RSS Распечатать

Нелегкий выбор: кремация или погребение?

Отношение Церкви к кремированию умерших христиан для многих остается загадкой. Однозначный ответ на нее, возможно, даст форум Межсоборного присутствия РПЦ — о том, что кремация станет одной из его ключевых тем, на днях сообщил РИА Новости заместитель управляющего делами Московской патриархии архимандрит Савва (Тутунов).

"Это тема актуальная. Я знаю, что многих православных верующих смущает сам факт кремирования тел. Считается, что это такая нетрадиционная для христианства форма погребения", — сказал о. Савва. Заодно он отметил, что сегодня у Русской православной церкви нет жестко сформулированного отношения к кремации, официально высказанного и полностью исчерпывающего эту тему.


Действительно, мало какой вопрос имеет столь сложное к себе отношение со стороны Церкви, как предание тел усопших огню. С одной стороны, казалось бы, все ясно — умерших положено погребать на кладбище в освященной земле с выполнением всех положенных обрядов. А последние, в свою очередь, жестко завязаны именно на традиционной практике предания тел земле. Об этом много говорится в соответствующих чинопоследованиях.

Вот некоторые наиболее характерные цитаты из текста отпевания, из которых ясно следует, что тело должно предаваться земле: "И тако вземше мощи отходим ко гробу последующим всем людем, предыдущем же священником… И полагаются мощи во гроб. Архиерей же, или священник, вземь перст лопатою, крестовидно мечет сверху мощей глаголя: Господня земля и исполнение ея, вселенная и вси живущий на ней… и тако покрывают, яко обычно гроб".

На всякий случай, уточним — под "мощами" в данном случае подразумеваются не мощи святых, а просто мертвое тело. Однако в разговорном русском языке это термин превратился в архаизм — сегодня его употребляют как обозначение для останков прославленного Богом подвижника, упуская эпитет, указывающий на его святость.

Еще отрывки из того же чина отпевания:

"Земля еси и в землю отыдеши" (Это уже цитата из Библии, 3 главы Бытия, стих 12), "земнии убо от земли создахомся, и в землю туюжде пойдем". "Приидите убо, целуйте бывшаго вмале с нами, предается бо гробу, камением покрыватся, во тму вселяется, с мертвым погребается". "Видяще предлежаща мертва образ восприимем вси конечнаго часа: сей бо отходит, яко трава посечеся, вретищем повиваем, землею покрываем".

Таким образом, богослужебная практика Православия просто не предусматривает погребения специально сожженного тела — тела погибших на пожаре хоронят обычным чином.

Однозначно отрицательное отношение к кремированию покойников и у официальных лиц РПЦ. Вот, например, слова заместителя председателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерея Всеволода Чаплина: "Мы негативно относимся к кремации. Конечно, если родственники просят об отпевании покойного перед кремированием, служители Церкви им не отказывают. Но люди, исповедующие православие, должны уважать умерших и не допускать разрушения тела, созданного Богом".

А вот хрестоматийное мнение и самого Патриарха Кирилла в его бытность председателем Отдела внешних церковных сношений в сане митрополита Калининградского и Смоленского. В ответ на вопрос жены смертельно больного он сказал следующее:

"…Кремация находится вне православной традиции. Мы верим, что в конце истории произойдет воскресение мертвых по образу Воскресения Христа Спасителя, то есть не только душой, но и телом. Если мы допускаем кремацию, то тем самым как бы символически отказываемся от этой веры. Конечно, речь здесь идет только о символах, ибо и похороненное в земле человеческое тело также превращается в прах, но Бог силою Своей из праха и тления восстановит тело каждого. Кремация, то есть сознательное разрушение тела усопшего, выглядит как отказ от веры во всеобщее Воскресение. Конечно, многие, кто верит во всеобщее Воскресение, по практическим соображениям все-таки кремируют усопших. В случае кончины вашего мужа вы сможете его отпеть, но если есть у вас возможность убедить его не настаивать на кремации, то попытайтесь сделать это!".

В богословской литературе можно встретить еще и такой довод — сожжение тела усопшего является тяжким грехом — поруганием храма Божия: "Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог: ибо храм Божий свят; а этот храм — вы" (1 Кор. 3:16-17).

Нередко вспоминается, что в России победоносное шествие крематориев началось вскоре после победы большевиков. Их позиция, кстати, была довольно двусмысленной: забальзамированные тела Ленина и Сталина — чем не попытка искусственно создать "нетленные мощи"?

Однако посмертное поклонение было привилегией умерших вождей Компартии — остальным же предписывалось превращение в пепел. Последнее даже пользовалось своеобразной господдержкой: заслуженных деятелей партии и государстве хоронили в нише в Кремлевской стене, куда могла поместиться только небольшая урна с прахом покойного.

С другой стороны, один из вождей ВКП(б) Лев Троцкий откровенно провозглашал крематории "кафедрой безбожия", а кремацию — антирелигиозным актом. Видимо потому, что, как это не прискорбно, понимал суть враждебной ему религии куда лучше, чем многие нынешние "индифферентные" верующие.

Действительно, отношение к телам умерших в христианстве (да и в иудаизме, и в исламе тоже) очень трепетное. В индуизме и буддизме тело считается "темницей для души". А душу надо побыстрее освободить для последующего перевоплощения или для нирваны и прочих чисто духовных состояний блаженства. Зато Библия говорит о грядущем Воскресении мертвых, каждого — в своем теле, пусть и наделенном Богом нетлением и вечностью.

Интересно заметить, что в весьма рациональном Израиле при его невероятной густонаселенности до сих пор нет ни одного крематория. Они не нужны ни иудеям, ни арабам — оба народа, несмотря на заклятую вражду во многом другом, в отношении к погребению усопших сходятся на 100 процентов.

Таким образом, сознательное желание уничтожить свое тело после смерти сразу наталкивает на мысль — а действительно ли такой человек верит в Бога Священного Писания? Конечно, ситуации бывают разные. Дороговизна традиционного погребения на кладбищах, особенно в крупных городах, "кладбищенская мафия", делающая его неподъемным для небогатых граждан — это, увы, тоже печальная реальность.

Еще одним важным моментом является желание семей похоронить всех родственников рядом для лучшей организации поминальных дней, да и просто для почитания дорогих людей. Но если рыть новую могилу рядом со старой на одном участке кладбищенские предписания зачастую не разрешают, то "подхоронить" урну с прахом новопреставленного к старым могилам вполне возможно.

В таких случаях даже самые ригористичные священнослужители обычно не слишком критикуют кремацию усопших. Правда, как справедливо заметил один батюшка, нелогичным выглядят ссылки на "бедность", якобы помешавшую организовать традиционного погребение покойника — и последующая установка ему же сверхдорогого памятника. Себя и священника обмануть ведь несложно — а с Богом такое не пройдет…

Выходит, что отношение Православия к кремации вроде как ясно, но это отношение официально нигде не регламентировано. Ну нет ни одного Канона, который бы прямо запрещал сожжение тел покойников перед погребением!

Каноны ведь, как и другие заповеди, являются, среди прочего, констатацией того или иного греха в среде верующих, и вызваны необходимостью регламентировать их поведение. А ни первым христианам, ни их потомках в Византии и "варварских королевствах" Европы в голову не приходило сжигать тела своих усопших сродников.

Ну, а когда кремация появилась в Европе, тогда Церковь была уже слишком разобщена, чтобы сформулировать общие и обязательные для всех новые каноны.

Поэтому большинство самых пламенных речей священнослужителей с критикой "новомодных веяний" обычно заканчиваются выхолащивающими суть всего сказанного концовками — "как бы умерший православный не был похоронен, его все равно можно отпевать, поминать, и его загробная участь зависит не от способа погребения, а только лишь от Суда Божьего". Что, кстати, тоже совершенно правильно.

И при всем уважении к решению работников Патриархии "жестко сформулировать отношение Церкви к кремации", маловероятно, что из этого выйдет что-то дельное. Хотя бы потому, что Межсоборное присутствие — это не слишком авторитетный орган, осуществляющий лишь совещательные функции — что-то вроде Общественной палаты, которую политики порой цитируют, но законы принимают все-таки в Госдуме.

И пока соответствующее решение не примет Архиерейский или Поместный Собор, все прочее в лучшем случае будут принимать к сведению. И выполнять лишь тогда, когда оно совпадет с личными убеждением верующего или священника.

Но может, оно и к лучшему. В конце концов, приведенные в этой статье мнения авторитетных иерархов известны уже давно. И тех, кто их не хочет выполнять, вряд ли напугают какие-то прещения. Опять же, среди последних вряд ли будет отлучение или запрет на поминовение — таких жестких мер ныне не предпринимают даже в отношении больших грешников.

Ну, а сложности с обеспечением "правильного" погребения усопшему христианину должны провоцировать не столько официальные запреты Церкви, но и принятие мер, которые облегчают этот процесс. А это уже задача не церковных институтов, а и власти, и всего общества.


Юрий Носовский


Тематики: кремацияпогребениецерковь

0 Комментировать 18.12.2012


 


Криорус

Для профессионалов похоронной отрасли

Эпитафии

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

necropolist.narod.ru

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae