идет. С этой проблемой на уровне города решено бороться с помощью аутсорсинга.

— Буквально несколько дней назад на сайте горадминистрации появилось распоряжение о том, что была выбрана специализированная организация. Она нужна, поскольку гражданам необходимо оказывать услуги по захоронению, включенные в гарантированный перечень. Очень сложно сказать, будет ли эта организация дублером ранее существовавшего МУПа. Я думаю, это будет новое юридическое лицо, которое обяжут выполнять функции, установленные законодательством, — считает Татьяна Соболевская. — В эти функции входит копка могил, доставка тела к месту захоронения и в целом полный перечень ритуальных услуг, включая выдачу разрешения на захоронение, предоставление места захоронения и установку креста.

Как пояснила эксперт, специализированная организация предоставит эти услуги с последующим возмещением их стоимости из муниципального бюджета. Такие услуги в принципе может предоставить и любая другая организация, оказывающая ритуальные услуги. А гражданин, взявший на себя ответственность по захоронению и оплативший его стоимость, потом получит пособие в органах соцзащиты. Поэтому конкурентная битва за клиента здесь идет очень жесткая, отмечают эксперты.

— Если у гражданина возникнет потребность воспользоваться услугами той или иной организации — необходимо обеспечить равный доступ этих организаций на рынок. В результате, существенно снизится цена и возрастет качество услуг, которые оказывают ритуальные организации, — убеждена Наталья Сапрыкина.

По словам замначальника Челябинского УФАС России, самая проблемная тема здесь касается доведения до хозяйствующих субъектов информации о смерти. Сейчас, по сути, тот, кто первым получил эту информацию, получает и право первым иметь доступ к оказанию похоронных услуг.

Ни страны, ни погоста

— Первое, о чем свидетельствуют мнения граждан и представителей бизнес-сообщества, сфера ритуальных услуг сегодня — это криминализированная отрасль, — убежден Антон Бавин, юрист ООО Юридическая Компания «АРТЕ». — А криминал есть там, где нет закона. И в Челябинской области нет такого закона, который бы регламентировал в соответствии с федеральным сферу ритуальных услуг. Все обращения в прокуратуру сводились к тому, что сотрудники просто не могли подобрать статью, по которой следовало бы наказать нарушителей.

— Рынок ритуальных услуг, безусловно, проблемная сфера, которой нужно заниматься и вносить корректировки в действующее законодательство с учетом мнения и наработок бизнес-сообщества — участников данного рынка, — считает Ольга Милицина, заместитель уполномоченного по защите прав предпринимателей в Челябинской области по правовым вопросам. — И работа в данном направлении ведется. К примеру, уже этой осенью минстрой РФ планирует внести в Госдуму проект нового закона о регулировании рынка ритуальных услуг

— В первую очередь необходимо разобраться с проблемой доступа на кладбище, — говорит Антон Бавин. — На сегодняшний день проблема заключается в том, что согласование происходит практически на самом кладбище. Человек, обратившийся с целью согласовать место захоронения, фактически не понимает, с кем он общается — то ли это смотритель кладбища, то ли сотрудник какой либо организации, то ли и вовсе постороннее лицо… К примеру, вот два заявления на захоронение: в одном агент просит согласовать только место захоронения с тем, чтобы самостоятельно выкопать могилу и оказать родственникам умершего ритуальные услуги. Ему было отказано. Как следовало из текста письма, «по этическим и экологическим нормам». Через некоторое время последовало заявление от родственника умершего с уплатой семи тысяч рублей за услугу по погребению. Здесь все этические и экологические нормы отметаются и, соответственно, согласование было получено. Кроме того, у нас одна коммерческая организация, по сути, диктует свои условия: будет тело выдано или не будет…

Тут же обстановка круглого стола несколько накалилась, и из зала посыпались вопросы. Сперва — корректно оформленный: «Антон Николаевич, как давно вы занимаетесь вопросами похоронного дела и интересы какого круга лиц вы здесь представляете?», а следом другой — «Вы вообще кто?». Вопросы юристу задавали представители руководства ООО «Мемориал-Сервис»…

— Тот беспредел, с которым я столкнулся при похоронах своего деда, подтолкнул меня заниматься проблемами этой отрасли, — ответил Бавин. — Я не хочу, чтобы там, где я живу, царило беззаконие.

В разговор вмешался представитель управления ЖКХ администрации Челябинска, отметив, что вопрос, перешедший на личности, все же сводится к бичеванию муниципальных властей.

— Кто сказал, что в Челябинске захоронения производятся незаконно? Прокуратура со всеми проверками не вынесла ни одного решения, — возмутился эксперт.

— Уважаемый юрист четко уловил, что в данной отрасли присутствует криминал. МУП «Мемориал-Сервис», а далее — ООО «Мемориал-Сервис» — работает чуть больше года, — взял слово Радик Ибатулин.У нас уже было порядка десяти проверок. Проверяли вдоль и поперек, пытаясь обвинить нас в том, что мы — монополисты. А здесь также присутствуют предприниматели, которые «обрабатывают» другие 70 процентов рынка и при этом работают «в черную». Уважаемые предприниматели, покажите, пожалуйста, ваше штатное расписание и бухгалтерский баланс… Вы работаете незаконно и пытаетесь заниматься в Челябинске законотворчеством. Здесь пытались обвинить органы местного самоуправления — хорошо они работают или плохо… Но они сегодня работают так, как мы живем в этой стране. Они стараются навести порядок в городе и удовлетворить требования всех участников процесса. Поэтому первое предложение — провести полномасштабную проверку всех участников рынка — их по Челябинску около двадцати. Надо понять, кто честный игрок, а кто черный «ритуальщик», который не платит налоги и своими действиями коррумпирует медицину и правоохранительные органы. Сейчас, к примеру, при федеральном Минстрое готовится законопроект, предусматривающий лицензирование похоронной деятельности. Так у меня вопрос: ребята, а вы вообще готовы работать в новых условиях?

— Ситуация на рынке осложнилась в связи с пересмотром соотношения различных форм собственности. Необходимо уходить от монополий МУПов и развивать частный сектор и конкуренцию, — все же предельно прозрачно намекнул на то, что про рыночные механизмы забывать при всем этом не стоит, Константин Билан, руководитель регионального представительства Союза похоронных организация и крематориев по Челябинской области.

Наблюдение и учет

В том, что буква закона, которая легализует рынок ритуальных услуг, уже есть, напомнил Евгений Скорынин-Шадурский, вице-президент Российского союза похоронных организаций и крематориев в УрФО. Нет лишь контроля за соблюдением установленных норм.

— Так, что касается перевозки тел умерших на судебно-медицинское исследование, — это четко регламентированный федеральным законодательством процесс, — говорит эксперт. — Это финансовые обязательства муниципалитета. Тем не менее, органы местного самоуправления проводят конкурсы и за счет бюджетных средств финансируют перевозку, что является нецелевым расходованием бюджета. Раз у нас четко прописан регламент — фактически нам необходимо только его соблюдение. А все отсылки к тому, что размер этих средств невозможно заложить в казну, потому что муниципалитеты не знают количество перевозок — это отговорки: для этого у нас существует статистика. Так, в Челябинске на судебную экспертизу перевозится порядка 70 процентов тел умерших. Кстати, вскоре оказание ритуальных услуг на территории ЛПУ будет запрещено. Таким образом, решится вопрос по предпохоронным подготовкам. Я думаю, это в какой то мере подстегнет развитие частных останкохранилищ и компаний, готовых заниматься предпохоронной подготовкой с соблюдением санитарных норм. Этот вопрос в процессе решения. Что касается доступа на кладбище — это, в основном, проблема крупных городов, где большое количество кладбищ. Обеспечение равного доступа к местам захоронения сегодня также отрегулировано, но не соблюдается.

Фактически же Челябинск даже не в курсе, сколько усопших он может придать земле. В городе есть 12 кладбищ, из которых 10 действующих.

— Ведется ли учет земли, которую они занимают? — поинтересовался представитель Главного контрольного управления области у директора службы городских кладбищ Диляры Абдуллиной.

На что был получен довольно расплывчатый ответ. Служба, по словам ее руководителя, регулярно выравнивает холмы, расчищает потенциальные места захоронения от зарослей, расширяя таким образом площадь участков под копку могил. Но, по сути, доподлинно не знает, сколько еще усопших смогут вместить ее «вотчины», и можно ли обнадеживать людей тем, что разрешение на захоронение гарантированно будет предоставлено. А если искать могилу двоюродного прадеда приедет дальний родственник из Вологодской области, ему никогда не подскажут, где ее найти… Как таковой, учет земли не ведется, выяснилось со слов Диляры Абдуллиной.

— Вы — казенное учреждение, вы ведаете кладбищами, и вы не знаете, сколько мест есть на том или ином кладбище?! — удивилась Наталья Сапрыкина. — Заявитель как правило обращается не с тем, чтобы получить какое то конкретное место, а хотя бы какое то… И вы не владеете ситуацией…

— Важно провести учет земли и составить карту захоронений кладбищ, это поможет решить сложности при получении мест, — предложил Никита Бахтин, представитель ООО «Центр ритуальных услуг» и ИП Красовских (Сатка).

Такой опыт в регионе уже был. В Магнитогорске год назад была проведена инвентаризация всех кладбищ, и теперь горожане в режиме онлайн могут узнать о свободных местах. Информация о занятых местах обновляется ежедневно, на следующий день после похорон.

— Каждый муниципалитет действительно по-своему регламентирует эту сферу. Наша задача — не обвинить друг друга, а выработать некие универсальные предложения по реформированию отрасли. Все присутствовавшие однозначно поддержали мнение о необходимости создания Наблюдательного совета, — резюмировала итоги встречи Наталья Сапрыкина. — На уровне этого органа будет рассмотрен вопрос о подготовке типовых административных регламентов по выдаче разрешений на захоронение. Что касается эвакуации тел, а также деятельности ЛПУ по подготовке тел к выдаче, то эти вопросы требуют тщательной проработки и дальнейшего рассмотрения. Мы ждем от представителей бизнеса четких, конкретных предложений в «дорожную карту» в течение двух недель на электронные адреса Челябинского УФАС России и уполномоченного по правам бизнеса в регионе.

Инга Зайцева

P.S. В качестве утопии?

Закулисно участники встречи предложили организовать прием заявок на захоронение на базе Наблюдательного совета, который уже точно планируется создавать. А эти заявки — распределять в соразмерных долях — чтобы не возникало очередей, и были сняты риски для граждан, а все компании имели бы возможность работать в рамках правового поля. Также звучали предложения о том, чтобы начать вводить этический кодекс для агентов похоронных компаний, который бы определял некие моральные нормы. Но это, скорее, уже из области далеких перспектив становления гражданского общества, скептически отметило большинство игроков рынка.



Источник

Тематики: похоронное делособрание

06.10.2014


 


Для профессионалов похоронной отрасли

НИКА

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

Уход за памятниками и захоронениями в Беларуси

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae