RSS Распечатать

Коттеджи на костях


<div>Братские захоронения в Ленобласти все чаще подпадают под застройку.</div>

<div>В канун Всероссийского Дня памяти и скорби, отмечаемого 22 июня, в Ленинградской области разгорелся скандал.</div>

<div>
  <br />
</div>
Несколько гектаров земли, обильно политые кровью защитников Ленинграда, стали предметом торга между администрацией и коммерсантами. Последние давно ведут наступление на не паханные поля во Всеволожском районе области. Он - ближайший к Петербургу, считается элитным, там за последние годы появилось много вип-особняков. Район особенно лакомый для тех, кто делает свой бизнес на жилищном строительстве.
А не паханными остаются эти земли со времен Великой Отечественной войны. В 1941-1944 годах здесь насмерть стояли солдаты и ополченцы, ценой своей жизни закрывшие гитлеровцам путь в город на Неве. Где ни копни – рискуешь попасть на братское захоронение.
Скажем, близ поселка Колтуши один из фермеров, взявший в аренду часть, казалось бы, «чистого» поля, загнал на участок экскаватор, чтобы вырыть пруд, и, по его собственному признанию, «вошел в ступор», увидев, как вместе с комом земли поднял ковш человеческих останков…
Фермер тот оказался патриотом Родины. От своих первоначальных намерений отказался, вызвал поисковый отряд, установивший, что на этом месте в войну было захоронение полевого госпиталя, со временем установил там обелиск.
В другом районном поселке - Дубровка, братских погребений времен битвы за Северную столицу, как утверждают, «несчетное количество». Оттуда недалеко до легендарного «Невского пятачка» (Кировский район области), где счет погибших наших защитников шел, что ни месяц, на десятки тысяч. Раненых отправляли, если получалось, в Дубровку и другие поселки. По многочисленным свидетельствам очевидцев, обнародованных в послевоенные годы, это был нескончаемый поток машин и повозок. Медики полевых госпиталей не успевали перевязывать поступавших. Часто сами гибли под бомбежками.
Большая часть захоронений никак не обозначена. По той печальной причине, что за минувшие после окончания Великой Отечественной десятилетия власти не успели провести там необходимые в таких случаях работы. К тому же иные погребения, как вдруг выяснилось, были ведомственными. За одни отвечала местная власть, за другие – Минобороны СССР, за третьи – железнодорожники… Когда Союза не стало, ведомства быстро забыли о своем гражданском долге по отношению к павшим.
─ Госпиталей было очень много, я это хорошо помню, они были во всех деревнях и селах у линии фронта, - сказала корреспонденту «СП» Августа Батурина, жительница Дубровки, в войну девчонкой помогавшая медикам. - Умерших от ран, хоронили тут же, в поле. Массовые погребения обозначали временными знаками. После войны они долго были видны. А потом время взяло свое, разрушились, таблички с надписями были утеряны. Мы, местные жители из числа старожилов, помним, где солдатиков-то хоронили, поминаем их в памятные даты. А бизнесмены, которые сейчас к нам зачастили, ругаются, говорят, мешаем им работать.
Именно местные жители Всеволожского района забили недавно в набат, узнав о намечающейся застройке на месте госпитальных захоронений. Требуют, чтобы там установили охрану до того времени, пока эти братские могилы официально не получат мемориальный статус.
По их данным, а также по сведениям информационно-аналитического центра «Помним всех поименно», в тех краях более 50 братских могил. Некоторые из них отмечены на картах времен битвы за Ленинград. В частности, 22 захоронения тех бойцов, что участвовали в знаменитой операции «Искра» (наступательная операция советских войск в январе 1943 года, благодаря которой удалось прорвать кольцо блокады). Погребены в них тысячи человек…
─ На исторических картах эти солдатские могилы отмечены, существуют даже именные списки похороненных в них людей, но на учете они нигде не состоят, - недоумевает Александр Несмеянов, специалист центра «Помним всех поименно» и создатель интернет-портала Poxoronka.ru. – В принципе, понятно почему: для чиновников это всё лишняя морока. Они находятся под сильным влиянием строительного лобби, всячески потворствуют застройщикам.
«СП»: - Если есть карты, можно, наверное, через суд обязать сотрудников администрации считаться с этим…
─ Мы говорили им об этом. На что получили ответ вроде того, что земля вертится, земная ось постоянно смещается, а, значит, и все захоронения находятся в ХХI-м веке совсем не там, где были в ХХ-м. Не знаешь, смеяться или плакать после таких заявлений.
«СП»: - Не так давно в областной администрации хвастались инициативой некоего своего поискового фонда, перенесшего и потом захоронившего с почестями останки из нескольких братских могил во Всеволожском районе…
─ Я в курсе. Речь идет о могиле №17 (из тех 22-х, что связаны с бойцами «Искры» - авт.). Считаю, сделано все было там с многочисленными нарушениями. Уже хотя бы потому, что эксгумация останков и последующее их перезахоронение недопустимы без соблюдения всех юридических тонкостей. Согласно главе 1, статьи 4, пункта 2 федерального закона «О Погребении и похоронном деле», «создаваемые, а также существующие места погребения не подлежат сносу и могут быть перенесены только по решению органов местного самоуправления в случае угрозы постоянных затоплений, оползней, после землетрясений и других стихийных бедствий». В данном случае закон обошли. Я уже не говорю о той кропотливой поисковой работе, которая сопутствует обычно переносу воинских останков. Она необходима, чтобы попытаться найти солдатские медальоны павших, а, значит, вернуть из небытия имена прежде неизвестных героев. И этого сделано не было. Видно, очень торопился областной «поисковый фонд», освобождая нужное количество гектаров для строительной компании.
«СП»: - Насколько далеко зашло дело с возведением коттеджей на костях?
─ Насколько я знаю, потенциальный застройщик ждет решения о переводе земель в нужный ему статус.
Об этой скандальной ситуации в ближнем пригороде узнали питерские парламентарии. По предложению Андрея Анохина, заместителя председателя комиссии по вопросам правопорядка и законности ЗакСа Петербурга, депутаты посвятили ей одно из недавних своих заседаний. Итогом его стало подписанное практически единогласно обращение к президенту РФ Владимиру Путину защитить братские воинские захоронения в Кировском и Всеволожском районах Ленобласти, взяв их под личный контроль. Владимиру Владимировичу те места не чужие – на «Невском пятачке» сражался, был тяжело ранен его отец. Бывая в Петербурге, президент России периодически выезжает туда, почтить память павших.
─ Прежде всего, необходимо запретить переносить там останки с места на место, - считает А. Анохин. – Постараться восстановить имена павших воинов, чтобы родственники знали о месте и времени гибели их отцов, дедов, прадедов. И, конечно, обязательно нужно поставить их все на государственный учет, чего до сих пор по непонятным причинам сделано не было. Это одна из главных причин посягательств на них бизнеса.
Казалось бы, можно порадоваться – пусть и с многолетним опозданием, но дело сдвинулось с мертвой точки. Если бы не одно «но»: узнав об обращении к президенту страны, коллеги питерских депутатов – парламентарии Ленинградской области возмутились, обвинив Анохина и К. в… посягательстве на чужую территорию – ни больше, ни меньше! Утверждают, что в их регионе «уделяется большое внимание воинским захоронениям времен Великой Отечественной войны», а фактов передачи земли с братскими могилами под застройку они не знают. Или – не хотят знать?
«Никто не забыт и ничто не забыто» - гласит надпись на монументе в центре самого большого в Европе братского захоронения – Пискаревского кладбища в Петербурге. Всегда в это верилось. А сейчас, в 73-ю годовщину самой страшной войны на территории нашей страны, почему-то не верится.
Читайте далее: http://svpressa.ru/society/article/90550/


Тематики: похоронное делосмертьвойнакладбищеРоссияпреступление

01.09.2014


 


Голубов

Для профессионалов похоронной отрасли

Эпитафии

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

necropolist.narod.ru

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae