RSS Распечатать

Российско-украинская война. Мёртвые и живые. 25 августа 2014 года

Уважаемые друзья,
сегодня впервые в истории "Псковской губернии" газета вышла в свет досрочно.
В номере сейчас только две статьи: Алексея Семёнова "Война всё спишет" и моя "Мёртвые и живые".
Мы не стали ждать до среды и публикуем эти материалы сейчас.
Потому что кто-то из тех, кто послан на эту войну, сейчас ещё жив.
И мы хотим спасти жизни этих людей.
Нужно остановить войну.

upd. Сайт "Псковской губернии" работает некорректно. Возможно, он перегружен запросами.
Поэтому сейчас размещаем тексты здесь.


+ + +
Война спишет всё
В информационных войнах тоже бывают убитые, пленные и контуженные

«Ты знаешь, я требую факты,
Затем, чтоб свирепо громить,
Стрелять из ружья в иностранцев…»
Песня группы «Ночной проспект».
Альбом «Новые физики», 1987 г.

История с последствиями военного столкновения возле украинского села Георгиевка, в котором якобы участвовали псковские десантники, тот редкий случай, когда достоверность информации установить вполне реально. Более того, её невозможно не установить. Не надо искать чёрные ящики. Не надо расшифровывать данные космических спутников. Каких-то секретных свидетелей тоже устанавливать не обязательно.
На голову читающей публике вывали гигабайты информации, включая фото документов. Известны фамилии-имена-отчества тех, кто будто бы принимал участие в боях на Юго-Востоке Украины – в Лутугинском районе Луганской области. Названы фамилии и имена родителей российских военнослужащих, фамилии и имена их братьев, сестёр и подруг. Известна и прочая персональная информация. Свои комментарии сделала украинская сторона. Российские военные тоже не стали медлить с ответом. В эпоху, когда почти у каждого солдата имеется своя страничка социальной сети «ВКонтакте», утаить ничего невозможно.

У всех журналистов была возможность проверить информацию, которая разошлась в интернете 22-24 августа 2014 года. Там предельно ясно от имени жены одного из псковских десантников Оксаны говорилось: «Жизнь остановилась!!!!!!!!!!», «Лёня погиб, похороны в понедельник в 10 часов утра отпивание в Выбутах. Кто хочет с ним попрощаться, приезжайте всех рады будем видеть». Затем появилось уточнение: «В понедельник в 11 утра в Выбутах похороны....»

29 августа десант.jpg
Сообщение о гибели Леонида Кичаткина на его странице в социальной сети «ВКонтакте». В настоящее время страница удалена.

Фамилия десантника была знакомая – Леонид Кичаткин. Та же самая фамилия под № 15 значилась в рукописном списке поверки, который оказался в руках украинских военных под Луганском. Поверили в информацию не все. Тем более что все трагические записи быстро исчезли и были заменены оптимистической записью: «Мой муж жив и здоров и сейчас отмечаем крестины дочери».

Но мы всё же 25 августа 2014 года приехали в Выбуты, к храму Ильи Пророка, находящемуся в 15 километрах от Пскова, и были готовы увидеть запертый утром понедельника маленький храм на берегу реки Великой.

Но храм был открыт.

Лучше бы он был закрыт, и все были бы живы.

Более того, храм был окружен военными. Рядом стояли два автобуса и десятка полтора легковых машин. А машины всё подъезжали и подъезжали, в том числе большой грузовик, покрытый брезентом. За рулём были военные. Чуть позднее подъехал микроавтобус, оказывающий ритуальные услуги. К этому времени в храме уже находился один гроб. Рядом с ним стоял военный почётный караул и родственники.

Отпевание ещё не началось, но находиться в храме или возле храма было уже небезопасно. Присутствующие люди в форме стали вычислять посторонних. Кажется, частично это им удалось. Разыгралась не самая подходящая для последнего прощания сцена. Удар, угрозы, попытка обыска и тому подобное. Всё, в конце концов, закончилось вмешательством полицейского. Церемония прощания тем временем началась. Машины с военными продолжали подъезжать по разбитой грунтовой дороге.

После полудня на краю сельского кладбища появились две свежие могилы. Второй раз мы приехали на это кладбище после 16.00 и не сразу нашли эти могилы. Нам подсказали местные жители: «Ищите могилы военных? Тогда возвращайтесь к большому зелёному мусорному контейнеру. Это ориентир».

В метрах пятидесяти от контейнера действительно быстро нашлись две свежие могилы. На одной стоял большой деревянный крест. На нём была табличка: «Кичаткин Леонид Юрьевич, 30.09. 1984 – 19.08. 2014». Фамилия-имя-отчество совпадало с тем, что было записано в том самом списке вечерней поверки. Внизу, в венках и в цветах, стояла фотография человека в военной форме.


29 августа десант1.jpg
Могила Леонида Кичаткина. Кладбище в деревне Выбуты, 25 августа 2014 г.

Это был тот же человек, чьи фотографии до последнего были выставлены на странице социальной сети «Вконтакте» – до той поры, пока не исчезли.

Совсем рядом находилась ещё одна могила с таким же крестом, но без фотографии. На чёрной табличке золотистыми буквами было написано: «Осипов Александр Сергеевич, 15.12.1993 – 20.08.2014». На венке была траурная лента с надписью: «От личного состава ВДС гв. 104 ДШП».


29 августа десант3.jpg
Могила Александра Осипова. Кладбище в деревне Выбуты, 25 августа 2014 г.

Это пока всё, что я могу сказать о наших поездках по псковским кладбищам. Выводов никаких делать не буду. Что хотите, то и думайте.

Украинские СМИ и блогеры утверждают, что на стороне «ополченцев» воевали Леонид Кичаткин, Никита Цепляев, Максим Полянин, Руслан Бычков, Николай Матвиец, Дмитрий Долгов, Игорь Кочуков, Никита Сурначев, Илья Максимов, Владимир Рыбаков, Николай Крыгин, Константин Таборовец, Андрей Лукьянов, Марсель Сулейманов, Иван Ткаченко, Александр Безбабных, Вагит Шашуев, Игорь Кочетов, Рустам Насиев, Виктор Толстых, Максим Белоусов, Леонид Супрун, Владимир Рыбаков, Геннадий Мурзин, Руслан Кондралеев, Роман Москалёв, Илья Кухта, Римир Исламгизин, Максим Суразаков, Дмитрий Жнакин… В общей сложности в этих списках как минимум 47 человек, а на фотографии списка вечерней поверки, будто бы подобранной на поле боя, вообще 60 фамилий. Судя по всему, список сформировался в результате сравнительного анализа журнала поверки и страничек в социальной сети «ВКонтакте».

Украинские СМИ и блогеры пишут о том, что «взвода под командованием ст. лейтенанта И. А. Попова псковской 76 ГВ ДШД больше нет».

Журналистка «Громадського ТВ» Анастасия Станко несколько дней назад сообщила в твиттере о восьми десантниках из Пскова, якобы в тяжёлом состоянии находящихся в областной больнице Луганска. По её информации, «они нетранспортабельны, ещё 30 человек отправили в больницу Ростова».

В ответ командующий Воздушно-десантных войск Вооруженных сил России генерал-полковник Владимир Шаманов, находившийся в Пскове 22 августа 2014 года, заявил: «В нашей десантно-штурмовой бригаде все живы и здоровы».

Ещё раньше о том же самом сказал официальный представитель министерства генерал-майор Игорь Конашенков. По его словам, министерство обороны РФ считает фальшивкой сообщения украинских СМИ о «захвате» на Украине российской БМД-2.

Официальный представитель министерства обороны считает, что служебные документы, якобы найденные в этой машине, не используются в Вооруженных силах России уже около пяти лет. «Да и непонятно, зачем в бронемашине возить такую обширную библиотеку, включая даже журнал увольнения рядового состава? – сказал Игорь Конашенков. – В отношении же фигурирующих в СМИ паспортов, кредитных карт, полисов и т. д., можно сказать только одно: к многочисленным "подвигам" СБУ, теперь необходимо добавить и еще один – "скупку краденого"».

«Сьогодні вранці в бою під Луганськом…»

О псковских десантниках, находящихся под Луганском, заговорили после того, как украинские СМИ опубликовали информацию, которая понятна без перевода: «Сьогодні вранці в бою під Луганськом українські військові захопили дві БМД Псковської дивізії ВДВ Росії. У машині виявлений повний пакет документів – від водійських прав до військових документів. Особовий склад і машина приписані до в/ч 74268, першої парашутно-десантної роти Псковської дивізії ВДВ».

Для убедительности были опубликованы фотографии якобы захваченных на поле боя вещей, включая танковый пулемет ПКТ с табличкой, на которой значится имя пулеметчика – «рядового Сурначева Н. Д.»

Устанавливать подлинность или неподлинность кредитных карт, полисов, водительских удостоверений и паспортов – путь тупиковый. Страховой полис, паспорт, банковская карта или карта из гипермаркета – в любом случае не доказательство.

Фотографии пулемёта, старого БМД-2, воинского устава, ведомости закреплённого оружия и рукописного журнала поверки тоже не доказательство. Коллекцию голубых беретов тем более можно собрать без труда. Не обязательно дожидаться взвода псковских десантников в полях под Луганском.

Правда будет установлена тогда и только тогда, когда выяснится судьба упомянутых военнослужащих. Всех без исключения. Пока что мы знаем о судьбе Леонида Кичаткина – по крайней мере, о том, когда закончилась его жизнь.

Определённо можно сказать, что названные имена и фамилии российских военнослужащих – не вымышленные. По фотографиям на страницах «ВКонтакте» более-менее понятна их военная биография. Кого награждали медалью «За возвращение Крыма», а кого нет. Не зря же министр обороны РФ Сергей Шойгу, прилетавший в Псков 22 августа 2014 года, вручая орден Суворова 76-й десантно-штурмовой дивизии, сказал, что «в этом году дивизия выполнила специальные задачи по возвращению Республики Крым в состав Российской Федерации».

29 августа десант5.jpg
На странице Александра Осипова выложены фотографии с медалью «За возвращение Крыма».

Известны названия городов, которые российские военнослужащие (а скорее всего – бывшие военнослужащие), якобы принимавшие участие в боях под Луганском, считают своими родными городами: Псков (Леонид Кичаткин, Виктор Толстых), Белгород (Николай Матвиец), Первомайский (Максим Полянин), Ардатов (Руслан Бычков), Остров (Дмитрий Долгов), Тамбов (Игорь Кочуков), Новосибирск (Андрей Лукьянов), Митро-Аюп (Марсель Сулейманов), Плотава (Иван Ткаченко), Каменск-Шахтинский (Никита Цепляев), Макушино, Курганская область (Рустам Насиев), Печоры (Максим Белоусов), Печора (Леонид Супрун), Нижний Новгород (Владимир Рыбаков), Кемь (Илья Кухта) Курганинск, Краснодарский край (Геннадий Мурзин), Саранск (Руслан Кондралеев), Ярославль (Роман Москалёв), Шебалино, Алтайский край (Марсель Суразаков)…

Так что это разговор не о геополитике. И не о политике вообще. Это разговор о людях, у которых есть имена и фамилии, родные и близкие.

Блогеры спорят о том, могла ли оказаться у военнослужащего из Пскова карта белгородского клуба.

Это беспредметный спор. Даже если бы псковские десантники не летали на транспортных самолётах в российский город Белгород.

Не все названные военнослужащие родом из Пскова. Они с Урала, Сибири, Краснодарского края и других мест. То есть клубные карты у них могли быть какие угодно, но сама по себе клубная карта даже косвенным доказательством участия в боевых действиях являться не может.

Разговор о том, что внутренний паспорт гражданина России не мог оказаться в руках военнослужащего-срочника, тоже беспредметен. В обычное время – да, не мог. Паспорт после призыва сдаётся, и у военнослужащего остаётся только военный билет. Но псковских военнослужащих украинцы подозревают в том, что они дружно летом 2014 года уволились – незадолго до того, как отправиться на Юго-Восток Украины. По этой причине, якобы, дата выдачи предъявленного СМИ фото паспорта уроженца Печор Николая Крыгина, родившегося в 1994 году, такая примечательная: 01.08.2014 г.

Однако сами по себе документы, пусть даже подлинные, ни о чём ещё не свидетельствуют. Паспорт можно потерять. Его можно выкрасть. Фотографии в интернете всего лишь наводят на размышления, но не более того. В условиях информационной (и не только информационной) войны доверять заявлениям противоборствующих сторон нельзя.

Украинская сторона заявляет, министерство обороны России – опровергает. И наоборот. И то, и другое пока что выглядит недостаточно убедительно. Одни говорят: «Смотрите, мы предъявляем подлинники!». Другие не менее яростно утверждают: «Нам предъявили фальшивку!»

После этого начинается информационный шум: «Провокация СБУ! Они и аккаунты заранее пооткрывали, и документы поворовали. И вообще – такие журналы уже больше не используются!», «Псковская воздушно-десантная дивизия РФ участвует в агрессии против Украины», «В общем ряду ежедневных "разоблачений" российского присутствия на территории Украины это уже 1001-е "свидетельство"»…

Пока что это только информационное сопровождение. Упражнение в остроумии или просто способ заговорить зубы.

В итоге же – солдатские могилы на краю сельского кладбища.

«На сияющем фюзеляже появилось эмблема Изборского клуба»

Верить надо не картинкам, а людям. Живым или мертвым. Они могут убедить тех, кто действительно стремится разобраться в происходящем. Это люди, чьи имена упоминаются в многочисленных сообщениях. Пока не доказано обратное, они живы и здоровы. Если бы украинцы предъявили миру раненых или убитых псковских десантников, тогда бы слова украинцев звучали более весомо.

В свою очередь, российской стороне для полной убедительности надо предъявить живых и невредимых Леонида Кичаткина, Александра Осипова, Никиту Сурначева, Николая Крыгина, Максима Полянина и остальных. Сказал же Владимир Шаманов: «В нашей десантно-штурмовой бригаде все живы и здоровы». Если это так, то пусть десантники (или бывшие десантники) хотя бы ненадолго покажутся. И в ту же секунду все поймут – кто в этой информационной войне побеждает.

Пока же мы имеем только картинки и подписи к ним. Картинки одни и те же, а подписи – противоположные, в зависимости от того, кто какую сторону конфликта представляет. Как написал в своей странице социальной сети «ВКонтакте» солдат, чья фамилия значится в украинском списке: «Мачу хохлов в Растове !!!»

Однако в этом информационном шуме вдруг наступает минута молчания – пока что по Леониду Кичаткину и Александру Осипову. На вопрос: «Что с ними произошло?», официальных ответов пока нет. Возможно, они появятся в ближайшем будущем.

Логика украинской стороны такова: произошедшее под Луганском напоминает события при обороне донецкого аэропорта. Бои за этот аэропорт почти совпали с тайными похоронами в Москве, когда в клубе части со всеми воинскими почестями прощались с 14 военнослужащими 45-го полка специального назначения Воздушно-десантных войск, «одновременно умершими в отпуске». Украинские СМИ тогда публиковали фотографии с траурными лентами, выставленные в клубе военной части – со ссылкой «на очевидца».

Так вот, сами по себе выставленные на столах фотографии, пусть даже с траурными лентами, ни о чём не говорят. Траурных лент можно нарисовать миллиард. Как и фотографий. Другое дело, когда мы знаем имена, фамилии и место призыва российских военнослужащих.

Некоторые военнослужащие, попавшие в новый, августовский список украинских СМИ, в своё время выложили на своих страницах социальной сети «ВКонтакте» даже свои повестки из военкомата (например, Андрей Лукьянов из Новосибирска, с улицы Солидарности, призванный 10 декабря 2013 года военным комиссариатом по Дзержинскому и Калининскому районам).

Осталось установить – где псковские десантники (или те, кто совсем недавно был десантником) находятся сейчас. Номера боевых машин и пулемётов можно подделать. Как и паспорта. Но ведь существуют родные и близкие военнослужащих. В таких городах как Ардатов, Остров, Печоры, Шебалино, Курганинск, Макушино невозможно скрыть – вернулся солдат домой или нет. Это выяснится в ближайшие дни или недели. Здесь не может быть полуправды. Одна из двух сторон лжёт.

Как написал на своей странице «ВКонтакте» в апреле 2014 года один из псковских десантников, чья фамилия попала в список украинских блогеров: «Всё будет хорошо. Теоретически. Практически. Логически. Дедуктивно. Индуктивно. По статистике. По теории больших чисел. По Фрейду. По Ницше. По Дарвину. По-любому».

Осталось определить – кому будет хорошо, и кто выигрывает от войны в землях, которые ещё совсем недавно были мирными.

Пока что понятно: очки набирают такие люди как публицист Александр Проханов, чьими усилиями Псков даже без участия десантно-штурмовой дивизии прочно увязан с милитаристской имперской идеей. Очередной его «пламенный» текст озаглавлен «Стратегический бомбардировщик «Изборский клуб» : «Под Саратовом, в городе Энгельсе, на аэродроме дивизии дальней авиации состоялось торжество: одному из стратегических ракетоносцев, самолёту Ту 95 МС, было присвоено имя города Изборск. И на его сияющем фюзеляже появилось наименование этого маленького героического города и эмблема Изборского клуба. Присвоение грозной машине имени Изборского клуба говорит о признании, которым пользуется в кругах нашей общественности это патриотическое образование. На взлётном поле среди десятков машин, совершающих свои стратегические рейсы в Атлантику и к Тихому океану…»

Другой член «Изборского клуба» Александр Дугин в статье «Торжество предателей», опубликованной 15 августа 2014 года на сайте Новороссии, упоминает о «демонтаже проекта «Новороссия». По словам Дугина, «удар, который получили мы все, Народ, чудовищен. Это прямой удар по России и по Путину лично. Он сам дал скрытым врагам инструмент для того, чтобы доставить ему самые серьезные неприятности».

Но у Александра Дугина и его единомышленников ещё осталась надежда. Эта надежда на то, что Россия перестанет скрывать свои намерения, и открыто введёт свои войска на Украину. «Есть ещё последний проблеск в захлопнувшемся люке, – пишет Александр Дугин. – Демонтаж политического проекта Новороссии может оправдан ещё и прямой военной интервенцией. В этом случае, действительно, не нужны ни Стрелков, ни Болотов, ни Мозговой, ни ополченцы. Все вопросы будет решать военная администрация в полевых условиях. Но надеяться на это – как хвататься за соломинку. Однако…»

Если надежды Александра Дугина оправдаются, то сообщения о реальных боевых потерях российских граждан на Украине будут уже не столь засекречены.

Открытая военная интервенция развяжет руки и языки. Война всё спишет.

Очередное заседание «Изборского клуба» – пока что без Ту 95 МС – предполагается провести в ближайшие дни в Псковской области. Подготовкой заседания «Изборского клуба», ориентировочно намеченного на 27-28 августа 2014 года, занимается политконсультант Артём Акопян. Он пообещал, что на Священный холм под Изборск в Печорском районе «привезут землю из Крыма».

А пока землю не привезли, 21 августа 2014 года хакерской атаке подвергся сайт муниципального образования «Город Псков», на котором появилось «обращение к жителям города Пскова». В обращении говорилось: «Ваших солдат и детей использует Путин в качестве пушечного мяса!!!» и т. п. Вскрытие сайта – явное следствие того, что город Псков в международном информационном пространстве тесно увязан с войной на Украине.

Привести горсть земли из Крыма – это, конечно, лучше, чем привезти «груз 200». Но в перспективе при таком милитаристском подходе к жизни одно и другое находятся в довольно близком зловещем соседстве.

Александр Проханов высокопарно написал: «Соединение этих сил – Изборской крепости, этой грозной машины, которая носит теперь название "Изборск", а также патриотического Изборского клуба – это гарант того, что сегодняшняя Россия оснащена всеми средствами, чтобы продолжать свой путь в историческом русском времени к неизбежной и грядущей Русской Победе».

Боюсь, Изборской крепости, машины «Изборск» и «интеллектуалов» из «Изборского клуба» явно недостаточно для «Русской Победы», если, разумеется, под такой победой не понимать очередную «холодную войну» и круглосуточный парад ненависти.

Алексей СЕМЁНОВ

+ + +
Мёртвые и живые
Российское государство пытается скрыть, что оно посылает своих сыновей на войну, как они погибают и где проходят похороны

Четырнадцать лет назад, в марте 2000 года, о гибели 6-й роты 104 полка 76-й десантно-штурмовой дивизии стало известно после того, как список погибших был тайно передан из дивизии журналисту Олегу Константинову и опубликован 6 марта частично (более 60 имен) в городской газете «Новости Пскова», а 14 марта, в день псковских похорон, на первой полосе издания были названы 83 имени из 84. После публикации 6 марта гибель десантников в разговоре с губернатором Псковской области Евгением Михайловым подтвердил 7 марта тогдашний командующий ВДВ Георгий Шпак, и губернатор не скрыл этой страшной правды от общества.

Только спустя неделю после боя на высоте 776.0 о гибели 6-й роты было объявлено официально (первые дни официальные представители ОГВ на Северном Кавказе, отрицали не только масштаб потерь, но даже сам факт боя, и командиру полка Сергею Мелентьеву пришлось, оплакивая погибших, не говорить о самом факте страшных утрат). Его трагическая кончина при невыясненных до сих пор обстоятельствах была воспринята всеми близкими и сослуживцами однозначно: он стал 85-м .

Хоронил погибших 6-й роты 14 марта 2000 года буквально весь Псков. Кто был, тот помнит.

В августе 2014 года политическое и военное руководство страны не признает ни факт участия российских военнослужащих в боевых действиях на территории Украины, ни факты заметных боевых потерь. Похороны погибших происходят в обстановке почти секретной, практически тайно.

На какой войне и ради кого погибли эти молодые парни? Зачем российскому государству сейчас это молчание и как долго оно надеется скрывать то, что совершенно невозможно скрыть?

25 августа под Псковом, на погосте Выбуты похоронили двух военнослужащих: Леонида Юрьевича Кичаткина (30.09.1984 – 19.08.2014) и Александра Сергеевича Осипова (15.12.1993 – 20.08.2014).

Это не первые погибшие на российско-украинском фронте, похороненные в Пскове. Но о похоронах в Выбутах написала в социальной сети супруга Леонида, и печальное событие оказалось известно заранее .

Министр обороны Сергей Шойгу и командующий ВДВ Владимир Шаманов утверждают, что 76-я дивизия не принимает участия в боевых действиях на территории Украины и, соответственно не понесла боевых потерь.

Между тем все пришедшие на похороны могли убедиться, что хоронила погибших дивизия.

Люди со всей страны, из республик бывшего СССР, псковичи, живущие в Европе, пишут сейчас в Псков письма с одним вопросом: «Что происходит? Почему молчат командиры? Почему молчат все?».

Бывший военнослужащий 76-й дивизии, который служит сейчас в другом регионе России, написал мне 24 августа: «Почему командование ВДВ и политики утаивают происходящие сейчас в Луганской обл., Донецке и т. д. по Украине? Почему отправленные 15-16 числа и позже десантники уже возвращаются в часть в цинковых гробах? В частности ЛЕОНИД КИЧАТКИН из 234 полка. Остальных я не знаю, но они есть!».

Он попросил меня прийти на похороны. Утром 25 августа в Выбутах мы могли убедиться, что Леонид Юрьевич Кичаткин скончался 19 августа.

Можно только догадываться, на какой войне он погиб. Об этом не говорят.

Отставные военные, которые находятся в сильном шоке от происходящего («Нас подставили! Нас снова подставили!», – матерясь последними словами, говорят они, не разделяя себя и ныне служащих офицеров и контрактников) и, даже не будучи знакомы друг с другом, описывают одну и ту же схему происходящего.

Это их версия, но другой нет. Дивизия формально прекращает по договоренности сторон контракт с человеком (или приглашает уже отслужившего) и тут же новый контракт заключает некая третья сторона. Это может быть и какая-то посредническая контора, и даже некие представители Донецкой и Луганской «народных республик». Люди становятся де юре добровольцами. Они на этой войне – не военнослужащие Российской Федерации, а частные лица, которые согласились на такой контракт.
Свободные люди. Имеют право?

Судя по всему, все переговоры де факто ведет само военное командование. Не исключено, что в этой цепочке участвуют военкоматы.

Экипировка и вооружение людям выдаются из родной части. А боевые машины десанта – те самые БМД-2, из-за принадлежности которых разгорелись споры, очевидно, ранее списанные в «запас», но пригодные к использованию, идут на эту «неизвестную войну». Гнать туда БМД-4 никто не будет – новейшая техника, есть только в России, слишком легко опознается.

Впрочем, это мелочи на фоне всего происходящего. На фоне гибели тысяч людей это – частности, те самые детали, в которых скрыт дьявол, но живет он не деталями – он пожирает чужие жизни.

На юридическом языке такие соединения называются незаконными вооруженными формированиями. В любой стране. Ни для каких законных целей такие боевые подразделения не создаются.

Инициировать создание таких формирований в современной России может только государство. Предложить людям такие контракты тоже может только государство. Платит за всё это бюджет российского государства, финансирующий Вооруженные Силы РФ. То есть каждый налогоплательщик России. Люди гибнут на этой войне за счёт денег, взятых у каждого из нас.

Но невозможно взять у каждого кровь, чтобы вернуть этих людей к жизни.

В 2000 году для всей страны было одно внятное объяснение, за что погибли преданные высшими чинами Российской Армии солдаты 6-й роты: за территориальную целостность Российской Федерации.

Сейчас, летом 2014 года, граждане Российской Федерации участвуют в боевых действиях на территории Украины, и на этом фронте им противостоят Вооруженные силы Украины, в том числе такие же десантники, которые, выполняя требования Присяги,
защищают территориальную целостность Украины.

В 2000 году, во время Второй Чеченской войны, никому, никаким военнослужащим Российской Армии, не могло прийти в голову, на каком фронте они могут оказаться в августе 2014-го.

Сколько среди российских военнослужащих людей с украинскими корнями?

Сколько среди украинских военнослужащих людей с русскими корнями?

Вот она пришла к нам – настоящая братоубийственная война.

В 2000 году псковских десантников открыто, с почестями, хоронила вся Россия – в 30 регионах находятся их могилы.

Невозможно сказать точно, но уже понятно, что и сейчас не только в Пскове проходят похороны.

Очевидно, проходят так же, как в Пскове – фактически тайно.

Сколько погибших – неизвестно. Командование всё отрицает. Это недостойно. Семьи молчат, а короткие отчаянные фразы в социальных сетях немедленно уничтожаются. Это страшно.

Кому нужно это молчание? Кого оно может спасти? Чью ложь скрыть?

За что и во имя чего погибли эти люди на чужой земле, отдав себя в руки государства?

Отвечать на эти вопросы российское государство не хочет.

Все обстоятельства гибели 6-й роты не известны до сих пор. И при этой власти, которая уходит своими корнями в 1999-2000 гг., – едва ли будут известны.

Всего несколько месяцев назад, на фоне эйфории «бескровного возвращения Крыма», все, у кого сохранилось разумное понимание происходящего на наших глазах, только начинавшегося тогда, кошмара говорили, кричали главное: «Остановитесь. Ещё не поздно. Пока все живы» .

Не услышали. Не хотели слышать и не услышали.

А тогда, в начале марта 2014-го, все были ещё живы. Леонид Юрьевич Кичаткин и Александр Сергеевич Осипов в том числе.

Кто убил этих людей?

Общество, поражённое чумой великодержавной радости, поддержало эту войну, согласилось на неё, отдало жизни этих молодых парней в пекло войны.

Страшный путь прошло российское общество вслед за российским государством за 14 лет, с 2000-го по 2014-й.

И пока не останавливается. Более того – ускоряется.

В 2000-м году ещё можно было открыто хоронить погибших солдат.

В 2014-м – уже нельзя.

Так изменились войны, которые ведет российское государство.

По сути дела это всё одна и та же война – против народа.

Потому что платит жизнями на этой войне только народ.

Погибших солдат уже давно много больше, чем живых.

Но погибшие ничего не могут сделать.

Только живые могут спасти ещё живых.

Поэтому у каждого есть возможность, нет, больше того, есть долг спросить лично у себя, кто ему нужен – мёртвые или живые.

От ответа на этот вопрос зависит сегодня будущее России.

Лев ШЛОСБЕРГ
http://lev-shlosberg.livejournal.com/822011.html


Тематики: УкраинаРоссиявойнавоенные действияТерроризмсмертьгибельпреступление

01.09.2014


 


Миртелс

Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

Уход за памятниками и захоронениями в Беларуси

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae