Первое в Нижнем Новгороде дело о торговле адресами умерших людей дошло до суда. Однако уникально оно скорее по форме, чем по содержанию. В содержании дела много недоказанного, как и во многих других делах.

" />

RSS Распечатать

В Нижнем Новгороде дело о торговле адресами умерших людей дошло до суда

 
<p><font size='2' face='Tahoma'>Первое в Нижнем Новгороде дело о торговле адресами умерших людей дошло до суда. Однако уникально оно скорее по форме, чем по содержанию. В содержании дела много недоказанного, как и во многих других делах.</font></p>

Первое в Нижнем Новгороде дело о торговле адресами умерших людей дошло до суда. Однако уникально оно скорее по форме, чем по содержанию. В содержании дела много недоказанного, как и во многих других делах.

Гробовщик от целителя

Как сообщила “Бирже” и. о. заместителя прокурора Нижнего Новгорода Татьяна Шмакова, старт делу дала оперативная информация, ставшая достоянием оперативников ещё в начале прошлого года. Проще говоря, кто-то “накапал”.

Что рассказал милиционерам этот сокрытый следствием источник, нам неизвестно. Может быть, заявил, что родственники людей, ушедших в мир иной, довольно часто заключают договоры на похоронные услуги с Нижегородской ритуальной компанией (НРК), а не с другими занимающимися скорбным бизнесом предприятиями, хотя таковых в Нижнем Новгороде ещё как минимум шесть. И недвусмысленно дал понять, что объяснение этому факту следовало бы поискать в действиях врачей скорой помощи, ибо именно эти люди одними из первых узнают о тех, чья душа только что покинула тело. Такой вариант не исключён, если информатором был кто-то из конкурентов НРК.

А может, он просто указал на врачей. Рассказав, например, что вызвал скорую к неожиданно занемогшему дедушке. Врач поставил старику укол и горестно покачал головой: “Прогноз неблагоприятный. Соболезную. Крепитесь...” Через десять минут на пороге нарисовался агент похоронного бюро с предложением своих специфических услуг. А дедушка в те минуты был по-прежнему жив, как, впрочем, и сейчас: господня воля вкупе с инъекцией оставили пожилого человека на этом свете ещё на неопределённое время. Сопоставив соболезнования доктора с появлением агента, взбешённый внук наутро отправился в милицию.

Да, могло быть и так: эпизоды предложения похорон для живых в уголовном деле зафиксированы.

Исполнителей — в свидетели

Не суть важно, как узнала милиция о “деле врачей”. Важно, что узнала и взяла сотрудников скорой в разработку, которая продолжалась несколько месяцев. В итоге оперативники пришли к выводу, что работники НРК действительно получают от врачей информацию об умерших в течение нескольких минут после случившегося. И используют её сугубо в интересах своей компании: по адресу, где случилось несчастье, немедленно выезжает агент и предлагает услуги по погребению. Убитые горем родственники, как правило, сразу же соглашаются: мало кто знает, как нужно действовать в такой страшной ситуации, а тут приходит участливый человек и говорит, что возьмёт на себя львиную долю хлопот.

Оперативникам также стали известны точное время и место передачи очередного транша от НРК одному из сотрудников станции скорой помощи. В июле 2010 года при получении 60 тысяч рублей был задержан начальник оперативного отдела станции Сергей Галкин. Деньги ему передавал сотрудник НРК Николай Астахов.

Сразу после задержания Галкин подтвердил, что получил деньги за поставку сведений об умерших, однако позднее отказался от этих показаний. Более того, заявил, что вообще ничего не будет рассказывать следователю. Возможно, за этим решением стояло нечто иное, чем банальное нежелание свидетельствовать против себя: ведь следствию так и не удалось установить, предназначались ли деньги ещё кому-то, кроме самого Галкина.

Правда, следствие установило другое: только в марте 2010 года более 40% договоров НРК на организацию похорон были заключены на основании сведений, поступивших от сотрудников скорой помощи. Кроме того, были зафиксированы номера мобильных телефонов сотрудников ритуальной компании, на которые передавались эти сведения.

11-2.jpg

Сейчас следствие завершено, дело направлено в суд. Своей вины Галкин так и не признал. Однако если суд сочтёт доказательства, собранные следствием, неоспоримыми, то начальнику оперотдела грозит либо лишение свободы сроком до семи лет, либо штраф в размере 2,4 млн рублей.

Установлено, что Галкин работал не один: ему помогали девять врачей, выезжавших по вызовам. На предварительном следствии они дали однозначно трактуемые показания: звонили, сообщали. Но получение вознаграждений отвергли. Поэтому проходят по делу только как свидетели. Правда, не исключено, что и им позднее придётся предстать в роли подсудимых: решается вопрос о возбуждении уголовного дела по статье 137 УК РФ “Нарушение неприкосновенности частной жизни”. Впрочем, если учесть, что с момента возбуждения дела против Галкина прошло почти полтора года, с решением этого вопроса, похоже, не всё складывается так, как хотелось бы правоохранителям.

Недобросовестный конкурент

Итак, обвиняемый в получении взятки врач предстанет перед судом. А взяткодатель? В уголовном деле сотрудник ритуальной компании Астахов, передавший деньги Галкину, лишь упоминается; вина ему не вменена. Но это не означает, что он остался за кадром. Дело о даче взятки, как сообщила “Бирже” Татьяна Шмакова, выделено в отдельное производство, идёт предварительное следствие.

Тот факт, что Галкин уже почти стоит на пороге суда, а Астахов ещё неизвестно когда к этому порогу приблизится, тоже косвенно свидетельствует об уникальности дела врачей. Но лишь по форме. А по сути, следователи, видимо, просто ждут, чем закончится суд над Галкиным. Если приговор будет обвинительным, то Астахов почти автоматически станет “полноправным” обвиняемым.

Тут следует отметить важный момент: вряд ли Астахов действовал без ведома своего начальства. В конце концов, у него есть хозяин — индивидуальный предприниматель Борис Черкунов, отец-основатель Нижегородской ритуальной компании. Присутствует ли фамилия Черкунова в материалах дела о даче взятки, нам неизвестно, — до окончания предварительного следствия такую информацию органы не разглашают.

Виновным Черкунова, кстати, тоже признали, но не полиция, а антимонопольщики.

В марте нынешнего года в управление ФАС по Нижегородской области обратилось руководство Военно-ритуальной компании: мол, ИП Черкунов “незаконно получает информацию от сотрудников МЛПУ “Станция скорой медицинской помощи” об умерших лицах и непосредственно после смерти лиц предлагает родственникам умершего ритуальные услуги, тем самым получая преимущество на рынке оказания ритуальных услуг”.

В конце августа комиссия управления ФАС признала Черкунова виновным в нарушении закона “О конкуренции” и постановила передать материалы для возбуждения дела об административном правонарушении, предусмотренном статьёй 14.33 КоАП РФ. По этой статье на предпринимателя может быть наложен штраф максимум в 25 тыс. рублей. Наказание Черкунову ещё не определено: лишь на днях истёк трёхмесячный срок, в течение которого он мог обжаловать решение антимонопольного ведомства о привлечении к ответственности.


Тематики: обелечивание покойниковпродажа информации об умершихпохоронные услугипохоронное делоНижегородская ритуальная компанияФАСУК РФскорая помощь

27.12.2011


 


ООО "Кировский похоронный дом" ищет инвесторов для строительства крематория

Для профессионалов похоронной отрасли

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

Уход за памятниками и захоронениями в Беларуси

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae