По причине равнодушия и халатности работников правоохранительных органов родственники скоропостижно скончавшейся 29 ноября женщины узнали о ее смерти только спустя десять суток." />

RSS Распечатать

В Якутске из-за халатности следователя, родственники не знали о смерти матери 10 суток

<font size='2' face='Tahoma'>По причине равнодушия и халатности работников правоохранительных органов родственники скоропостижно скончавшейся 29 ноября женщины узнали о ее смерти только спустя десять суток.</font>

По причине равнодушия и халатности работников правоохранительных органов родственники скоропостижно скончавшейся 29 ноября женщины узнали о ее смерти только спустя десять суток, 9 декабря. Причем узнали совершенно случайно, благодаря «сарафанному радио». Парадокс в том, что если бы не это «сарафанное радио», то в понедельник 12 декабря несчастную захоронили бы… как невостребованную.

29 ноября в подъезде одного из домов микрорайона Птицефабрика города Якутска было обнаружено тело Галины Евстафеевой 1960 года рождения. Вызвали полицию. На место обнаружения трупа выехали оперуполномоченный 4‑го городского отдела полиции Артем Лучшев, участковый уполномоченный того же отдела Фатима Васильева, следователь следственного отдела Следственного комитета РФ по г. Якутску Игорь Горохов ну и, разумеется, судмедэксперт. Поскольку признаков смерти криминального характера на теле погибшей обнаружено не было, следователь И. Горохов, удовлетворившись объяснением судмедэксперта, что, мол, смерть наступила от переохлаждения — отбыл восвояси. С полицейских же ГОПа тем более взятки гладки: трупы криминальные и тем более некриминальные не их прерогатива, их обязанность — раскрывать хулиганства, кражи, грабежи и т. п. Не дождавшись никаких указаний и распоряжений от следователя, главного процессуального лица на подобных выездах, опер и участковый отписали дежурные рапорта и занялись другими неотложными делами.

После осмотра и составления необходимых документов труп Евстафеевой отвезли в Бюро судебно-медицинской экспертизы на ул.Стадухина для точного установления причины смерти. (Как впоследствии выяснилось, смерть наступила в результате сердечной недостаточности — А. Р.). Сразу заметим, что сотрудники СМЭ сообщать родственникам о смерти человека, тем более обнаруженного на улице, не обязаны — их дело провести вскрытие и установить «последний диагноз». Поручение об оповещении согласно неписаным правилам «о разграничении полномочий» распределяется между представителями следственных органов и органами внутренних дел.

С самого начала скончавшаяся женщина проходила как опознанная, об этом свидетельствует запись в книге учета происшествий 4‑го отдела столичной полиции, об этом говорит и паспорт с пропиской, от начала до конца находившийся на руках у правоохранителей. По словам руководителя пресс-службы ММУ МВД «Якутское» Алены Федюниной, паспорт Евстафеевой был обнаружен на следующий день, то есть 30 ноября, прибиравшимся в салоне водителем полицейского уазика, на полу автомобиля. Данный уазик выезжал на место происшествия со следственно-оперативной группой…

В итоге наутро водитель отдал паспорт Лучшеву, а тот, будучи «уставшим после суточного дежурства», не потрудился в него заглянуть и машинально запер в свой сейф. Следователь Горохов про паспорт также не вспомнил, иначе затребовал бы его вместе с остальными материалами дела. Повторимся, в паспорте черным по белому был указан официальный адрес места жительства Евстафеевой. При наличии желания и полицейские, и следователь вполне могли бы выйти на ее детей и сообщить: «Ваша мама в морге». Однако никто это сделать не удосужился, и умершую едва не похоронили, как безродного БОМЖа.

Поиски виновного в столь долгом неведении, проведенные дочерью Натальей, сыном Иваном и корреспондентом газеты, ни к чему не привели, вероятно, сказалось естественное желание правоохранителей «не выносить сор из избы». Вопрос: кто обязан был оповестить родственников о смерти близкого — так и повис в воздухе.

— Известить родственников должны были органы внутренних дел, это однозначно! — категорично заявлял следователь СО СК по Якутску И. Горохов. — В мои обязанности это не входит, тем более что никакого криминала не было и женщина умерла своей смертью.

— А я вообще при чем? Я оказался на месте происшествия «по территориальности», постольку поскольку, — искренне удивлялся опер 4‑го ГОПа А. Лучшев. — На месте работал следственный комитет, следователь переписал паспортные данные погибшей. Да, паспорт все это время был у меня в кабинете, не спорю, но оповещать родственников я не должен — это не моя обязанность, и никто мне такого поручения не давал.

— В соответствии с уголовно-процессуальным кодексом РФ сообщать родственникам о смерти близкого обязан следователь. Правда, прямо об этом в УПК или еще где-нибудь не сказано, — вторила коллеге по отделу участковая Ф. Васильева.

Круг, как говорится, замкнулся. Что это: несогласованность действий в результате служебной рутины или равнодушие и халатность? Что и говорить, правоохранительные органы порой допускают такие казусы, что диву даешься. Самое печальное, что ценой такого попустительства людей в погонах становится человеческое горе. Утешает одно (если в такой ситуации вообще уместно подобное слово) — тело умершей Галины Евстафеевой все-таки не успели захоронить 12 декабря как невостребованное. Дети похоронят мать по-человечески.

P.S. Только 12 декабря, после визита сына и дочери умершей, следователь И. Горохов занялся сбором материалов для того, чтобы вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. На этот момент у него на руках не было даже официального заключения бюро СМЭ.

газета Якутия


Тематики: смертьневостребованное телотрупСМЭследственный комитетпохороныопознание

15.12.2011


 


ООО "Кировский похоронный дом" ищет инвесторов для строительства крематория

Для профессионалов похоронной отрасли

НИКА

Опрос дня

Хотели бы вы заключить прижизненный договор?






  


События в мире

cae?uou
Яндекс.Метрика
Ni?aai?iee ?eooaeuiuo oneoa ?in?eooae